«Поедем на войну»

Ростовская область превратилась в «прифронтовой» регион - через границу свободно курсируют добровольцы и наемники. А попасть на войну совсем не сложно - адреса вербовочных пунктов на территории РФ общедоступны.

В связи с событиями на Украине российская Ростовская область превратилась в «прифронтовой» регион. С запада на Дон все лето приезжали беженцы, а на восток уходили группы российских добровольцев, поддерживающих Донецкую и Луганскую "народные республики".

Среди добровольцев наиболее заметную группу составляют те, кто идет воевать «за идею», но есть и наемники. Никаких препятствий для них нет. «Касательно набора добровольцев, сейчас границу с ДНР и ЛНР можно пересечь совершенно свободно, доехать до одного из крупных городов и вступить там в ополчение. Днем дорога более-менее безопасна. Так как отрядов много, то и выбор велик. Конечно, при себе желательно иметь форму и теплые вещи, а оружие, как правило, выдают на местах. На заработок особо я бы не рассчитывал – у того же Мозгового прямо говорят, что денег платить не будут, там воюют за идею. Такая ситуация сейчас в большинстве частей», – объясняет организатор гуманитарных поставок на Донбасс Борис Рожин.

Пункты приема добровольцев в самих "республиках" – это городские военкоматы. Но найти способ «завербоваться» нетрудно, еще находясь на территории России.

Так, сайт «Народного ополчения Луганщины» дает адрес в ростовском Донецке, куда можно открыто приехать и записаться. Свои «реквизиты» в Интернете также активно распространяет «Другая Россия». Особую роль в формировании групп добровольцев играют казаки нереестрового «Всевеликого войска Донского», возглавляемого атаманом Николаем Козицыным. На сайте войска висит непосредственное обращение атамана с призывом вступать в «Казачью национальную гвардию» – указан адрес в Новочеркасске, куда предлагается приехать волонтерам.

Корреспондент «Росбалта» пообщался с одним из таких добровольцев, который прошел все этапы – от записи в ряды ополченцев и подготовки в спецлагере до боевых действий и возвращения домой. Собеседник представился Славиком. Он рассказал, что был активистом Коммунистического союза молодежи в Ростове, но «легальная» российская политика его разочаровала, и комсомолец решил отправиться на помощь донбасским братьям.

Сначала Славик, по его словам, списался с представителями «Другой России», а те рекомендовали поехать в российский Донецк. Там молодого человека встретили местные казаки, и с еще двумя добровольцами – из Крыма и Петербурга – они пешком перешли границу. В Краснодоне сели на пассажирский автобус и доехали до Луганска, где пришли в городской военкомат и записались в ополчение.

После этого новичков не сразу послали в бой, а направили в лагерь для подготовки. «Где лагерь находится – на территории Украины или России?», – спросил я у Славика. «Догадайся!», – подмигнул он в ответ.

В военном лагере добровольца быстро обучили на заряжающего самоходной артиллерийской установки и переправили обратно в Луганск. Последовали боевые действия в составе батальона ополчения ЛНР «Заря». Но воевал Славик недолго. «Разведки нет, координация плохая, диверсантов никто не ловит, легко можно погибнуть от «дружественного огня». Бывает, возвращаемся после боя, а на пути – какие-то ополченцы. Так издалека кричим: «Заря-а-а!» – чтобы за «бандер» не приняли и не постреляли», – рассказал Славик. Похоже, ему не очень-то хотелось погибнуть из-за слабой организации ополченцев.

Провоевав около месяца, ростовчанин без проблем покинул луганское ополчение и даже получил «жалование», положенное рядовому: $600. «Я смеялся: мы, можно сказать, против американцев воюем, а  заплатили американскими деньгами», – с улыбкой вспомнил Славик.

Судя по появляющимся в Сети рассказам российских добровольцев, довольно многие из них воюют по несколько месяцев, а потом возвращаются домой. Им на смену приезжают новые.

Но есть и те, кому стихия гражданской войны пришлась по душе. Такие остаются в Донбассе всерьез и надолго.

Та часть добровольцев, которая воюет за большие деньги, немногословна, поэтому о ней известно меньше. Довелось как-то пообщаться с мастерами пулевой стрельбы. По их словам, за две недели участия в войне обещали заплатить 60 тыс. рублей.

Кроме россиян, на Юго-Восток Украины едут и граждане других стран. Когда я сам собирался туда в качестве журналиста, то покупал бронежилет в ростовском магазине военных товаров. Продавцы «по секрету» рассказали, что ранее в магазине отоваривались приезжие из Израиля. Они не скрывали, что едут в Донбасс, но тоже представлялись журналистами. Правда, продавцы по ассортименту покупок поняли, что израильтяне – никакие не репортеры…

До сих пор жители Юга России знали о «гибридных» войнах лишь по рассказам приезжих с Кавказа. Среди них можно встретить тех, кто ранее «по зову крови» ездил на подмогу соплеменникам: армяне в Карабах, северокавказцы в Абхазию и Южную Осетию и т.д. Теперь война постучалась и в славянские регионы.

Дмитрий Ремизов