Двойной удар по жертвам Чернобыля

Правительство лишает льгот россиян, пострадавших от радиации, не проводя замеров загрязнения территорий и не учитывая накопленных в телах людей доз, утверждает эколог Людмила Комогорцева.


Председатель общественной организации «За химическую безопасность» Людмила Комогорцева.

В этом году мир отмечает 30-летие ядерной катастрофы на Чернобыльской АЭС. Радиоактивное облако, как утверждают эксперты, облетело земной шар, оставив смертоносные следы цезия-137 даже в Африке. Они были зафиксированы и в цветах на московских балконах. Особо пострадали три республики СССР — Украина, Белоруссия и Россия. Чернобыль накрыл своим крылом 16 областей России — на «грязных» территориях проживает около 1,5 млн человек. Больше всего до сих пор поражена Брянская область. Что сегодня происходит на ее землях, как выживают люди спустя десятилетия, «Росбалту» рассказала известный эколог, депутат Брянской областной думы трех созывов (1999—2014 гг.), председатель общественной организации «За химическую безопасность» Людмила Комогорцева.

— Людмила Кимовна, для понимания масштабов поражения Брянской области расскажите, на какие радиационные зоны она до сих пор поделена согласно чернобыльскому закону?

 — Первая и самая опасная — это зона отчуждения, откуда после аварии эвакуировали всех жителей. Еще до октября прошлого года в зону отселения входило 202 населенных пункта, около 80 тысяч человек. Загрязненность почвы цезием-137 здесь выше 15 кюри на квадратный километр. Далее — зона проживания с правом на отселение — 237 деревень и городков, 125,5 тысячи человек. Загрязненность почвы цезием-137 от 5 до 15 кюри. И зона с льготным социально-экономическим статусом — 535 населенных пунктов с населением 147,5 тысячи человек. Радиоактивного цезия здесь меньше всего — от 1 до 5 кюри на квадратный километр.

— Похоже, правительство РФ тоже готовилось к 30-летию аварии на АЭС. В октябре прошлого года — дата, которую вы не зря упомянули — оно приняло постановление № 1074 и к нему — «Перечень населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС». После этого ситуация для проживающих в местах ежедневного облучения малыми дозами радиации (а это не менее опасно, чем большая разовая доза) значительно изменилась. Вот вы как житель этого региона и эксперт — как оцениваете такое решение?

 — Этот новый перечень коснулся не только нашей области, но всей российской «чернобыльской» территории. В целом из зон радиоактивного загрязнения выведено 554 населенных пункта, а 383 был понижен статус. В Брянской области такая участь постигла 43 поселения, которые были переведены в «чистые», в 183 — понижен статус.

— Что это конкретно значит?

 — Если просто в цифрах, то, например, райцентр Новозыбков из «зоны отселения» (загрязнения от 15 до 40 кюри на квадратный километр) превратился в «зону с правом на отселение» (загрязнения от 5 до 15 кюри). Считается, что за 30 лет средняя плотность радиоактивного загрязнения цезием-137 с учетом его естественного распада уменьшилась здесь до 10,5 кюри.

Однако даже в прошлом году в Новозыбкове определялись места с уровнем загрязнения 57,2 кюри на квадратный километр. А это больше показателей зоны отчуждения, то есть людей надо выселять, если загрязнение свыше 40 кюри. И подобное происходит не только с Новозыбковом, но и с другими населенными пунктами. Люди знают об этом и, конечно, выражают недовольство, требуют пересмотреть это решение.

— Насколько мне известно, подобная история происходила с этим «Перечнем» почти 20 лет назад. В конце 1997 года после волюнтаристского сокращения количества «чернобыльских» территорий люди стали массово обращаться в суды, чтобы защитить свои права. Тогда тяжбы «народ против правительства» тянулись восемь лет! И только в 2005-м власть, наконец, вняла решениям судов и гласу разума, откорректировала «Перечень». В Брянской области 21 населенному пункту был возвращен льготный статус. Похоже, сейчас история повторяется?

 — Да, именно так. Ведь по прогнозам ученых земли Брянской области с плотностью загрязнения цезием-137 более 40 кюри на квадратный километр (зона отчуждения) восстановятся от него в полной мере только к 2049 году. И только к 2209-му не будет земель с плотностью загрязнения цезием-137 более одного кюри.

