«Бить или не бить» – вопрос не для России

Госдума разрешила отвешивать подзатыльники детям и таскать за волосы жен под предлогом «сохранения традиции».


Народные избранники отменили закон в такой же спешке, с которой приняли его полгода назад. © СС0 Public Domain

Депутаты Госдумы начали свою работу в новом году с пересмотра ранее принятых решений. Одним из них оказался так называемый «закон о шлепках», который предусматривает возможность уголовного наказания за побои близких родственников, включая детей. Закон был принят в июне прошлого года и вызвал возмущение родительского сообщества, которое разглядело за ним наступление в России эпохи ювенальной юстиции, то есть необоснованного вторжения в семейные дела.

Уже осенью в Госдуму поступил законопроект о декриминализации побоев в отношении близких родственников. Депутаты собирались одобрить его в первом чтении в конце декабря, но по предложению спикера Госдумы Вячеслава Володина, указавшего на необходимость детального обсуждения документа, рассмотрение решили перенести на начало января.

«Из-за принятия нового закона внутрисемейные побои стали более опасными, чем побои чужих людей», - аргументировала необходимость частичной декриминализации ч.1 ст. 116 УК докладчик по проекту, член Совета Федерации Елена Мизулина. По ее словам, за «шлепок» близкого лица сейчас можно схлопотать до двух лет тюрьмы, а вот если отвесить тумака соседу, то удастся отделаться административным наказанием.

«Это вопиющая несправедливость, нарушен принцип соразмерности и справедливости наказания, а также равенства граждан перед законом по семейному признаку», - указала Мизулина. По ее мнению, ранее принятый закон противоречит не только праву, но и системе социальных ценностей, которых придерживается российское общество. «Способность прощать - это часть православной традиции, а сам закон стал актом ненависти по отношению к семье», - убеждена Мизулина.

Она отметила, что никто из граждан не поддерживает насилие в семье. «Но в российской традиционной семейной культуре отношения «отцов и детей» строятся на авторитете родительской власти, взаимном чувстве любви и личной незаменимости как основе воспитания ребенка, презумпции добросовестности родителей в осуществлении родительских прав. Принимаемые законы должны поддерживать эту традицию, а не убивать ее», - заявила Мизулина.

Говоря о конкретных претензиях к ранее принятому закону, она отметила, что он, в частности не раскрывает понятие «близкие лица», что рискует обернуться неопределенностью на практике. Кроме того, в действующем УК и так содержится более 60 составов преступлений, которые предусматривают уголовную ответственность за насильственные или иные противоправные действия, совершенные в отношении членов семьи.

«В отличие от всех иных насильственных преступлений, по обвинению в совершении которых родители могут быть привлечены к уголовной ответственности за насилие в отношении ребенка, побои, которые регламентируются статьей 116 УК РФ, не связаны с причинением какого-либо вреда не только жизни, но и здоровью», - пояснила сенатор.

Речь идет о причинении физической боли, но легкой, после которой остаются максимум ссадины, царапины и синяки, добавила в свою очередь член комитета Госдумы по госстроительству Ольга Баталина. По словам Мизулиной, для возбуждения уголовного дела по 116-ой статье УК не требуется даже медицинского заключения, не говоря о проведении судебной экспертизы. Достаточно будет показаний самого потерпевшего, которым может оказаться обиженный на родителей ребенок, или даже анонимного звонка в полицию.

Баталина заверила, что декриминализация побоев в отношении близких не спровоцирует в стране дальнейший рост семейно-бытового насилия. «Не надо думать, что и сам и родственники не будут нести ответственность за побои. Продолжит действовать двухступенчатая система привлечения к наказанию: на первый раз - административному, а на второй - уголовному», - заверила депутат.

Причем административное наказание может оказаться для дебошира страшнее, чем уголовное, поскольку предусматривает, в частности, штраф до 30 тыс. рублей. А вот в тюрьму по ч.1 ст.116 УК отправляют редко, в основном ограничиваясь наказанием в виде принудительных работ.

Против декриминализации побоев открыто в Госдуме выступила только фракция КПРФ и еще несколько депутатов. «Этот законопроект из серии – «буду бить аккуратно, но сильно». То, что мы сейчас убираем близких родственников из этой статьи УК, ничего не меняет. Просто взбеленилась категория родителей, которая дает подзатыльники своим детям», - возмутился депутат Госдумы от ЛДПР Сергей Иванов.

