Кому служит Минсельхоз?

Импортозамещение становится инструментом для обогащения крупных агропромышленных комплексов, которым рост цен только на руку.


© Фото Виктора Ядухи

Крупных коррупционеров в России могут изредка показательно «разоблачить» — но только после того, как они оставят свой пост и укроются где-нибудь в Западной Европе. Аресты же вообще почти не практикуются. 

Показательный пример - бывший министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник. Еще в период работы на посту гендиректора фирмы «Росагролизинг» ее деятельностью заинтересовалась Счетная палата: «эффективного менеджера» и бизнесвумен заподозрили в завышенных ценах для сельхозпроизводителей.

Казалось бы, только взглянув на первые этапы биографии Скрынник, можно было предполагать последствия ее назначения на высокий государственный пост. Но нет — на это никто во власти особого внимания не обратил. Все нарекания и подозрения в нечистоплотности не помешали Скрынник в 2009 году возглавить Минсельхоз и руководить им в течение трех лет. По данным «Ведомостей», чиновница успешно совмещала госуправленческую деятельность с бизнесом, будучи учредителем или совладельцем более десятка компаний, многие из которых были связаны с лизинговой деятельностью.

А теперь, после «тяжелого трудового пути», экс-министр наслаждается «заслуженным отдыхом» на роскошной вилле во Франции. Прокуратура Швейцарии ведет в отношении Скрынник уголовное производство по подозрению в отмывании незаконно нажитых средств и арестовала ее активы на 60 млн франков. В России же бывшая чиновница отделалась исключением из рядов «Единой России» и ролью свидетеля в уголовном деле о мошенничестве.



С недавних пор министерство сельского хозяйства РФ возглавил Александр Ткачев. В его адрес не пожалели хвалебных эпитетов, рассказывая о том, какой он замечательный хозяйственник. Но что на самом деле стоит за «успехами сельского хозяйства» в Краснодарском крае — бывшей «вотчине» министра? Да и есть ли эти успехи?

В России так сложилось, что зачастую чиновник — не только служащий, но и бизнесмен. Формально Александр Ткачев оставил бизнес, еще став губернатором Кубани. Однако расследование кубанского журналиста «Новой газеты» Евгения Титова указывает на сохраняющиеся связи Ткачева и его родственников с крупнейшим агрохолдингом Кубани «Агрокомплекс им. Н.И. Ткачева» (кстати, он назван в честь покойного отца нынешнего министра). Эти связи не очень-то и скрываются: первым в списке совета директоров холдинга значится зять Ткачева — Роман Баталов. В разных коммерческих структурах края работают и другие родственники чиновника.

«Агрокомплекс» был основан Николаем Ткачевым в 1993 году. Впоследствии холдинг, словно пылесос, вбирал в себя более мелкие хозяйства. «Пик роста» пришелся на 2014 год. До массового убийства фермерской семьи в Кущевской еще одной влиятельной экономической силой в регионе было семейство Цапков. В частности, они содержали футбольную команду «Артекс-Агро», в которой играли спортсмены из Выселковского района — родины Ткачева и «Агрокомплекса». Но после ареста участников «банды Цапков» их группа компаний «Север Кубани» отошла «Агрокомплексу». В том же году холдинг купил у компании «Вимм-Билль-Данн» пять хозяйств: «Атаманское», «Нива», «Труд», «За мир и труд», «Заветы Ильича». Еще более десятка мелких хозяйств было куплено на Кубани, в Ставропольском крае, а также в Ростовской области у Valinor Group. За 2014 год «Агрокомплекс» вырос более чем в два раза, став крупнейшей латифундией в стране: 450 тысяч гектаров.

Наивный наблюдатель может предположить, что если чиновник тесно связан с управляемой отраслью, он будет рачительно заботиться о ней. Однако история управления Ткачева на Кубани показала, что поддержку будут получать прежде всего структуры, связанные с «родственным» бизнесом. Остальным, в лучшем случае, остается выживать.

