Избирателю переключают внимание

Переход от замалчивания «несистемной оппозиции» к ее высмеиванию это эксперимент власти, считает политолог Григорий Голосов.


Добиться того, чтобы избиратель не голосовал за оппозицию, можно разными способами, говорит эксперт. © Фото из личного архива

Те, кто внимательно следит за внутриполитической жизнью России, наверняка стали обращать внимание на изменение в последнее время формата освещения деятельности тех, кого называют «несистемной оппозицией». Сюжеты, посвященные ей на федеральных телеканалах стали намного длиннее и подробнее. Тех, кто, например, видел относительно недавний сюжет о поездке в Чечню Ильи Яшина, прошедший на одном из главных каналов страны, не могла не удивить его продолжительность. Тональность этого и других материалов об оппозиционерах, естественно, остается иронически-издевательской и разоблачительной, но тем не менее. Подробным и тоже очень долгим (около получаса!) был и сюжет одного из государственных каналов о «Форуме свободной России» в Вильнюсе, куда съехались представители этой самой несистемной оппозиции. Если же вспомнить, что подобное изменение информационной политики мы наблюдаем всего за несколько месяцев до выборов в Госдуму, то вопросы о том, кому надо и зачем это надо, возникают сами собой. О том, чем могут быть вызваны такие перемены в работе государственных телеканалов, в интервью «Росбалту» рассказал профессор политологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Григорий Голосов.

— На ваш взгляд, в чем причина увеличения числа сюжетов о представителях «несистемной оппозиции» на государственных телеканалах и значительное удлинение их по времени?

 — Видите ли, добиться того, чтобы избиратель не голосовал за оппозицию, можно разными способами. Это зависит от того, какая стратегия избирательной кампании выбрана. Допустим, когда идеологическим блоком в администрации президента РФ руководил Владислав Сурков, задача была в том, чтобы игнорировать эту оппозицию, чтобы избиратель не заметил ее существования и проголосовал за «Единую Россию» просто по умолчанию, потому что больше не за кого голосовать. Но возможна альтернативная стратегия, которая ведет к тому же результату и которая в ограниченном виде использовалась даже при Суркове.

Если помните, в избирательной кампании 2007 года был такой момент, когда СМИ начали неожиданно атаковать «Союз правых сил». По ТВ пошли клипы, которые рассказывали телезрителям, что в СПС — враги России и во всем виноваты. В целом тогда использовалась стратегия, направленная на игнорирование оппозиционеров, подобные вещи практиковались эпизодически. Однако при желании и на этом можно сделать акцент, что может дать некоторые преимущества. В особенности в том, что касается легитимации самой кампании.

Скажем, по поводу той же кампании 2007 года можно было сказать, что никто не знал о существовании этой оппозиции, поэтому избиратели были дезориентированы в информационном пространстве. Если же постоянно говорить об оппозиции, но говорить о ней исключительно плохо, то она как бы и есть, но средний избиратель за нее голосовать не будет, потому что она будет дискредитирована. Зато потом нельзя будет сказать, что оппозиционеры отсутствовали в информационном пространстве. Скажут, что они были, просто никто их не поддержал.

— Зачем это делается?

 — Такая тактика оживляет избирательную кампанию и позволяет переключить внимание избирателя с реальных проблем на проблемы в значительной степени вымышленной борьбы между правительством и оппозицией. Это позволяет позиционировать власть как патриотическую силу, поскольку оппозиция, естественно, позиционируется как агентура каких-то внешних сил.

— Вы считаете, что нынешний идеолог администрации президента склонен придерживаться именно такой тактики предвыборной борьбы?

 — Насколько я понимаю позицию нового руководителя идеологического блока администрации президента Вячеслава Володина, он в целом склонен именно к таким играм. Он прошел хорошую школу такой идеологической борьбы еще в 1990-х — 2000-х годах, и действительно ориентирует региональных организаторов избирательных кампаний на то, чтобы они создавали видимость политической борьбы, чтобы избирательная кампания не была скучной, а привлекала внимание избирателей.

А что может быть лучше в этом плане, чтобы представить оппозицию в виде злодеев, которые хотят подорвать стабильность и работают на внешние силы?

— Но если кампания, как вы говорите, будет более «веселой», то получается, что расчет делается на более высокую явку? Зачем это нужно власти, особенно если вспомнить, что последние кампании, наоборот, проводились как раз в надежде на низкую активность избирателей?

 — Более высокая явка, безусловно, нужна и Володин, конечно же, осознает сопряженные с этим риски. Высокая явка сыграет на более высокую легитимность результатов выборов, она продемонстрирует, что избиратели эту кампанию не проигнорировали. Этого уже достаточно для аргументации в пользу такой стратегии. В ней, конечно, есть и риски, которые состоят в том, что если в ходе нее будут артикулироваться хотя бы какие-то проблемы, то избиратель может задуматься о том, стоит ли голосовать за правящую партию, если эти проблемы есть.

В этом смысле сурковская стратегия понятна, но сейчас времена изменились, и Володин, насколько я понимаю, идет с открытым забралом навстречу этим рискам, потому что он рассчитывает, что путем массированного очернения оппозиции можно будет сделать так, чтобы за нее не голосовали.

— Но ведь часть избирателей более открытая кампания может подтолкнуть к мысли не голосовать за «Единую Россию»…

 — Для того, чтобы канализировать эти голоса, имеется хорошо известный механизм партий-спойлеров, которые, будучи совершенно безобидными для власти, смогут эти голоса абсорбировать. Сами эти партии в Госдуму не пройдут, а стало быть, по пропорциональной системе принесут «Единой России» только пользу. Сейчас работа в этом направлении ведется. Я имею в виду все эти игры вокруг Бориса Титова, также снова активизировалась компания Андрея Богданова и какие-то созданные им партии очевидно будут участвовать в выборах… Все это сейчас находится на подготовительной фазе.

— А могут власти передумать и вернуться к прежним методам ведения избирательной борьбы?

 — Я не исключаю, что власти, в конце концов, от этой стратегии откажутся и вернутся к более традиционной для них схеме. Но сейчас самое время попробовать, посмотреть, что получается на замерах общественного мнения. Пока это экспериментальный подход и еще не поздно все вернуть назад: оппозицию просто игнорировать, спойлеров — свернуть. Но мне кажется, что Володин очень хочет попробовать. Потому что если все получится, то выигрыш будет очевидным. В том плане, что менее убедительно будут выглядеть утверждения о том, что российские выборы фиктивны.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Совфед согласился с новыми правилами предвыборной агитации

На курского депутата Ольгу Ли завели дело сразу после ее публичной критики в адрес Путина

Эксперт: Политика Кадырова привела его к столкновению с оппозицией и правозащитниками