«А дорогие россияне пусть дровами топят»

В Госдуме осознают риски строительства «Турецкого потока», но все затмевает желание насолить Украине.


Россия вкладывает миллиарды в экспорт газа за рубеж, в то время как уровень ее собственной газификации составляет всего 65%. © Фото с сайта gazprom.ru

Госдума в пятницу единогласно ратифицировала соглашение о строительстве «Турецкого потока». Новый газопровод, который протянется через акваторию Черного моря из России до приемного терминала на побережье Турции, может быть запущен еще до конца 2019 года. Он будет состоять из двух ниток общей максимальной пропускной способностью 31,5 млрд кубометров в год.

Напомним, что переговоры по «Турецкому потоку» проходили тяжело. Меморандум о взаимопонимании по строительству газопровода был подписан «Газпромом» и турецкой Botas Petroleum Pipeline Corporation еще в декабре 2014 года. Но после того как турецкие военные сбили российский бомбардировщик Су-24, вопрос, что называется, завис.

Тем не менее, правительствам двух стран удалось подписать соглашение в октябре 2016 года. А уже в декабре South Stream Transport B.V. (принадлежит «Газпрому») и Allseas Group S.A. заключили контракт на строительство первой нитки газопровода с опционом на укладку второй.

Инвестиции российской стороны в морскую часть газопровода составят около 7 млрд евро, сообщил депутатам при рассмотрении проекта в Госдуме замглавы Минэнерго Юрий Сентюрин. Он заверил, что строительство не потребует дополнительных расходов федерального бюджета. Напротив, будущие доходы госказны от экспортных пошлин только после введения в строй первой нитки газопровода уже оцениваются примерно в 750 млн долларов.

Главным же преимуществом нового экспортного маршрута Сентюрин назвал «минимизацию транзитных рисков» при поставках газа в Европу через Украину. «Нам удастся уменьшить прокачку газа через соседей и ослабить транзитные риски. При этом объемы поставок российского газа на глобальный рынок, в частности, европейский, возрастут», — заверил замминистра.

Он убежден, что реализации проекта не помешает даже ситуация вокруг так называемого антимонопольного «третьего энергопакета» ЕС. «Евросоюз пытается обязать „Газпром“ дать возможность другим поставщикам врезаться в газопровод, что угрожает снизить рентабельность проекта», — заметил Сентюрину единоросс Дмитрий Белик. Однако тот заявил, что без российского газа Европе придется туго. «РФ не ратифицировала „третий пакет“ и выстраивает свои отношения в рамках двусторонних контрактов. При этом поставки газа в Европу стабильно растут, они демонстрируют рекордные показатели», — сказал Сентюрин.

Примерно в таком же духе необходимость ратификации соглашения объяснили и в «Единой России». «Мы хотим как минимум снизить транзит через Украину — причина абсолютно понятна», — сказал единоросс Адальби Шхагошев. По его словам, Турция выступает «самым серьезным потребителем российского газа» после Германии. «Поставлять газ по разным потокам — это значит диверсифицировать подход», — заметил парламентарий.

В ЛДПР и «Справедливой России» также рады тому, что после запуска «Турецкого потока» транзитные возможности соседнего государства снизятся. «Украина может потерять около 700 млн долларов, а к 2020 году Россия вообще будет готова отказаться от транзита газа через эту страну», — заявил либерал-демократ Антон Морозов. Он предположил, что это может вынудить Украину пересмотреть свои отношения с Россией.

Вместе с тем, депутаты признали, что соглашение с Турцией таит в себе немало политических и экономических рисков. К тому же исторически отношения России и Турции нельзя назвать простыми и добрыми. «За последние три столетия мы воевали восемь раз», — напомнил депутатам «эсер» Алексей Чепа.

Другие парламентарии вспомнили, как совсем недавно турецкие власти фактически национализировали Akfel Holding, который является крупнейшим активом «Газпрома» в Турции, из-за подозрений в связи Фетхуллахом Гюленом (Анкара обвиняет этого влиятельного проповедника, живущего в США, в организации недавней попытки военного переворота).

