«В Карачаево-Черкесии власть не решает проблемы абазин»

Член общественной организации «Абаза» Джанибек Кужев рассказал о проблемах абазинского народа в КЧР.


© Фото из личного архива Джанибека Кужева

Более месяца назад в результате сильных ливней и града в Карачаево-Черкесии были затоплены абазинские населенные пункты. Оказались снесены крыши частных домовладений, полностью уничтожены сельхозугодья, домашняя утварь. Жители аулов, потерявшие имущество, оставлены безо всякого внимания властей - до сих пор никто не получил никакой помощи.

Абазинский общественный деятель, член совета общественной организации «Абаза» Джанибек Кужев рассказал «Росбалту» о ситуации в абазинских аулах после ЧП, а также о других проблемах, с которыми сталкивается один из коренных народов республики.

- Джанибек Владимирович, какова ситуация в абазинском ауле Новокувинск, который пострадал от стихии больше остальных?

- Не принято никаких мер для оперативной помощи, не составлены списки тех, кому необходима поддержка. Многим приходится спасать то, что осталось от нажитого годами хозяйства. Они вынуждены мотаться туда-сюда с бумагами, чтобы добиться хоть какой-то помощи.

Приезжали чиновники из правительства КЧР. Приехали, посмотрели и уехали. Сказали подготовить те или иные документы - и все. Люди бегают, фотографируют, собирают справки, очень много бюрократии, но реальной помощи пока нет. Те, у кого есть поля, сталкиваются с большими проблемами.

То есть уже заложены какие-то препятствия. Люди приносят чиновникам документацию. Им говорят, что те или иные бумаги оформлены неправильно, отправляют переделывать, и так по замкнутому кругу.

- Вообще, какое положение у жителей Новокувинска? Много тех, кто понес ущерб?

- Практически весь аул, за исключением десяти дворов, пострадал от стихии. Все хозяйства уничтожены, даже домашняя птица.

- Но людям ведь обещана помощь?

- У людей нет никакой уверенности. Отсутствует какое-либо доверие к властям, доверие к тому, что делается.

- Вы слышали, чтобы кто-то уже получил помощь?

- Никто ничего не получил. Приехал один раз вице-премьер Мурат Озов. Конечно, до воды он не дошел, постоял, посмотрел, как это все на самом деле выглядит, и уехал, не создав хотя бы комиссию по оказанию помощи пострадавшим.

- Депутаты, общественные организации абазин как-то отреагировали на данную ситуацию?

- Нет. Потому что они карманные. Депутат Народного собрания КЧР, представитель абазинского народа Заур Дзугов, председатель организации «Абаза» Мухадин Шенкао, руководитель обособленного подразделения АНО «Алашара» в Карачаево-Черкесии, член Общественной палаты КЧР Рамазан Мхце даже в данный момент молчат. Они должны были туда приехать, быстро найти людей, которые могут оказать пострадавшим юридическую помощь.

- Почему тогда абазины выбирают лидерами таких людей?

- Дело в том, что власть Карачаево-Черкесии вмешивается в общественную жизнь, управляет ею. Руководитель организации «Абаза» Мухадин Шенкао - это ставленник власти. Последние выборы руководителя организации прошли при полном контроле администрации главы КЧР.

Власти КЧР боятся, что к руководству общественными организациями придут неподконтрольные им люди, они вмешиваются в эту сферу через административный ресурс, проводят в руководители своих людей.

Вмешавшись в общественную жизнь абазин, глава КЧР Рашид Темрезов сам себе закладывает мину. Вот приезжал президент Абхазии Рауль Хаджимба, и среди общественников в КЧР не было абазин, которые достойно могли бы его встретить. Мухадин Шенкао в Абхазии не имеет должного авторитета.

При поддержке властей КЧР Шенкао стоит у руля «Абазы». Несколько лет назад руководителем организации абазинский народ хотел видеть Мухамеда Килбу. Власти вмешались в этот процесс, в частности, представители абазин в руководстве республики - вице-премьер Мурат Озов и занимавший тогда пост замглавы администрации Нурби Чуков.

Килба в итоге не возглавил «Абазу», зато ему предложили должность секретаря совета безопасности Абхазии. То есть его признали настоящим патриотом своего народа и страны.

- То есть здесь местные власти проигнорировали его, а там…

- А там его пригласили на высокую должность.

Кстати во время встречи с президентом Абхазии Раулем Хаджимбой в Черкесске глава КЧР Рашид Темрезов сказал, что у нас проживает 50 тысяч абазин. Это очень завышенная цифра – их число составляет 36 тысяч.

Ни один общественник, ни один депутат, ни один чиновник из абазин его не одернул и не сказал, что это неправда, неправильная цифра… Для чего это было сказано, не знаю, но думаю, сделано это с умыслом - чтобы абазинам не давать статус малочисленного народа, который дает экономические и политические преференции.

- Расскажите, как живет сегодня Абазинский район КЧР?

- В районе нет инфраструктуры, и это создает для народа большие трудности. Вся инфраструктура сформирована на базе аула Хабез Хабезского района.

Абазинский район - это «бумажный» район. Там только районная администрация имеется. Даже нет отделений МВД, прокуратуры и пожарной части. Парадокс – но в районе даже нет отделения банка.

Получается деньги, которые выделяются на район, приходят в чей-то банк, а потом район сидит и просит у этого банка отдать деньги. И, возможно, есть коррупционная составляющая в ходе процесса перевода району денег.