Сельхозпроизводители малых форм хозяйствования в Краснодарском крае с существенными задержками получают обещанные им субсидии, рассказал руководитель фракции КПРФ в региональном заксобрании Николай Осадчий. Как заявил народный избранник корреспонденту «Росбалта», многие добиваются получения положенной им поддержки уже несколько лет. «Предприятия малых форм хозяйствования, занимающиеся животноводством и овощеводством, должны были получить так называемые субсидии «на молоко» и «на строительство теплиц». В течение двух лет они выстраивались в очередь, но по итогам 2014 и 2015 годов многие этой помощи от государства так и не дождались», — констатировал Николай Осадчий.

Депутат не стал комментировать версию о том, что субсидии в первую очередь получают аффилированные с властью структуры, предложив заняться этим вопросом правоохранительным органам. «Но разговор на эту тему постоянно возникает в публичном пространстве. Официально же ссылаются на то, что или министерство сельского хозяйства не доработало, или на то, что сами претенденты на субсидии не выполнили какие-то условия», — заметил Осадчий.



Фермеры Краснодарского края недополучили от государства обещанной поддержки, подтвердил и председатель региональной Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств, кооперативов и других малых производителей сельхозпродукции Виктор Сергеев. Задержки начались с 2013 года, когда госсредств стало «на всех не хватать».

«В 2013 году Краснодарский край был «нагружен» объектами Олимпиады. По моим предположениям, тогда наш бюджет «просел» и все программы сократились. Из краевого бюджета выделялись средства на поддержку фермеров и личных подворий, занимавшихся строительством теплиц, производивших молоко и мясо. Но средств господдержки на всех не хватило», — пояснил Виктор Сергеев.

По словам фермера, поводом к отказу в предоставлении помощи могло стать наличие «копеечной» задолженности по каким-либо платежам. Сергеев тоже не захотел оценивать вероятность коррупционной составляющей в ситуации, когда помощь от государства получают только «свои», те, кто как-то связан с чиновничеством. «На уровне слухов фермеры такое обсуждают, но фактов, чтобы подтвердить это, у них нет. Пока же фактом является то, что фермеры вместе с ЛПХ получают не более 15% от господдержки, направляемой в Краснодарский край, а все остальное достается крупному бизнесу», — констатировал Виктор Сергеев.

Ситуация в Краснодарском крае и Адыгее, где фермерам под различными предлогами отказывают в предоставлении господдержки, была предана гласности на межрегиональном форуме ОНФ в Ставрополе. Было озвучено, что сельхозпредприятия Кубани недополучили за 2013—2014 год более 200 млн рублей, выделенных в качестве субсидий на производство молока. «Мы видим, что суммы госрасходов на поддержку краснодарского АПК растут, а до непосредственных получателей эти деньги не доходят. Как итог — производство, в частности, молока в крае стало снижаться: в 2013 г. — на 5,5%, в январе — октябре 2014-го показатели снизились еще на 2%. Нужно разобраться», — сказал на форуме исполнительный директор фонда развития промышленности и предпринимательства в Краснодарском крае Эдуард Кузнецов.

Исключением на этом фоне выглядят успехи «Агрокомлекса»: по итогам 2014 года он  выпустил в общей сложности 178,2 тыс. тонн сырого молока, став крупнейшим производителем в России. Заняв министерское кресло, Ткачев заявил, что господдержка производителей молока в 2016 году будет удвоена по сравнению с прошлым годом. Можно предположить, что львиную долю этой поддержки получит успешный «Агрокомплекс».

