Психический активизм

Православный активист Юрий Задоя через суд посадил собственного сына в психушку. Общественники уверены, что он имеет связи в правоохранительных органах.


Поддержка властями православных активистов стала обычным делом в российских городах. © CC0

В Новосибирске известный православный активист Юрий Задоя добился через суд помещения своего сына в психиатрическую лечебницу. Девушка Константина Задои рассказала, что это произошло из-за мировоззренческих разногласий между отцом и сыном. Мать молодого человека также считает, что принудительное помещение ее сына в лечебницу не имеет отношения к его психическому здоровью.

Православный активист Юрий Задоя стал известен, когда объявил себя потерпевшим от деятельности панк-группы Pussy Riot. В течение нескольких лет он выступал с требованиями запрета ряда культурных мероприятий в городе, в частности, рок-концертов и Монстрации. Ранее по доносу Юрия Задои в правоохранительные органы было возбуждено уголовное дело против бердского оппозиционера Максима Кормелицкого за размещение антиклерикальной картинки в Интернете. В результате молодой человек получил реальный срок лишения свободы.

Оппозиционный политик Леонид Волков предположил, что Задоя уже стал местной властью в Новосибирске и навязывает свою волю городу. «Еще пять лет назад условный Задоя ничем не отличался от местных кришнаитов или бахаистов, жил себе и никому не мешал – а теперь, буквально, он здесь власть», – написал Волков в своем микроблоге.

Поддержка властями православных активистов стала обычным делом в российских городах, полагает руководитель тюменского отделения Союза воинствующих безбожников Андрей Кораблев. Как заявил атеист корреспонденту «Росбалта», этим объясняются их возможности расправы с несогласными. «Главная функция церкви — призывать к покорности, смирению, не восставать против „богом данной власти“, что, конечно, очень выгодно государству», — отметил Андрей Кораблев. Атеист полагает, что в период экономического и политического кризиса, когда позиции власти шатаются, она еще больше уповает на церковь, видит в ней свою опору. При конфликте светского общества и клерикалов, власти, как правило, поддерживают последних.

Одним из «пострадавших» от деятельности Юрия Задои в Новосибирске является основатель и идеолог Монстрации Артем Лоскутов. Православный активист Задоя многократно требовал запретить и не допустить абсурдного шествия в городе. Также именно после жалобы Задои Лоскутов был исключен из городского худсовета. Художник считает, что православный активист имеет «связи» в силовых органах и это позволяет ему расправляться с недругами. Как подчеркнул идеолог Монстрации, пример отдельного активиста все же не является в Новосибирске общим трендом, и тот же Задоя имеет проблемы в общении с другими ветвями власти.

«Юрий Задоя, действительно, имеет какие-то связи с местным ГУВД. Это было видно и раньше по нескольким эпизодам. Согласно имеющейся информации, у него есть и какие-то контакты с руководством больницы, куда он сдал своего сына», — рассказал Артем Лоскутов.

Общественник уточнил, что излишне радикальный настрой православного активиста все же вызывает раздражение в некоторых властных кабинетах. «Если раньше региональная власть, губернатор, мэр молча с ним мирились и все было, как он хотел, то этой весной в своих заявлениях он стал выступать против местной власти — против мэра, губернатора, критиковать их, требовать, чтобы они ушли в отставку. И после этого его самого как-то резко начали критиковать сами власти, и даже „Всемирный русский народный собор“ собирался исключить его из своей структуры», — напомнил Артем Лоскутов.

Неоднократно в противоборство с Задоей вступал и новосибирский общественник, ныне руководитель молодежного отделения партии «Яблоко» Станислав Захаркин. Он организовывал митинги и контрмитинги с протестами против «запретительной» деятельности православных активистов. «Всевластие» распоясавшихся в Новосибирске православных активистов объясняется покровительством со стороны церкви и силовых органов, полагает Захаркин. Как заявил политик, об этом можно было с уверенностью судить по реакции силовиков на инициативы, исходящие от Задои.

«Я полагаю, что новосибирский митрополит имеет в том или ином случае дружбу или взаимодействие с силовыми органами — МВД или прокуратурой. Во многих случаях, когда писались какие-то заявления от православных активистов, прокуратура часто вставала на их сторону. Даже наша светская власть в Новосибирской области, мэр и губернатор не имеют таких хороших отношений с силовиками и далеко не всегда могут так успешно отстаивать свои интересы. А стоило православному активисту подать заявление на человека в Следственный комитет, как его, проведя через прокуратуру и суд, признали виновным», — рассказал Станислав Захаркин.

Политик полагает, что можно говорить о «спайке» церковной власти с силовиками. «Не знаю — личные это взаимоотношения или осуществляется как-то еще, но складывается именно ощущение такой дружбы в Новосибирске», — констатировал Станислав Захаркин.

Руководитель отделения «Собора русского народа» Кирилл Брагин тоже не исключил, что у Юрия Задои есть «связи» в правоохранительных органах Новосибирска. Однако он полагает, что помещение православным активистом своего сына в психлечебницу может стать его «лебединой песней» в качестве общественного деятеля. «На самом деле ситуация тут двусмысленная. Взяли и помогли ему упечь сына в психушку. Если правоохранительные органы и что-то сделали тут в помощь Задое, то это медвежья услуга. Задоя как общественный деятель от этого ничего хорошего не получил. Правоохранительные органы, в отличие от истории с оппозиционером Кормелицким, остались в стороне, и Задоя оказывается самым дискредитированным. Ведь действительно православные, верующие люди никогда не примут такую вещь, когда человек через суд фактически отправил сына за решетку», — рассказал руководитель отделения «Собора русского народа».

Брагин не исключил, что интерес общественности и СМИ к поступку Задои означает начало его «слива» властями. «Примерно до мая он пользовался благосклонностью новосибирской региональной власти, и все у него было в порядке. А потом он участвовал в праймериз «Единой России». И там он выступил против действующего губернатора. С тех пор у него и начались проблемы. Было опубликовано обращение «Всемирного русского народного собора» о том, что они не согласны с его деятельностью, о его исключении. Может, у него и есть какие-то связи в епархии РПЦ, но благосклонностью власти он пользоваться перестал», — пояснил общественник.

Кирилл Брагин полагает, что охлаждение отношений между властью и Задоей в Новосибирске происходит в русле общего процесса прекращения поддержки охранительных движений. «У них был расцвет в 2014 – 2015 годах, когда началась «крымская» или «русская весна», когда начался конфликт на Донбассе. Охранительские движения активно поддерживали власть, какие-то их них направляли на Донбасс своих добровольцев. Но сейчас оказалось, что охранительские движения с их ражем уже не нужны, их просто использовали. Мавр сделал свое дело, мавр может уходить. Как известно, прокуратура начала проверку Национальной-освободительного движения (НОД). И с Задоей та же самая ситуация складывается», — предположил Кирилл Брагин.

Жители Новосибирска уже создали в Интернете петицию с обращением к руководителю территориального органа Росздравнадзора. В обращении они просят проверить врачей психиатрической больницы из-за толков о том, что Юрий Задоя, имея «определенные связи и влияние», мог повлиять на медицинское заключение о здоровье Константина. В обращении явно не хватает еще одного пункта: о необходимости проверки психического здоровья самого Юрия Задои и его покровителей.

Дмитрий Ремизов