«Россия идет на Восток, чтобы сохранить свою идентичность»

«Россия идет на Восток, чтобы сохранить свою идентичность»

О проблемах в отношениях с Западом и перспективах партнерства с Китаем рассуждает политолог, учредитель компании «Бронзовое чудо» и издательского дома «Достоинство» Николай Тырин.


© Фото из личного архива Николая Тырина

О проблемах в отношениях с Западом и перспективах партнерства с Китаем в интервью «Росбалту» рассуждает политолог, учредитель компании «Бронзовое чудо» и издательского дома «Достоинство» Николай Тырин.

- Николай Владимирович, рссийско-китайским отношениям в последнее время уделяется повышенное внимание — в частности, только что завершился государственный визит Владимира Путина в Пекин. Вы сами всегда были приверженцем «восточной стратегии». Объясните, зачем России, европейской стране, идти на Восток?

- США и Европа пугают нас санкциями, отказом в финансовой и экономической помощи и т.п. Чего они добиваются? Смены государственной политики, принятия Россией западных ценностей, отказа от приоритета православия… По сути, нас пытаются лишить национальной и исторической идентификации. Путь на Запад нам не закрыт, но нужно понимать, что, встав на него, мы теряем свою систему ценностей, приобретая взамен чужую идеологию.

При тотальном давлении со стороны Запада в одиночку России не выстоять – нужны крепкие союзники. Вопрос стоит: или – или. Или мы растворимся в «западном союзе» и потеряем свою идентичность. Или пойдем на Восток, где никто не претендует на нашу ценностную систему.

- Напоминает выбор, который стоял перед Александром Невским…

- Да! Это был выбор дипломата, политика, но прежде всего - православного человека. В XIII веке Русь подверглась нападению с двух сторон - латинской Европы и монгольской Азии. Обе стороны предлагали союз на своих условиях. Монгольство несло рабство «телу», латинство грозило исказить саму «душу» русского народа. Благоверный князь Александр Ярославович в этой сложнейшей ситуации сделал выбор в пользу Востока и спас страну от духовного порабощения.

- По-вашему, у нынешнего разворота на Восток та же цель?

- Совершенно верно. Это, образно говоря, щит противостояния. После двух веков безраздельной гегемонии европейской цивилизации начинается постепенный выход Азии, где живет около 60% населения Земли, на авансцену мировой экономики и политики. Поэтому очевидно, что «Восточная стратегия» должна стать государственным мегапроектом.

Что касается Запада… Нет будущего у однополярного глобализированного мира с правом сильного.

- Мы часто говорим «глобализм», но вкладываем в этот термин разный смысл…

- На мой взгляд, глобализация - это не столько изменение структуры мирового хозяйства, экономическая и политическая интеграция и унификация, сколько образ мыслей, состояние души людей, отрекшихся от традиций, от национальных ценностей... Глобалистские структуры, число которых неуклонно растет, становятся все шире и разнообразнее, закладывая фундамент для новой правящей касты. В мире давно идет невидимая война. Транснациональные СМИ присваивают себе роль кураторов политической арены и ее монопольных интерпретаторов. Транснациональные корпорации направляют усилия на разгосударствление, денационализацию экономики и постановку ее под свой контроль. Частные военные компании, набирающие рекрутов по всему свету, не подчиняются международному праву и готовы за большие деньги выполнить любое задание в любой стране...

В этой войне единственное препятствие для глобалистской экспансии – вера, государственность, семья, все то, что составляет иерархические ценности. Россия из-за своей традиционной приверженности иерархии оказалась главной мишенью. Присущая нам иерархичность объясняется, во-первых, размерами нашей территории, которые всегда диктовали необходимость единоначалия в государственном руководстве. Во-вторых, иерархичность нашего сознания связана с большим влиянием двух религиозных конфессий – православия и ислама.