Глава комитета Госдумы по делам семьи Тамара Плетнева (КПРФ) также усомнилась в необходимости правки УК. «Ударивший один раз, даже и не больно, ударит и во второй. Мне почему-то не звонят с вопросами по этому закону те, кого бьют, а звонят теоретики», - сказала Плетнева.

А единоросс Оксана Пушкина и вовсе сослалась на данные МВД, из которых следовало, что в России насилию со стороны партнера ежегодно подвергаются 600 тыс. женщин. По ее словам, каждую третью женщину избивают регулярно, также от рук родителей погибает до трех тысяч детей в год. «Надо менять нашу национальную традицию - шлепнуть или таскать за волосы», - призвала попутно Пушкина.

В КПРФ заявили, что статья об уголовном наказании за «шлепки» была даже в советскую эпоху, а также одно время в российском УК. «Но уголовные дела по ней никогда не возбуждались, это стали делать два-три года назад под воздействием либеральных веяний с запада о том, что в воспитании неприменимо никакое насилие», - заметил депутат Госдумы от КПРФ Юрий Синельщиков.

Он опасается, что в случае декриминализации побоев в отношении близкий родственников в уголовном законодательстве появится еще больший перекос. «Не понесет уголовного наказания отец, который в пьяном угаре швырнул своего семимесячного ребенка, мешавшего ему спать, в другой конец комнаты. Ребенок отделался кровоподтеками. И дочь не понесет наказания, которая избила свою неходячую мать, требуя от нее встать или отправиться, наконец, в могилу», - привел примеры из реальной судебной практики Синельщиков.

В том же время легкие удары, сопровождаемые выкриками идеологического, националистического или религиозного характера, по-прежнему будут считаться уголовным преступлением, так как в этой части депутаты отказались декриминализировать ч. 1 ст. 116 УК.

В КПРФ заявили, что поддержат законопроект только в том случае, если ко второму чтению уголовная ответственность сохранится за побои без вреда для здоровья и жизни в отношении несовершеннолетних членов семьи, беременных и «лиц, находящихся в беспомощном состоянии, независимо от мотивов и места совершения преступления».

Неоднозначную реакцию законопроект вызвал и в «Справедливой России», депутаты которой предложили, в частности не декриминализировать уголовную статью, а конкретизировать, «что есть подзатыльник, шлепок, щелбан и затрещина». «Допустим ли удар кулаком пьяного отца? И что значит - «синяк заживет»? Вы ходили с ним неделю? Приведет ли смягчение к результату? Ведь иногда начинает с пощечины, а заканчивается убийством», - заметил «эсер» Олег Нилов, который призвал не смешивать в одном законопроекте ювенальную проблему с отношениями взрослых.

Единороссы, которые выступили в поддержку закона, заявили, что тюрьма еще никого не исправляла и если детей «шлепают» в воспитательных целях, то это допустимо. «Если мама дергает ребенка за пальчики, который тянется к розетке или отец бьет по руке, когда его сын тянется к наркотикам», - привела примеры депутат Ольга Окунева.

Мизулина заявила, что под нынешнюю статью УК можно «подогнать» даже такие случаи. Она, в частности, сообщила, что уголовные дела за побои в отношении близких стали вдруг активно заводиться в Мурманской, Смоленской и Саратовской областях. «В Туле у родителей отобрали девочку, которая пришла в школу с синяком на лбу. Только потом выяснилось, что ее стукнул деревянным кубиком брат, но ребенка отобрали. Другой пример - 17-летняя девочка в Москве украла у родителей деньги, отложенные на погашение ипотечного кредита, и прогуляла их. Мать дала ей пощечину, девочка побежала в полицию, там возбуждают дело, все в семье уже разобрались, но дело прекратить невозможно», - привела примеры Мизулина.

Между тем, сенатор призналась, что пока не располагает официальной статистикой о количестве уголовных дел, заведенных с июня 2016 года за побои в отношении близких лиц. Тем не менее, у нее есть «150 фактов с описанием», которые предоставила некая родительская общественность. На основе этой, по сути, непроверенной информации депутаты и отменили закон в такой же спешке, с которой приняли его полгода назад.

Елена Земскова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему СМИ: Единороссы возглавили список прогульщиков заседаний в Госдуме

Противники домашнего насилия принесли к парламенту Петербурга «женскую голову» (фото)

Госдума обсудит во втором чтении законопроект о декриминализации семейных побоев