Либеральная оппозиция между выборами

Начало подготовки российской внесистемной оппозиции к региональным и федеральным выборам 2016 года ознаменовалось, как это нередко бывает у радикальных оппонентов Кремля, небольшими, но уже вполне заметными конфликтами.


© Фото Дениса Гольдмана

Широко анонсированное начало подготовки российской внесистемной оппозиции к региональным и федеральным выборам 2016 года ознаменовалось, как это нередко бывает у радикальных оппонентов Кремля, небольшими, но уже вполне заметными конфликтами.

На грани распада оказалась Демократическая коалиция, созданная оппозиционерами для участия в выборах сентября 2015 г. Инициаторами создания коалиции весной нынешнего года стали партия «РПР-Парнас» и Алексей Навальный. В состав неформального объединения были приглашены также карликовые незарегистрированные партии «Демократический выбор» (председатель – бывший заместитель министра энергетики, директор Института энергетической политики Владимир Милов), Партия 5 декабря (руководитель – многолетний помощник Гарри Каспарова Сергей Давидис) и движение «Солидарность» (основано Каспаровым, Миловым и некоторыми другими общественными деятелями в 2008 году, сейчас фактически прекратило деятельность). «РПР-Парнас», будучи зарегистрирован в Министерстве юстиции, предоставил коалициантам юридическую оболочку, Алексей Навальный, как самый популярный внесистемный оппозиционер страны, стал лидером и лицом кампании.

Итоги выборов-2015 для Демкоалиции хорошо всем известны. В трех из четырех отобранных оппозиционерами регионах – Новосибирской, Магаданской и Калужской областях – не удалось собрать подписи. Правда, представители коалиции упирали и упирают на то, что подписи были собраны с запасом, и надлежащего качества. И забракованы исключительно из-за некорректного поведения избирательных комиссий, подвергавшихся, в свою очередь, жесткому административному прессингу со стороны региональных властей, которые не желали видеть «коалицию Навального» полноценным участником предвыборных баталий. Анализ ситуации с подписями позволяет судить, что подобные претензии оппозиционеров, как минимум, не беспочвенны. Так, избирком Новосибирской области использовал при проверке автографов избирателей устаревшую базу данных УФМС, многие адреса, явки и пароли не соответствовали действительности. В результате в Магаданской области забраковали 22% собранных коалицией подписей, в Новосибирской – 23%, в Калужской – 28%.

Список Демкоалиции на базе «РПР-Парнас» был зарегистрирован только в Костроме. Объединенный коалиционный штаб здесь, по предложению Навального, возглавил Леонид Волков. Тот самый, который руководил штабом оппозиционера и на выборах московского мэра в 2013 г. Тогда успех Навального был ошеломляющим: 27.3% голосов при стартовом консенсусном прогнозе большинства авторитетных провластных социологических фирм (ВЦИОМ, «Левада-Центр», ФОМ) на уровне 15-17%. Мэр Сергей Собянин набрал лишь 51% голосов, что позволило главному оппозиционному кандидату требовать пересчета голосов и второго тура выборов. В котором, по оценке некоторых независимых аналитиков, он мог и победить: слишком уж велик был бы шок Москвы от самого факта двухтурового голосования, от возникшей внезапно возможности демократической смены власти в столице. Но на массовом (около 50 тыс. участников) митинге 15 сентября 2013 г. сам Алексей Навальный от наиболее радикальных призывов своих отрекся и предложил сторонникам выборы «пока» признать. А «переворачивать машины и жечь файеры» - потом.

Главным же был психологический эффект от московских выборов-2013. Значительная часть образованных городских слоев увидела, наконец, лидера, который способен не только жаловаться на власть, не дающую заниматься политической деятельностью, но реально в этой деятельности, несмотря на все препоны (можно вспомнить, что в предвыборную кампанию Навальный вышел непосредственно из СИЗО г. Кирова, находясь под подпиской о невыезде как обвиняемый по одиозному делу «Кировлеса») преуспевать. На старый вопрос «Есть ли у оппозиции реальный кандидат на президентский пост?» был дан, наконец, ответ. Хотя бы и предварительный.