- Какую-то фантасмагорическую картину вы обрисовали…

- Наложите ее на события последних лет, и все сойдется: цветные революции в арабских странах и на Украине, разрушение национальной государственности Ливии, Ирака, Сирии, ЧВК в Афганистане, Грузии…

Так что дружба России и Китая - первый адекватный ответ однополярному глобализированному миру. Две ядерные державы, по сути, начинают развертывание своего альянса, вовлекая в БРИКС развивающиеся страны.

- Но почему главный союзник именно Китай, а не Индия, например, - тоже ведь Восток?

- Мы дружим и с Индией, и с Бразилией, и с ЮАР. Но с Китаем нас связывают особые многовековые отношения, каковых не было с другими восточными странами. И это, несомненно, оставило след в общественной психологии наших народов.

Первое знакомство русских с Китаем состоялось 1 сентября 1618 года, когда в Пекин прибыла небольшая делегация казаков во главе с Иваном Петелиным - с целью разведать путь в Поднебесную. Через два месяца казаки двинулись в обратный путь с грамотой от китайского императора, предлагавшего наладить торговые отношения. Но, увы, прочитана она была лишь в 1675 году: до этого в Посольском приказе не могли найти переводчика, знающего китайский язык.

В 1654 году в Китай прибыло первое русское посольство Федора Бойкова. В 1680-х в Пекине открылась первая православная церковь во имя Николая Чудотворца, которая впоследствии стала Российской православной миссией - посредницей между Россией и Китаем.

Кстати, первый международный договор Китай заключил именно с нашей страной - в 1689 году. С тех пор между двумя странами, имеющими самую протяженную в мире общую границу, заключены десятки договоров.

- Среди них - Сталина и Мао...

- Этот договор - вообще беспрецедентный! Напомню, 16 декабря 1949 года поездом в сопровождении всего двух помощников в Москву прибыл Мао Цзэдун. Почти трехмесячное пребывание в гостях у Сталина – по сей день одна из мало проясненных, если не сказать загадочных, страниц в жизни Мао Цзэдуна (кстати, загранпоездки Мао никогда не манили: за 86 лет жизни их было две, и обе – в СССР).

- Говорят, что Сталин поначалу не удостаивал Мао аудиенции, чем весьма его обидел…

- Это миф, особенно популярный у западных историков. На самом деле не успел китайский вождь разобрать вещи в отведенной ему резиденции, как за ним пришла машина, чтобы повезти в Кремль, к Сталину.

Результатом этого визита стало рождение Российско-Китайского договора о дружбе, союзе и взаимопомощи. Казалось бы, Сталин пошел на беспрецедентные уступки: кроме предоставления кредита в 300 млн рублей всего под 1% годовых, он отдал Китаю Порт-Артур с городом Дальний и Китайско-Восточной железной дорогой (КВЖД), что впоследствии дало пищу для критических замечаний относительно сталинской щедрости.

- И ваши оппоненты с сарказмом пишут: «значит, чтобы дружить с Китаем, надо снова ему что-нибудь отдать»…

- Нам кажется, что овеянный славой в русско-японской войне Порт-Артур был всегда русским. Но это не так. В 1897 году царская Россия, не особенно интересуясь мнением китайских властей, заняла порт. И еще задолго до прихода Мао к власти СССР обязался вернуть Китаю Порт-Артур и отдать КВЖД - правда, в срок до 1975 года.

- Что выиграл Китай от этого договора — понятно. А Советский Союз?

- Сам Сталин так охарактеризовал стратегическую цель нового военно-политического союза: «Если будем дружны, мир может быть обеспечен не только на 5-10, но и на 20-25 лет, а возможно, и на более продолжительное время». В этой формуле реалистично обозначена жизненно необходимая для СССР отсрочка назревавшей тогда третьей мировой войны - хотя бы на 5-10 лет. Чтобы понять насущность для Сталина этого скромного срока, нужно окунуться в тогдашнюю атмосферу, характеризующуюся безраздельным превосходством США по оружию массового уничтожения – атомным бомбам. Прочный, безоговорочный союз с самой многонаселенной страной мира - пробуждающимся Китаем - был в тот момент важнейшим фактором устрашения потенциального агрессора, уже расчертившего карты атомных ударов по жизненным центрам СССР.