А вот овощеводство у «Агрокомплекса» не в чести, и фермеры, занимающиеся им, как уже говорилось, получают господдержку с задержкой. Как итог — этой зимой цены на огурцы и помидоры в Краснодарском крае взлетели до 300-400 рублей. Вот тебе и сельхозпроизводящий регион…

Но одной поддержки крупному кубанскому молокопроизводителю оказывается мало, и теперь правительство РФ в лице Минсельхоза выступило с инициативой повышения акцизов на ввоз пальмового масла. Депутат Госдумы Дмитрий Гудков обратил внимание на то, что пальмовое масло составляет конкуренцию молочным жирам. Однако молочники хотят бороться за место на прилавках не снижением цены на собственную продукцию, а повышением цен на товары конкурента. «Правительство, где работает Ткачев, предлагает ввести акциз на пальмовое масло, что сделает продукты с ним дорогими, а молочные жиры станут конкурентоспособными (плюс пропаганда «молоко лучше пальм»). Ткачев поддерживает введение акциза», — констатировал Гудков.



Характерна ли поддержка «по блату» только для Кубани? Нет, конечно. Среди ростовских фермеров тоже распространено мнение о том, что субсидии и льготы по поддержке АПК достаются в основном предприятиям, связанным «невидимыми нитями» с чиновниками, рассказала эксперт по аграрному сектору, секретарь ростовского обкома КПРФ Вера Тишкова. Как заявила эксперт, догадки у предпринимателей есть, но у них нет инструментов, чтобы расследовать и выявить эти связи.

«Рядовые фермеры в своих обращениях, на встречах с депутатами указывают, что субсидии, кредиты и льготы, которые регион и федерация выделяют на сельскохозяйственную отрасль, для них оказываются недоступны. Для получения денег необходимо создание инвестиционных, коммерческих проектов, которые они не могут дельно просчитать и представить. В банках они также встречают препоны, бумажную волокиту, да и банковский процент не дает возможности рентабельно работать. Конечно, у фермеров нет фактов, подтверждающих связь чиновников и «счастливчиков», пробившихся к деньгам, но мнение о наличии такой связи у них есть», — уточнила Вера Тишкова.

Ситуация в АПК должна была бы уже привлечь внимание правоохранительных органов, имеющих инструментарий для выявления коррупционных связей, или федеральную власть. Но «отмашки» не было. Сельское хозяйство, в силу климатических условий, наиболее прибыльно на юге страны. В Нечерноземье, в Сибири и на Дальнем Востоке оно малоприбыльно, а иногда и убыточно. Станет ли «эффективный управленец» тратить скудеющие бюджетные средства на поддержку того, что не принесет прибыли ему и его бизнес-партнерам? Ведь эти траты не обратятся в покупку яхт и павлинов для дачи чиновника. Но неоказание поддержки будет означать смерть отрасли и обнищание людей, которые в ней работают.

Как сообщалось, в ряде российских регионов из-за летней засухи фермеры не смогли запастись необходимым количеством сена, а закупать его в других регионах оказалось очень дорого. В результате, например, в ряде районов Иркутской области скот мрет от истощения, и фермеры вынуждены забивать животных, чтобы купить корма для оставшихся. Один из таких аграриев в итоге дошел до крайности — забросал окна иркутской администрации мороженым навозом.

Общественная палата Забайкалья обратилась к жителям края с просьбой собрать средства на закупку кормов для скота. Как сообщила главный специалист Общественной палаты Екатерина Горская, закупленное на собранные деньги зерно предполагается передать в сельхозпредприятия края, где ситуация уже стала критической. Члены палаты призвали земляков сдавать даже самые минимальные суммы, указав, что если собирать по 100 рублей, то 10 тысяч человек соберет 1 миллион рублей, который поможет перезимовать хотя бы нескольким предприятиям.

Власти провозгласили курс на импортозамещение. Это значит, что в ближайшие годы нужно будет инвестировать, а отдача будет не скоро. В таких условиях государству придется выбирать: или оно будет поддерживать своих производителей, или поддерживать штаны чиновникам-коррупционерам. 

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему ЦИКР: Импорт пальмового масла в Россию резко вырос

Путин считает пальмовое масло «не столь уж вредным»

Медведев призвал ФАС и Минэнерго следить за ценами на бензин для аграриев