Полиция, налоговая, пожарная часть, другие структуры – все находится в Хабезском районе. Это в 30-40 км от абазинских населенных пунктов.

Еще хуже обстоят дела у абазинских аулов, которые не входят в Абазинский район. В ауле Новокувинск, который находится в Адыге-Хабльском районе, даже нет сельской администрации. И сейчас, после наводнения, очень трудно его жителям решать свои проблемы. Сегодня там нет никакой инфраструктуры, которая позволила бы все вопросы взять под контроль и решать их на месте.

Дороги в Абазинском районе в ужасном состоянии. Дорога в Эльбурган и районный центр Инжич-Чукун как после бомбежки, вся латанная. Назвать ее дорогой сложно, это сплошные дыры и колдобины, ее ремонт в последний раз делали во времена СССР, поэтому в Абазинский район люди едут в объезд. Такая же проблема на дорогах, ведущих в другие аулы района.

Но главная проблема в том, что жителям абазинских аулов очень тяжело добраться до районного центра – аула Ижич-Чукун. Надо потратить на это не менее двух часов. Проблема в том, что между аулами Кубина и Эльбурган вообще нет никакого транспортного сообщения, нет никакой дороги. А это жизненно важный вопрос, такая дорога позволила бы жителям всех абазинских аулов быстрее добираться до районного центра.

- Что вы можете сказать о занятости населения Абазинского района?

- Фактически нет никакой работы, никаких предприятий, которые бы работали на этой территории. Нет и сельхозпроизводства. Большинство молодых людей района уезжают из аулов за пределы КЧР – Краснодарский, Ставропольский края, более двух тысяч уехали в Абхазию. В аулах остаются только старики. Можно говорить о единицах, у кого есть возможность зарабатывать в селе. Это люди, которые еще давно успели оформить крестьянско-фермерские хозяйства.

- Получают они поддержку в рамках программ по развитию сельского хозяйства?

- Никакой помощи и поддержки нет. Невозможно получить от минсельхоза какие-то субсидии, дотации, невозможно взять кредиты… Все это для избранного круга людей в республике.

Люди уже закрывают свои КФХ, потому что нет смыла - ГСМ не дают, никакой поддержки нет, с фермеров берут ежегодно деньги, а какой-то помощи нет.

- Но ведь что-то в районе строится в рамках реализации целевых программ?

- Представители власти больше решают свои личные интересы при реализации этих программ. Подрядчиками нанимают людей среди своих родственников, друзей. Это говорит о том, что, возможно, они сами зарабатывают на этом.

- Есть ли у вас претензии по поводу представительства абазин в органах власти?

- Во-первых, у нас забрали в этом году одно депутатское место в парламенте КЧР. Во-вторых, я убежден, что во власти должны быть люди, кандидатуры которых устраивает общественность. Пока же абазины, которые занимают должности на руководящих постах в правительстве и администрации главы, не вызывают особого доверия у народа.

Кроме того, мы поднимаем вопрос о представительстве абазина в Госдуме РФ или Совете Федерации ФС РФ. У нас два сенатора от КЧР - один карачаевец, другой черкес. Также от республики два депутата Госдумы РФ - один карачаевец, второй русский. Последний даже не является уроженцем КЧР. Для нас, абазин, очень важно, чтобы на федеральном уровне от нашей республики был представитель нашего народа. А у нас получается, что карачаевцы представлены и в Совете Федерации, и в Госдуме.

- В этом году был убит депутат Народного собрания КЧР Мухамед Кунижев, представлявший в парламенте абазинский народ. Обвиняемый – также известный среди абазин Псабыда Евгамуков – именитый спортсмен, в прошлом глава аула Псыж Абазинского района КЧР. Говорят, что причина произошедшего – передел собственности. Это так?

- Я считаю, что эта трагедия напрямую связана с клановостью и коррупцией.

Мухамед Кунижев в прошлом из криминального мира, пользовался поддержкой вице-премьера КЧР Мурата Озова, скупал много земель в ауле Псыж. Говорят, он инициировал судебные дела против Псабыды Евгамукова. Также инициировал снятие его с должности главы аула, присвоил земли родной сестры Евгамукова. Все это при поддержке сверху. Если бы всего этого было, то конфликт не достиг бы таких пределов и такого конца. Ведь можно и нужно было весь этот конфликт решать в правовом русле.

Вообще, коррупция и клановость – это источник многих бед в республике. Во многих структурах откаты, но доказать это очень сложно. У высокопоставленных чиновников огромные дома, у всех есть параллельно бизнес. Все ездят на дорогих автомобилях, все шикарно одеты, сыты, обуты… Понятно, что до того, как многие из них влились в эту команду, не были такими заметными и такими богатыми.

В КЧР приходят большие деньги, республика дотационная, ничего не вкладывается в реальные секторы для развития экономики, не создаются новые предприятия. Если что-то и создается, то на голом энтузиазме отдельных бизнесменов, которые разными усилиями пытаются получить кредиты, найти какие-то возможности для развития производства. При этом чиновники сверху могут их давить, пытаться отобрать у них то, что видят для себя выгодным.

Беседовала Ирина Абрамова


Ранее на тему Вышедшие из берегов реки затопили столицу Абхазии

На Кубани женщина семь лет добивалась от чиновников признать ее живой

На Южном Урале в депутаты баллотируются больше 200 судимых кандидатов