Советско-Китайский договор от 14 февраля 1950 года в полной мере оправдал себя уже в первые пять лет после подписания. Порт-Артур, Дальний, КВЖД, 300-миллионный кредит - право же, не чрезмерная цена за передышку в несколько лет, позволившую нам поднатужиться и лишить США их превосходства в ядерных арсеналах. Третья мировая война не состоялась. В той беспрецедентной «партии» выиграли оба: и Сталин, и Мао. Да что там - выиграл весь мир!

- Тем не менее, потом между Россией и Китаем началось противостояние. Некоторые исследователи считают, что причиной разрыва явилось разоблачение Хрущевым культа личности Сталина…

- Нет, это не так. Мао и сам был не против пожурить советского вождя. Хотя то, что Хрущев, начав критику Сталина, не соизволил посоветоваться с Мао, задело китайского лидера.

Разногласия накапливались потихоньку в различных областях: международной политике, экономике, ядерной стратегии (вплоть до решения Хрущева приостановить поставку в Китай образцов ядерной бомбы)… Но главное, с чем Мао Цзэдун не мог смириться, - это отношение Советского Союза к «большому скачку» и народным коммунам, с помощью которых Китай решил доказать, что он развивается быстрее СССР и его путь развития лучше, чем советский. Отчаявшись переубедить представителей КПК, Хрущев в 1960 году сделал главный шаг к открытому противостоянию: были разорваны контракты и отозваны все советские специалисты, работавшие в Китае.

- А когда наши страны стали возвращаться к диалогу?

- Пожалуй, первые шаги навстречу были сделаны при Юрии Андропове: в 1984 году состоялся обмен студентами. В июне 1989 года произошли события на площади Тяньаньмэнь - полмиллиона молодых людей вышли с настроем на «цветную» революцию. США потирали руки и строили планы в предвкушении развала Китая и в полной уверенности, что вот-вот возьмут его под контроль. В компартии КНР, понимая, что Китай или останется независимым, или его не будет совсем, отдали приказ на применение силы.

Запад сразу нанес ответный удар. Конгресс США моментально одобрил программу экономических санкций, предусматривающих отказ от торгово-экономического сотрудничества. Администрация президента США указала представителям Международного валютного фонда и Всемирного Банка о приостановке выделения Китаю кредитов. В Париже главы правительств «Большой семерки» сформировали единый «антикитайский фронт» и ввели санкции, предусматривающие прекращение всех контактов на высшем уровне. Ничего не напоминает?

- Нетрудно увидеть сходство с нынешними санкциями против России...

- И что сделал Китай? В условиях чрезвычайной ситуации, когда на кону государственность страны, КПК начал поиск альтернативных Западу партнеров в политике, экономике. Приоритеты отношений с глобальными центрами силы (в первую очередь, с Вашингтоном) сместились в сторону Москвы. Боясь усиления советско-китайского союза, Запад санкции отменил.

- Думаете, сегодня Кремль, укрепляя связи с Пекином, рассчитывает на аналогичный исход?

- Россия и Китай – крупнейшие мировые державы, и сама история подталкивает их друг к другу. Идея нового договора между ними родилась в 2000 году, когда Владимир Путин пришел к власти. Хотя подготовка документа велась в секрете, без утечки информации не обошлось. Вашингтонские ястребы всполошились - ведь еще Генри Киссенджер заявлял, что «российско-китайский союз не отвечает интересам национальной безопасности США». Поссорить русских с китайцами стало приоритетным направлением американской стратегии.

И все-таки «договор века» о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве с КНР, рассчитанный на 20 лет, был подписан - 16 июля 2001 года. «Навеки друзья, и никогда – враги» - прозвучало тогда совместное заявление лидеров Китая и России.

