Утратил доверие — прощайся с имуществом?

Семья бывшего сахалинского губернатора Хорошавина по решению суда должна лишиться всего имущества. Адвокаты говорят о многочисленных нарушениях.


Защита намерена обжаловать решение Южно-Сахалинском горсуда. © Фото с сайта premier.gov.ru

Александр Хорошавин был задержан в ночь на 4 марта 2015 года в своем рабочем кабинете. По версии следствия, в 2011 году губернатор Сахалинской области через своего помощника Андрея Икрамова потребовал от руководства ООО «Сахалинская компания «Энергострой» взятку в размере 6% от сумм, которые компания будет получать за выполняемые по госконтракту работы. Следователи считают, что за два года он получил более $5,6 млн. 25 марта президент России Владимир Путин отстранил чиновника от занимаемой должности в связи с «утратой доверия».

В конце 2015 года Басманный суд Москвы наложил арест на счета Хорошавина в Сбербанке. Также было арестовано имущество его жены Ирины и сына Ильи. Однако Генпрокуратуре этого показалось мало.

Под конец рабочего дня 3 сентября надзорное ведомство подало иск на имя председателя Южно-Сахалинского городского суда об обращении в доход государства имущества семьи Хорошавиных. На документе (копия имеется в распоряжении «Росбалта») — подпись заместителя генпрокурора РФ Владимира Малиновского. Список имущества занимает почти четыре страницы. В него вошли несколько квартир, земельные участки, машино-места, автомобили, денежные средства, находящиеся на счетах в различных банках, ювелирные изделия и коллекция часов. В Генпрокуратуре стоимость хронометров оценили ни много ни мало в 602 млн рублей.

По версии надзорного ведомства, суммарный доход семьи бывшего сахалинского губернатора за шесть лет (с 2009 по 2014 гг.) — 55,2 млн рублей. В то же время за эти годы Хорошавины якобы потратили 1,1 млрд рублей на покупку квартир, машин и различных предметов роскоши.

Законность требований Малиновский обосновал ФЗ «О противодействии коррупции» и известным 230-м ФЗ. Оба фактически обязывают российских чиновников предоставлять сведения о доходах, недостоверные же сведения влекут увольнение. Заместитель Юрия Чайки подтверждает — Хорошавин ежегодно направлял декларации, но сумма расходов, по его мнению, никак не соответствует сумме доходов.

«Доказательств приобретения недвижимости, транспортных средств и иного имущества, обнаруженного и изъятого в рамках расследования уголовного дела, на законные доходы Хорошавиным не представлено», — указал Малиновский.

Слушания в Южно-Сахалинском горсуде по иску Генпрокуратуры начались еще в сентябре 2015 и длились больше полугода. 20 мая судья Егор Лукша заявление надзорного ведомства удовлетворил. За несколько часов до решения Хорошавина в буквальном смысле «выключили» в зале суда. Экс-губернатор, присутствовавший на заседании по видеосвязи из «Матросской тишины», стал заявлять различные ходатайства, в том числе об отводе судьи «в связи с недоверием и непрофессионализмом». Судья Лукша прервал бывшего чиновника, заявив, что ходатайства «во время прений заявляться не должны». А затем — «удалил» Хорошавина из зала, отключив видеосвязь.

У защиты бывшего сахалинского губернатора есть целый массив претензий к Генпрокуратуре и судье. По словам адвоката Алексея Салмина, в бытность главой региона Хорошавин постоянно декларировал свои доходы и никаких претензий ни от следственных органов, ни от администрации президента к нему не возникало. Кроме того, недвижимое имущество, приобретенное много лет назад, оценивалось по кадастровой стоимости на 2015 год, отмечает защитник. Так, одна из квартир, купленная за 1 млн рублей, стараниями Генеральной прокуратуры якобы подорожала в несколько раз.

