Дети на алтаре

«Высокодуховность» опекунов — вовсе не гарантия их гуманности по отношению к детям. Наоборот, такие приемные семьи и приюты могут быть опаснее обычных.


Религиозное воспитание не исцелит от социальных недугов. © Фото с сайта nskmi.ru

Общество обсуждает сразу несколько резонансных уголовных дел по фактам насилия над детьми-сиротами, в том числе в детдомах и интернатах. В связи с этим распространение получило мнение, что детдомам предпочительнее религиозные приемные семьи и общины, берущие сирот под опеку. Однако недавние события показали, что «высокодуховность» приемных родителей — вовсе не гарантия их гуманности.

Недавно трем «матушкам» приюта-общины в Мосейцево Ярославской области были предъявлены обвинения по статьям об истязании детей и непредумышленном убийстве девочки-подростка. На попечении у них были шесть девочек. Одну из них «матушка» забила до смерти за отказ от еды и «небрежность» в хозяйственных работах. Выяснилось также, что больше пяти лет — с января 2009 года по август 2014 года — три набожных мачехи систематически избивали подопечных сирот деревянными прутьями, проводами и палками. Они привязывали девочек за руки веревками или цепями к кроватям и подолгу держали в таком положении.

Ярославская епархия РПЦ уже официально отмежевалась от мосейцевской общины, заявив, что в Мосейцево не было православного приюта, а была обычная приемная семья. Но ряд православных клириков и активистов принялись рьяно защищать мосейцевскую общину, тем самым опровергая епархиальный официоз.

Отмежеваться церкви не удастся и от случая в Липецкой области. В селе Гнилуша арестована семейная пара, подозреваемая в насилии над пятилетним приемным ребенком. По версии следствия, местный житель, работающий алтарником в церкви, изнасиловал девочку. Также выяснилось, что на протяжении нескольких дней он вместе с женой жестоко избивал ребенка. От полученных травм девочка умерла.

Протодиакон Андрей Кураев рассказал корреспонденту «Росбалта», обвиняемый в преступлении несколько лет вел вызывающе «суперправославный» образ жизни. Он считает, что важно отыскать истоки такого фанатизма.

«Мне кажется, что сейчас самое главное — выяснить духовную генеалогию этого несчастного Дениса Савинова. Тот, священник, который служит на этом приходе, там недавно. Насколько я знаю, сама семья Савиновых четыре года назад туда переехала. Судя по рассказам односельчан, атмосфера в их доме была очень строгая для детей: без телевизора, без мультяшек, без „американской еды“ и т. д. И вот такая жизнь, по каким-то строгим правилам, может, и привела к противоположному эффекту, к духовной порче.  Ведь когда люди считают, что они делают великое святое дело, они готовы оправдать все что угодно», — заметил Андрей Кураев.

Протодиакон не исключил, что такое понимание христианства алтарник впитал от предыдущего настоятеля храма либо от какого-то духовника со стороны. «Такие „суперправославные“ очень любят находить себе духовных наставников, старцев, и носятся с этим как с писаной торбой. Поэтому надо  выяснить: а вдруг кто-то еще попал под такое плохое влияние. Вот был, к примеру, еще в недавние годы в Лавре очень известный монах, архимандрит Исайя, который сам голышом по Лавре прохаживался и от других требовал, чтобы люди голыми ходили, в том числе в присутствии детей. Такая тайная психушка была. Лавра с ним рассталась, а где он сейчас и чем занимается — неизвестно», — констатировал Андрей Кураев. Протодиакон призвал не «обобщать» подобные случаи, не транслировать их на всю церковь и на всех религиозных людей.

Однако изучать феномен верующих мучителей намерены не только церковнослужители. Религиозные учреждения воспитания и призрения характеризуются жесткими порядками, принуждением и закрытостью от общества, считает член координационного совета Движения в защиту детства в Нижегородской области Сергей Фомичев. Как заявил правозащитник, такие порядки недопустимы для подопечных детей и молодежи.