- Можно ли сказать, что он равновесен договору, подписанному Сталиным и Мао?

- Нет. Это, образно говоря, партнерство взамен союза. Нынешний договор не предусматривает военно-политического союза между Россией и Китаем. И это не столько результат давления США на обе страны, сколько дефицит доверия - у России и Китая до союзнического уровня оно попросту не дозрело. Примечательно, что только сейчас, накануне отъезда в Пекин, Владимир Путин отметил именно беспрецедентно высокий уровень доверия между нашими странами.

Отношения России и Китая проверены временем, но личные контакты двух руководителей играют в этом особую роль. Это я и попытался выразить в проекте «Дружба великих народов» - созданные в рамках этого проекта картины «Сталин и Мао» и «Владимир Путин и Председатель КНР Си Цзиньпин» (художник И. Токарев) сейчас выставлены в Арсенале Кремля.

Наглядной демонстрацией российско-китайской дружбы стал День Победы. Многие руководители западных держав решили бойкотировать праздник, продемонстрировать нам свое пренебрежение, а заодно и умалить роль нашей страны во Второй мировой войне. Однако в итоге весь мир увидел единство лидеров двух великих держав: Владимир Путин и Си Цзиньпин сидели вместе и смотрели, как по Красной площади маршировали солдаты российской и китайской армий. А 3 сентября, уже на площади Тяньаньмэнь, где проходили торжества в честь 70-летия окончания Второй мировой войны и освобождения Китая от японских захватчиков, наш Преображенский полк завершал военный парад.

- Возвращаясь к теме национальной идентичности — на ваш взгляд, разворота на Восток достаточно для ее сохранения?

- Я считаю, что против России ведется духовно-информационная война - прежде всего, за умы молодежи. Ведь лишенный исторических корней молодой человек не станет патриотом. Так вот, сейчас мы эту войну проигрываем!

- Извините, перебью вас. Общество давно озабочено этой проблемой. Сейчас в стране создаются патриотические клубы, принимаются программы патриотического воспитания молодежи с солидными бюджетами…

- Все это носит крайне узкий характер. Обучение началам патриотизма должно вестись в детском саду, в школе.

К примеру, в США гордость за величие своей страны воспитывается с детства. Все, что мешает воспринимать страну великой, из школьной программы попросту вымарывается или рассматривается поверхностно: будь-то война Севера и Юга, или уничтожение индейцев, суды Линча…

В России же старательно расковыриваются кровавые коросты, под увеличительным стеклом рассматривается каждый гнойник.

У меня до сих пор непроизвольно возникает чувство гордости, когда я вспоминаю сюжеты из книг «Повесть о настоящем человеке», «Молодая гвардия»... Александр Маресьев, Любовь Шевцова, Александр Матросов, пионеры-герои - я по сию пору черпаю духовные силы из этих образов. А из чего будут черпать силу наши дети? Достаточно посмотреть школьную программу - какие книги из нее оказались выброшены и какие появились, - чтобы понять: сейчас обучение и воспитание не нацелено на то, чтобы прививать детям традиционные ценности. На наших глазах растет поколение, не просто забывшее подвиги дедов, а не понимающие смысла их жертвенности и героизма – вот что страшно!

Мы теряем наших детей. Однако исход не фатален - он еще зависит от нас…

Беседовала Анна Герасимова

 

«Владимир Путин и Председатель КНР Си Цзиньпин», художник И. Токарев

«Иосиф Сталин и Мао Цзэдун», художник И. Токарев

Автор проекта «Дружба великих народов» Николай Тырин на открытии выставки в Арсенале Кремля

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Политик: Китайским детям объясняют, что Сибирь — это их территория

Мэр Новосибирска предложил китайцам вложиться в школы и дороги

Эксперты сомневаются в долговечности альянса Ирана и РФ