В то же время, по словам официального представителя надзорного ведомства Александра Куренного, в ходе судебного следствия ответчикам неоднократно предлагали объяснить происхождение дорогостоящего имущества, однако с сентября 2015 года доказательств его приобретения на законные доходы представлено не было.

Защитники парируют — по их словам, прокурор и суд просто не дождались объяснений, а представителей сына Хорошавина не известили о намеченном заседании, таким образом попросту «отрезав» от процесса.

В соответствии с 230 Федеральным законом контроль за соответствием расходов осуществляется в отношении чиновника, а также его супруга (супруги) и несовершеннолетних лиц. Однако Илья Хорошавин — совершеннолетний, 18 ему исполнилось еще в 2005 году.

«Оснований для удовлетворения иска в отношении него нет. В этом деле создается прецедент выхода за рамки закона РФ. В дальнейшем это может ударить по существующей системе законодательства», — заявил в суде адвокат Алексей Салмин.

Сам закон вступил в силу 1 января 2013 года и, как прописано в документе, обязанность по декларированию расходов возникает в отношении сделок, совершенных с 1 января 2012 года. В то же время в иске Генпрокуратуры прямо указан 2009 год — именно с этой даты ведомство начинает отсчет доходов и расходов семьи Хорошавиных.

Бывший губернатор в ходе гражданского процесса задал вопросы прокурору Ирине Кисленко. Всего, по данным «Росбалта», их было 126. Хорошавин спрашивал о том, известно ли ведомству об отсутствии претензий по доходам со стороны администрации президента и выяснял, на каком основании иск предъявлен совершеннолетнему сыну.

«Не хотите ли отказаться от иска в связи с тем, что он заявлен необоснованно, к лицу, которое не является субъектом ни 230 ФЗ, ни ФЗ «О противодействии коррупции»?» — спросил экс-губернатор.

По данным местных СМИ, прокурор Кисленко заявила, что не намерена отказываться от иска.

В ходе слушаний Хорошавин вместе с юристами несколько раз ходатайствовал о переносе разбирательства в Москву, а также о приостановлении производства и отводе судьи.

«Требования прокурора об изъятии у меня имущества являются преждевременными. Рассмотрение настоящего дела до вынесения приговора приведет к изъятию всего имущества без разбора, то есть фактически является инквизицией», — заявил Хорошавин.

Судья Егор Лукша в удовлетворении ходатайства отказал. А позднее принял решение об обращении имущества Хорошавиных в доход государства. Под определение попало в том числе все жилье, которым располагала семья.   Адвокаты подчеркивают, что имущество изъято еще до установления судом вины Хорошавина. По их мнению, в настоящее время уголовное дело о коррупции, возбужденное против экс-главы Сахалина, в суде еще не рассмотрено, доказательства по нему Следственным комитетом не представлены. А значит, решение судьи Лукши может косвенно повлиять на будущее уголовное разбирательство.

Защита намерена обжаловать решение Южно-Сахалинском горсуда — на это у юристов есть 30 дней.

Между тем, по данным источника «Росбалта», знакомого с ситуацией, Генпрокуратура после успеха в деле Хорошавина намерена продолжить практику обращений в суд с требованием конфискации имущества. Не исключено, что следующей целью станет бывший глава Республики Коми Вячеслав Гайзер, обвиняемый в организации преступного сообщества.

Закон должен быть одинаков для всех. Вот только почему-то одни «коррупционные» дела завершаются многолетним лишением свободы, в частности, 15 лет грозит мэру Ярославля Евгению Урлашову, а другие — амнистией и удачным назначением на новую должность, как в случае с экс-министром обороны РФ Анатолием Сердюковым. Чем закончится история Хорошавина, мы узнаем совсем скоро.

Никита Кочетов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему В Госдуму внесен законопроект о создании «черного реестра» чиновников

СМИ: Аресту Хорошавина предшествовала попытка сместить генерала ФСБ

Депутат намерен обязать чиновников декларировать доходы бывших супругов