«С характерными случаями я сталкиваюсь уже много лет. Мне как педагогу довелось побывать в детском приюте при Макарьевском монастыре. И что я там увидел? Что девчонок уже в шестнадцатилетнем возрасте принуждают идти в монахини. А общественным организациям, которые могли бы защитить права человека, в эти полусектантские закрытые организации просто не проникнуть. Это касается не только маленьких детей и подростков. В поле моего зрения оказывался приют для молодых матерей, которые спасались от семейного насилия. Да, молодым матерям дают приют, но заставляют с утра до вечера молиться и выполнять различные работы. А когда поступили сведения, что в приюте была попытка самоубийства, то мы, общественники, туда пройти просто не смогли», — рассказал Сергей Фомичев.

Общественник подчеркнул, что из-за таких случаев он стал отрицательно относиться к церковным приютам. «Организаторам таких приютов предоставляется возможность наживаться на людях и ломать им жизнь. Церковь это милосердие, но когда оно дается в обмен на использование этого человека, то это уже не милосердие», — заметил Сергей Фомичев.

Случаи насилия в «православных приютах» и религиозных приемных семьях ставят вопрос о самой допустимости существования подобных «учреждений», считает правовед, представитель Союза воинствующих безбожников Андрей Кораблев. «С правовой точки зрения у нас есть понятие образовательных учреждений и учреждений социального обслуживания. „Православные приюты“ ни под первую, ни под вторую категорию не попадают. Данные учреждения должны быть соответствующим образом лицензированы в органах образования. У них должны быть утвержденные программы, соответствующие стандартам. Но можно предположить, какие в этих приютах образовательные программы и условия содержания, если они предполагают телесные наказания для детей», — заметил Андрей Кораблев.

Общественный деятель считает, что воспитание должно быть положено на научную педагогическую основу и базироваться на профессионализме педагогов. В религиозных учреждениях всего этого дети лишены. «Это ненормально, когда воспитание осуществляется некими приютами и подобными квазипедагогическими организациями, находящимися под эгидой церкви. Если в обычной семье отсутствие педагогического образования смягчается тем, что родители находятся в родственных отношениях со своими детьми, то в таких приютах ничто не компенсирует недостаток педагогических знаний и отсутствие уважения прав ребенка. И случай с издевательствами над детьми в приюте в Ярославской области не единственный, были и другие примеры», — напомнил Кораблев.

Коснувшись случая убийства приемного ребенка в семье алтарника в Липецкой области, общественник отметил, что в дореволюционной России государство при поддержке православной церкви иногда изымало детей из семей сектантов. Но, по его мнению, этот пример позволяет поставить вопрос шире — о допустимости религиозного воспитания в семье в принципе.

«И среди верующих, и среди атеистов встречаются люди разных моральных взглядов. Казалось бы, это всем ясно. Но еще можно услышать высказывания, что воспитание в семье верующих лучше. Случай с алтарником — хотя не важно, алтарник он был или хоть архиепископ — еще раз подрывает тезис о „высокоморальности“ верующих. Ничего хорошего в воспитании в религиозной семье нет», — подчеркнул Андрей Кораблев.

Религиозное воспитание не создает нравственного человека, адаптированного к жизни в современном мире, полагает и член совета межрегионального профсоюза «Учитель» Андрей Рудой. Как заявил педагог, это обусловлено косностью такого рода воспитателей.

«Существует расхожее мнение о том, что религиозное воспитание пропитано моралью, прививает ребенку ценности добра и т. д. На практике же мы видим, что религиозное воспитание очень часто носит репрессивный характер, и оно очень консервативно по своей сути. Оно воспитывает человека, который, может, адаптирован под реалии XIX века, но никак не под реалии века XXI-го. И статистика показывает, что места, где религиозное воспитание торжествует, не являются местами, благополучными в социальном плане. Это касается и России, и, например, США, где в самых религиозных штатах самый высокий уровень преступности. А в некоторых случаях это оборачивается эксцессами, которые произошли в Ярославской области и в других местах», — сказал Андрей Рудой.

Часто современное общество называют безнравственным и бездуховным. Однако если кто-то думает, что добавление ритуалов и обрядовости принесет исцеление от социальных недугов, он ошибается.

На одном из калужских Интернет-форумов местная жительница возмутилась, что в школах нет постного меню и похвалилась, что ее религиозный сын отобрал сосиску у одноклассника, не соблюдающего поста. Вероятно, подрастает еще один будущий «суперправославный», который станет навязывать свое понимание религии окружающим и близким.

Заставь дурака молиться — он и лоб расшибет. И не только себе.

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему Культ ребенка обернется бунтом

В Бурятии 13-летняя сирота родила и покончила с собой