В Костромской области – 2015 было все почти так же, как и в Москве-2015. Тот же Навальный как лицо кампании. Тот же Волков как ее руководитель. Те же агитационные кубы как один из наиболее заметных визуальных и инфраструктурных элементов кампании. Но результат оказался не в пример более скромным – только 1,7%. Список «РПР-Парнас» не прошел в региональный парламент, не преодолев 5-процентный барьер.

Источники в штабе Демократической коалиции утверждают, что анализ причин, не позволивших оппозиционерам прорваться в заксобрание Костромской области, в основном, завершен. Основных – несколько. Не в последнюю очередь неудача связана с формальным отсутствием Алексея Навального в списках – как лицо с непогашенными судимостями, пусть и условными (по скандальным делам «Кировлеса» и «Ив Роше»), он не может баллотироваться до 2028 г. Узнаваемость бренда «Навальный» гораздо выше, чем у партии «РПР-Парнас». А региональный избиратель далеко не всегда мог разобраться, что «РПР-Парнас» – это и есть «список Навального».

Административное давление в Костроме 2015 года было гораздо более высоким, чем в столице два года назад. Что объяснимо. Сергей Собянин был по-своему заинтересован в участии в выборах Алексея Навального: мэр считал, что сильный конкурент, который получит все те же 15-17% голосов, легитимирует его избрание и примирит его с критически настроенной частью москвичей. (Правда, 27,3% вместо прогнозировавшихся 15% едва ли вызвали у мэрии чувство глубокого удовлетворения). В то время как костромские власти, напротив, считали мерилом своего успеха унизительно низкий результат для радикальных оппозиционеров.

Есть и другие причины. Включая недостаток в штабе действительно сильных, грамотных волонтеров – в Москве два года назад с этой проблемой Навальный и Волков не сталкивались.

Очень неоднозначно выглядело и участие в поддержке Демкоалиции со стороны организации Михаила Ходорковского «Открытая Россия». Оно фактически свелось к приезду в Кострому на длительный срок скандально известной активистки, бывшей обвиняемой по «болотному делу» Марии Бароновой, которая вольно или невольно привлекла внимание к иностранным источникам финансирования оппозиции. И дала тем самым провластным СМИ много поводов для новых информационных атак на Демкоалицию.

После не очень оптимистичного 13 сентября оппозиция получила возможность «зализать раны» перед предвыборными кампаниями-2016. Но вместо этого она вновь вошла в состояние внутреннего конфликта.

Инициатором конфликта стала, судя по всему, партия  «РПР-Парнас». Которая, вероятно, решила воспользоваться слабыми результатами в Костроме, чтобы поставить под сомнение особый статус Навального как единоличного неформального лидера коалиции.

(На сегодня председателем партии, которая уже подала в Минюст заявку на перерегистрацию под исконным названием «Парнас», является экс-премьер Михаил Касьянов. Его заместителями – Константин Мерзликин, Илья Яшин и Владимир Кара-Мурза-младший).

21 октября руководитель аппаратной структуры партии Константин Мерзликин в интервью «Независимой газете» заявил: «Мы решили, что на выборах были допущены весьма существенные ошибки. Месседж, который мы хотели послать избирателям через агитацию, был нащупан, но недокручен. Коллеги переоценили возможность избирательной технологии как таковой. Без политического содержания и правильного выбора средств коммуникация с избирателем не работает».

«Другие источники» «Независимой газеты» в штабе Демкоалиции (судя по стилистике, возможно, тот же Мерзликин, считающийся самым близким доверенным лицом Касьянова) сообщили, что «Навальный, который по закону не имеет права избираться и не имеет в своем окружении других заметных фигур, демотивирует ситуацию в пользу личной раскрутки, а не коалиционного бренда».

