«Кризис стал затяжным»

Государство должно помогать заемщикам, включая валютных, поскольку несет часть ответственности за их проблемы, полагает экономист Игорь Николаев.


Проблема с кредитами в России находится в замороженном состоянии, но она никуда не делась. © Фото ИА «Росбалт»

Общая сумма займов россиян, как потребительских, так и ипотечных, достигла 9,23 трлн рублей. При этом наиболее сложная ситуация складывается в жилищном кредитовании. Согласно данным «Объединенного кредитного бюро», количество просроченных платежей по ипотеке за третий квартал текущего года выросло на 3,7%. При этом сумма задолженности российских граждан банкам по ипотечным кредитам составила 160 млрд рублей. О том, какое влияние эти проблемы оказывают на российскую экономику и что должна делать власть в сложившейся ситуации, в интервью «Росбалту» рассказал директор Института стратегического анализа Игорь Николаев.

— Насколько серьезна проблема неплатежей по кредитам для нашей экономики, учитывая падение уровня жизни россиян идущее уже 24 месяц подряд, а также то, что их общий долг кредитным учреждениям достиг более 9 трлн рублей?

 — Задолженность значительная. Ее наращивание сейчас приостановилось, проблема находится в замороженном состоянии, но она никуда не делась, не рассосалась, просто ситуация сейчас стала немного лучше. Если положение в экономике снова ухудшится —резко ослабнет рубль или начнут быстро снижаться реальные доходы населения, то, конечно, эта проблема тоже проявится в более явной форме.

Когда ситуация в экономике становится лучше, люди начинают вновь брать кредиты и сегодня это уже происходит. В том числе, происходит и активизация в сфере потребительского кредитования. Это отмечается как положительная тенденция, однако это действительно хорошо, если не будет ухудшения экономического положения на новом уровне — старые долги плюс новые. Думаю, что риски здесь велики, потому что проблемы в российской экономике остаются.

— Вы упомянули некое улучшение ситуации в российской экономике. Не могли бы вы уточнить, в какой сфере, потому что кроме стабилизации курса рубля пока ничего, во всяком случае, внешне, в положительную сторону не меняется…

 — Ну, уже упомянутый мной рост потребительского кредитования. Это отмечают в «Сбербанке» и других кредитных организациях. Речь идет об информации за август—сентябрь. Что касается в целом по экономике, то она сейчас не падает так, как падала в 2015 году. То есть, некоторая стабилизация наблюдается.

— Какова ситуация с ипотечными кредитами, в частности, с валютными?

 — Здесь тоже замороженное состояние, хотя некая активизация с ипотекой и происходит. Но ситуация с валютной ипотекой точно не рассосалась. Сейчас нет такой ее остроты, потому что курс рубля несколько изменился в лучшую для валютных заемщиков сторону. Но если он вновь просядет, то проблема встанет с прежней остротой.

— Не очень понятно, почему рубль окреп, учитывая, что нефть остается на том же уровне…

 — Ну, цена нефти все-таки возросла. Если вспомнить, что она в этом году была 35 долларов за баррель, а сейчас несколько выше 50 долларов. Плюс имеет значение информация о договоренностях по замораживанию добычи нефти — валютные спекулянты следят за ней внимательно.

Кроме того, сыграли роль действия Центробанка по повышению нормативов резервирования по валютным вкладам (так называемая девалютизация банковских активов). Эта политика, которая проводится начиная с зимы 2016 года, не афишируется, но она оказывала и оказывает сильное влияние на курс национальной валюты, играя большую роль в укреплении рубля, поскольку банкам становится все менее и менее выгодно привлекать валютные кредиты.

Из других событий, повлиявших на улучшение ситуации в российской экономике, можно назвать то, что Федеральная резервная система США не повышала ставку рефинансирования. Другое дело, что это, по всей видимости, еще предстоит сделать с декабря нынешнего года.

Западные санкции остаются, но больше их не стало.

— Сейчас в законодательных кругах звучат предложения ввести трехлетний мораторий на изъятие единственного жилья у тех, кто в свое время ввязался в валютную ипотеку. На ваш взгляд, облегчит ли эта мера участь должников?

 — Для заемщиков это, безусловно, улучшит их ситуацию, но дальше, что? Кризис принял затяжной характер. Здесь хотелось бы каких-то системных решений от правительства.

— А что могло бы стать таким системным решением?

 — Я думаю, что тут без действий Центрального банка не обойтись, потому что устойчивость национальной валюты в свое время не была обеспечена. Как бы валютным ипотечникам не говорили, что их дело частное, что они сами брали кредиты в валюте, но государство не обеспечило устойчивость рубля. А значит, пусть и не в полном объеме, но некая компенсация государством выпадающих доходов банков при переводе валютной ипотеки в рублевую могла бы быть предусмотрена.

Естественно, полной компенсации не будет, и тяжелое финансовое бремя заемщиков останется, но такой шаг был бы важен как прецедент. Потому что, когда государство говорит «это не мое дело», я считаю, что это тоже неправильно.

Беседовал Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Эксперты сообщили о росте просрочки по ипотеке на 39%

СМИ: Банки привлекут нотариусов для выбивания долгов с заемщиков

Госдума обязала банки предупреждать заемщиков о повышенных рисках валютной ипотеки