— Ну, насчет одного кюри — это интересный вопрос. Как пишут эксперты, после аварии на ЧАЭС вся территория СССР была «опылена» радиацией в один кюри, а также — некоторые регионы в Европе. Даже на курортах Черноморского побережья, в сочинских здравницах, пионерских лагерях еще и спустя несколько лет после аварии обнаруживались места со значительно повышенной радиацией. Там радиоактивную землю собирали и вывозили в могильники. Так что о Брянской области, которой досталось больше всего, и говорить нечего. Кроме того, никто же и никогда даже при разработке чернобыльских законов не учитывал и других коварных радионуклидов. Например, америций-241-й. Как следует из исследований ученых, его концентрации со временем возрастают. Через 70 лет после катастрофы активность америция-241 увеличится в 20 раз по отношению к плутонию (за счет распада плутония-241). Этих серьезных нюансов новый перечень вообще никак не учитывает.

 — Нововведения в перечне лишили население многих льгот. Людям урезали ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск с 21 до 14 дней, уменьшили ежемесячные так называемые «гробовые» и социальные пособия, а также — по уходу за детьми до трех лет, сократили пенсионный коэффициент и увеличили на пять лет пенсионный возраст. Под эти меры попал весь Новозыбков с населением более 40 тысяч.

После принятия постановления с новым перечнем уже с нынешнего года фактически закрыта жизненно важная для нас программа «Минимизация медицинских последствий экологического неблагополучия в Брянской области». Сокращены мероприятия по оздоровлению детей из радиационно-загрязненных территорий, которые решением властей на бумаге вдруг в одночасье стали «чистыми». Такой подход не улучшит здоровье брянских ребятишек. Всего же по области значительно сократятся объемы социальной поддержки почти для 61 тысячи человек.

— Такой подход напоминает мне, как в мае 1986 года, после аварии на ЧАЭС, оперативная группа политбюро ЦК КПСС приняла решение повысить предельно допустимую дозу радиации для человека — от 10 до 50 раз. И тысячи больных, которые были госпитализированы, включая детей, росчерком пера стали «здоровыми». Видимо, российское правительство тоже думает, что здоровью населения, ежедневно облучающегося малыми дозами радиации, ничего не грозит и все уже выздоровели.

 — Похоже на то. В 2013 году по данным ВТЭК пораженных районов области онкозаболевания вышли на первое место. Жители этих районов продолжают вести натуральное хозяйство, занимаются охотой, рыболовством, собирают грибы и ягоды в загрязненных лесах. Фактически подвергают себя более опасному внутреннему облучению. В 2011 году было обследовано более 121 тысячи жителей из проживающих на «грязных» территориях. При мониторинге щитовидной железы из 91263 человек у 23352 врачи нашли патологию. Это 25,63% от обследованных, в том числе у 20% детей. Кроме того, зарегистрировано 16% различных болезней молочных желез у женщин, включая рак.

Еще немного утомлю статистикой. Количество детей с хроническими заболеваниями на радиационно-загрязненных территориях области через 20 лет после аварии составило 77,8%. Это превышает показатели 1986 года в 9,3 раза, а число детей-инвалидов у нас в четыре раза выше, чем в среднем по России. В структуре причин младенческой смертности в Брянской области удельный вес врожденных пороков развития почти в пять раз превысил среднее значение этого показателя по России. На радиационно-загрязненных территориях области заболеваемость детей злокачественными новообразованиями в 1995—1997 гг. превышала общероссийскую на 30-70%. По данным группы ученых, прогнозируется дальнейший рост заболеваемости радиогенных раков щитовидной железы у населения Брянской области (особенно детского) — при максимальных показателях в 2016—2021 гг. И вот на этом фоне правительство решило, что все у нас уже хорошо, пора нас «оптимизировать»: денег в бюджете не хватает.

— Ну да, для так называемой санации коммерческих банков, известно, куда девавших деньги вкладчиков, находятся миллиарды рублей, которые потом зачастую оседают в офшорах. А для людей, включая детей, угорающих 30 лет в зонах радиации, денег нет. Урезанные чернобыльские деньги, по всей видимости, могут уходить тем же банкам и «бедным» компаниям, менеджеры которых даже в условиях кризиса получают за один день столько, сколько хватило бы, наверное, для нескольких населенных пунктов на год. И как народ реагирует на новшества правительства?

 — Ну, народ наш чернобыльский — уже закаленный в борьбе за свои права, и вовсе не собирается молчать. Сразу после публикации этого постановления в области стали возникать стихийные митинги и пикеты. Более пяти тысяч жителей (53 населенных пункта) из «грязных» территорий нашей и Рязанской областей собрали подписи и обратились в суд с иском к правительству, чтобы отменить несправедливое постановление № 1074.