Сентюрин в ответ заверил, что такое больше не повторится. «В тексте соглашения есть так называемая стабилизационная оговорка, суть которой в том, что его участники застрахованы от изменений законодательства или конкретно политики властей в неблагоприятную сторону», — сказал замминистра.

По его словам, Анкара сама заинтересована в газопроводе. «Это позволит Турции решить газовую проблему, а еще, если будет построена вторая нитка, она сможет получать деньги за транзит. Так что с уверенностью можно прогнозировать высокую реализуемость взятых обязательств», — сказал Сентюрин.

Несмотря на это, парламентарии не исключили, что партнеры по проекту могут «выкинуть номер», как это случилось при запуске «Голубого потока». Тогда турецкая сторона резко потребовала снизить для себя цену на газ. «Не произойдет ли это сейчас?», — спросил Сентюрина коммунист Николай Коломейцев. Однако замминистра заверил, что из-за диверсификации поставок газа у Турции будет слишком малое поле для маневра, и «она будет вовлечена в транзит».

Тем не менее, в КПРФ убеждены, что Россия поступает неразумно, подписываясь под соглашением по «Турецкому потоку». «С экономической точки зрения дешевле было бы вернуть нормальную власть на Украине и получить нормального соседа, нашего брата», — заявил Коломейцев. Он напомнил, что транзит газа по турецкой территории предлагается доверить местной компании, которая может поставить вопрос о снижении цены на газ для Турции. К тому же, через эту страну будет проходить еще один газопровод — «Набукко», который составит прямую конкуренцию экспорту «Газпрома».

«Сама Турция внутри очень противоречивая страна и там действуют разные группы», — заметил Коломейцев, напомнив о печальном опыте попытки запуска Россией «Южного потока», который в итоге был заблокирован Болгарией под давлением ЕС. «Нам надо думать, как замириться с Украиной и предпринять все меры, чтобы вернуть ее», — заявил Коломейцев.

Его коллега по фракции КПРФ Владимир Поздняков также убежден, что запуск «Турецкого потока» создает немало рисков и угроз. В том числе геополитических, поскольку Турция — член военного альянса НАТО, который теперь фактически будет контролировать южное направление российского газового экспорта.

Поздняков также прогнозирует, что затраты на строительство газопровода окажутся больше предполагаемых. «Только в 2016 году „Газпром“ инвестировал в реализацию проекта более 38 млрд рублей. Инвестиции в морскую часть „Турецкого потока“ составят около 7 млрд евро. Но такая сумма была озвучена в 2015 году. С тех пор, видимо, цена не пересматривалась», — заметил депутат.

По его расчетам, строительство газопровода обойдется России в 20 млрд долларов. При этом нет никаких гарантий, что проект не будет заблокирован так же, как это случилось с «Южным потоком». «На него „Газпром“ потратил до 17 млрд долларов, хотя разрешение на постройку было под большим вопросом. Гарантий, что новый газопровод также не будет заблокирован, нет. Не стоит забывать, что зампред Еврокомисии Марош Шефчович в интервью СМИ заявил, что Брюссель выступает за сохранение транзита российского голубого топлива через Украину и после 2019 года», — сказал Поздняков.

Депутату также обидно, что Россия вкладывает миллиарды в экспорт газа за рубеж, в то время как ее собственный уровень газификации составляет всего 65%. «В Европе средний показатель газификации по странам превышает 90%, а „дорогие россияне“ пусть печи дровами топят?», — такими словами Поздняков завершил дискуссию по «Турецкому потоку» в Госдуме.

Елена Земскова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Жители Зауралья возмущены завышением цен на дрова

Цена на газ для Евросоюза станет выше в 2017 году

Российские бомбардировщики нанесли очередной удар по боевикам в Сирии