Критика в адрес команды Навального прозвучала и со стороны еще одного партнера, пусть и не сопоставимого по масштабам с «РПР-Парнас». Один из ведущих активистов «Демократического выбора», известный блогер Станислав Яковлев провел в Сети целую кампанию. Предъявив Навальному ряд существенных (по меркам оппозиционного сообщества) обвинений: от размытой позиции по Крыму (как известно, Навальный, хоть и назвал присоединение полуострова к РФ незаконным, отказался поддержать идею его быстрого возврата Украине, сказав в интервью «Эху Москвы», что «Крым – это бутерброд с колбасой что ли, чтобы его туда-сюда возвращать?») до неспособности к твердому соблюдению коалиционных договоренностей. (Аргумент о склонности Навального к «вождизму» использовался против политика не раз и многими – и прямыми противниками, и вчерашними друзьями).

При этом, как бы ни относиться к костромской кампании оппозиции и роли в ней Навального-Волкова, надо признать, что ни «РПР-Парнас», ни тем более «Демвыбор» самостоятельно никаких заметных успехов на региональных выборах в прошлом не добивались. Так, в 2013 году в Ивановской области список партии  «РПР-Парнас» получил 0,27%, «Демократический выбор» в Ярославской области - 0,75%. А сам лидер «Демвыбора» Владимир Милов на выборах в Мосгордуму в 2014 году не был зарегистрирован, не собрав подписи избирателей.

По некоторым данным, «РПР-Парнас», устав от своего фактического подчинения Навальному в ходе региональной кампании-2015, готов отказаться от такого сотрудничества и объединить усилия с партией «Яблоко». Которая в ходе кампании подвергала главного внесистемного оппозиционера резким нападкам. А в довершение всего подала против Алексея Навального иск из-за якобы имевшего место оскорбления им главы костромского отделения «Яблока» и выиграла, отсудив 36 тысяч рублей. Сумма вроде бы и небольшая, но для политика, которого суды разных уровней в этом году и так обязали выплатить миллионы рублей различных штрафов и компенсаций, - знаковая.

Согласно данным из тех же источников, к коалиции с «Яблоком» склоняется и «Демвыбор»: Владимир Милов давно связан с руководством этой партии товарищескими и деловыми отношениями. Да и ярко выраженного харизматического лидера, в чьей тени начинают увядать другие, в такой политической конфигурации не будет.

По слухам, к такой политической конструкции могут примкнуть и некоторые другие оппозиционные политики. В том числе – депутат Госдумы Дмитрий Гудков, его отец, бывший депутат Геннадий Гудков и даже Владимир Рыжков, в начале 2014 года со скандалом ушедший из «РПР-Парнас». Все эти политики известны своим ревностным отношением к Алексею Навальному и желанием доказать, что эффективный оппозиционный проект возможен и без него.

Согласно одной из версий, у команды Навального готов «план Б» - на случай, если нынешние партнеры по Демкоалиции откажутся от продолжения и развития сотрудничества в 2016 году. В таком случае Навальный, видимо, сделает ставку на официальную регистрацию собственной Партии прогресса, которая сейчас пока существует и работает без образования юридического лица. И – поскольку сам он лично баллотироваться по причинам, описанным выше, не сможет – привлечение в избирательные списки ярких имен, которые в представлении не нуждаются. Согласно уже появившимся в прессе сведениям, первую тройку списка могут составить: Юлия Навальная (жена политика); Жанна Немцова; Павел Ходорковский.

Как бы ни конфигурировалась оппозиция, можно сделать два предварительных вывода.

Первый. Результаты ее участия в выборах-2016 зависят не столько от нее, сколько от готовности Кремля, безраздельно владеющего политической инициативой, допустить относительный успех своих радикальных оппонентов – хотя бы с целью легитимации самих выборов, как это было в Москве в 2013 году.

Второй. Алексей Навальный остается самой яркой и перспективной фигурой оппозиционного лагеря, и вряд ли какая-либо серьезная оппозиционная коалиция может быть успешной без его участия.

Дарья Истомина