Я лично тоже поддерживаю наших граждан, необоснованно лишенных компенсаций за проживание в радиационной «грязи». Ведь они оказались в итоге без вины виноватые. Однако добиться справедливости пока не удалось: 30 марта сего года Верховный суд отказал в удовлетворении иска.

Замечу, что постановление правительство принимало на основе заключения НПО «Тайфун», не проводившего реальных измерений в населенных пунктах, сделавшего чисто теоретические расчеты. В 2014 году в Брянской области они взяли всего восемь проб. В некоторых деревнях с 1986 года взята лишь одна проба, а пересчет был сделан простым делением, поскольку активность цезия и стронция за 30 лет уменьшается примерно вдвое. При этом не учтено перемещение радионуклидов с паводками и ручьями, с дымом от лесных пожаров. А главное — не учтены уже накопленные за 30 лет людьми дозы. Ведь эти дозы никуда не делись и не денутся, а теперь жертв катастрофы лишили еще и социальной поддержки. В общем, обман налицо.

Люди были разочарованы и обозлены еще и потому, что почти год не знали, что губернатор Александр Богомаз (ставленник "Единой России" и ОНФ - "Росбалт"), которому сам Бог велел защищать брянцев, лично, как оказалось, дал добро на секвестрование населенных пунктов. Это, кстати, и стало одним из аргументов на заседании Верховного суда для отказа представителям народа. Более того, истцы приглашали в суд представителей брянского правительства, но они проигнорировали это приглашение.

— Тут вот скоро подоспеет еще один закон, урезающий выплаты чернобыльским мамам. Когда в июле вступит в действие ФЗ № 388 от 15 декабря 2015 года о внесении изменений в отдельные законодательные акты, они лишатся многих льгот. Наложение одного закона на другой в «грязных» зонах становится двойным ударом по жертвам Чернобыля. На фоне скандалов с коррупцией в верхних эшелонах это выглядит полным цинизмом, если не преступлением против собственного народа.

 — Да, этот закон тоже будоражит людей. Ранее молодые мамы, проживающие на «грязных» землях, получали декретные в размере 80% от зарплаты. Теперь они будут получать 40% от нее. После рождения малыша вводятся ежемесячно по три тысячи рублей выплат до его полуторагодичного возраста. Затем выплаты остановят, матери получат компенсацию в шесть тысяч рублей. При этом прожиточный минимум в Брянской области — 9359 рублей.

Мамы Новозыбкова уже протестуют против урезания чернобыльской социалки. Инициативная группа «Совета матерей города Новозыбков» во главе с Оксаной Инашевской также обращалась во все возможные инстанции, однако пока безрезультатно. При этом протестующие матери уличили во лжи сенатора Сергея Калашникова, который на митинге в Новозыбкове критиковал этот закон, но, как выяснилось, сам голосовал за него.

Чернобыльские матери решили взять судьбу в свои руки: кроме пикетов с плакатами, они идут на праймериз «Единой России», чтобы громко заявить о своих проблемах, уже несколько женщин зарегистрировались для участия в партийном голосовании. Они говорят, что хотят «изменить антинародные законы». Они также обратились за помощью к президенту России — на «прямую линию». Ну, как говаривал Наполеон, война план покажет.

— А давно вы сами были в «грязных» зонах? Что там сейчас происходит. Как люди живут?

— Да вот в начале апреля у нас в области высадился десант наших и западных журналистов, а также ребят из «Гринписа». Мы с ними побывали в Злынковском лесничестве, где деревенские жители как раз собирали свежий березовый сок. Измерили уровни — под березами было 200 и более мкР в час, в селе Старый Вышков, где есть 33 ученика, в метре от крыльца школы на травке обнаружилось 100 мкР. Это в 5-6 раз выше нормы.

Были в Старых Бобовичах — там тоже на территории школы находиться нельзя, в Святске и т. д. Повсюду бабушки жгли траву, так как по осени некому было скосить. В результате в Старом Вышкове сгорело несколько брошенных домов. Один из них тушили в нашем присутствии, причем пожарные были без респираторов и рукавиц, а фон превышал норму в 5-8 раз. Купили в Новозыбковском районе у местных сухие грибочки, сдали в СЭС — превышение оказалось почти в 10 раз. Хорошо бы не только журналисты, но и члены правительства и депутаты с сенаторами нашли время угоститься подобными деликатесами. Может, что-то сдвинулось бы в их сознании?

Беседовала Алла Ярошинская


Ранее на тему «Гринпис»: В Брянской области, лишенной статуса чернобыльской «зоны отселения», земля по-прежнему опасна

Общественницы требуют увеличения детских пособий по всей России

Украинская полиция за год задержала более 300 человек, проникших в Зону отчуждения ЧАЭС