Восторг от Трампа утихает

Сергей Лавров предупредил депутатов Госдумы, что Кремлю будет не так уж легко договариваться с новым президентом США.


Глава МИД РФ надеется, что Владимир Путин не уступит хозяину Белого дома в мастерстве заключать сделки. © Фото: Анна Исакова/Фотослужба Государственной Думы.

Перспективы развития российско-американских отношений после избрания Дональда Трампа на пост президента США стали главной темой разговора главы МИД Сергея Лаврова с депутатами в рамках «правительственного часа», прошедшего в среду в Госдуме.

Народным избранникам уже явно не хочется вспоминать, как они пару месяцев назад бурно аплодировали победе Трампа, причем одна из думских фракций отметила это событие торжественным распитием шампанского. С тех пор новый американский президент немало наговорил в адрес России и даже успел еще до своей инаугурации намекнуть, что условием для отмены санкций может стать сокращение ядерного потенциала нашей страны.

Полный оптимизм в отношении Трампа сохранился, судя по всему, разве что только во фракции ЛДПР. Ее лидер Владимир Жириновский убежден, что при новом американском президенте как минимум исправится характер дипломатии Вашингтона. «Америка резко изменит внешнюю политику. Все скучно — войны не будет, о чем писать тогда, целые диссертации коту под хвост», — заявил Жириновский.

Между тем, у главы МИД Сергея Лаврова и многих депутатов Госдумы, судя по всему, уже нет радужных ожиданий в связи с приходом к власти Трампа. По словам министра, при прошлом президенте США Бараке Обаме российско-американским отношениям был нанесен «тяжелейший ущерб». «Для его преодоления потребуется время и серьезная работа. Мы готовы пройти свою часть пути по оздоровлению в интересах наших народов, глобальной безопасности и стабильности и разделяем заявленную Трампом позицию в пользу налаживания нормального взаимодействия. При этом судить будем, разумеется, по делам», — сказал Лавров, выразив уверенность, что в итоге рациональные интересы, порядочность и предсказуемость при их продвижении «поставят все на свои места».

Так что если говорить о нынешнем настрое российского внешнеполитического руководства по отношению к новой американской администрации, то первоначальный восторг, вызванный победой Трампа, сменился, скорее, умеренными надеждами на улучшение отношений двух стран. В любом случае, как подчеркнул Лавров, Россия намерена их выстраивать исключительно на принципах равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга.

Депутаты, между тем, хотели от министра большей конкретики. В частности, их интересовало, на какую позицию Соединенных Штатов рассчитывает Россия при урегулировании проблем в Сирии и на Украине.

«Вашингтон сегодня обновлен, способен ли он войти в процесс урегулирования в Сирии без геополитических игр?», — задал вопрос единоросс Адальби Шхагошев. Но так и не услышал прямого ответа — Лавров долго рассказывал депутатам о состоявшихся накануне в Астане переговорах по межсирийскому урегулированию, в которых в качестве гарантов участвовали Россия, Турция и Иран.

На встрече в Астане в качестве одного из наблюдателей присутствовал и посол США, заметил министр. Из его слов следовало, что Россия и дальше намерена играть собственную роль в Сирии, и рассчитывает на признание этого со стороны Вашингтона. Не случайно Лавров указал на такие успехи Москвы, как, например, усаживание за один стол с делегатами сирийского президента Башара Асада представителей не только политической, но и вооруженной сирийской оппозиции. «Такого еще не было», — заметил глава МИД.

В целом же он дал понять, что коалиция России, Турции и Ирана способна решить проблему Сирии намного эффективнее, чем это пыталась сделать администрация Обамы.

Как поведет себя в Сирии Трамп и согласится ли признать самостоятельную роль России в этом регионе, пока неизвестно. Между тем, судя по выступлению Лаврова, в Москве всерьез рассчитывают на то, что с приходом нового президента Вашингтон потеряет былой интерес к Украине.

«Возможно ли изменение негативного вектора в связи с приходом к власти Трампа в США и сменой в ближайшем будущем политиков в ряде западных стран? И насколько в принципе договороспособен режим в Киеве?» — поинтересовался у Лаврова единоросс Владимир Шаманов. На что министр ответил, что пока не видит «признаков договороспособности у руководства Украины». Он также сообщил о поступающей к нему по разным каналам информации о том, что в подавляющем большинстве правительств европейских стран «прекрасно понимают, что происходит, включая нежелание украинской власти выполнять Минские договоренности».

Вслед за этим Лавров выразил надежду, что с приходом к власти Трампа и при реализации заявленных им подходов к внешней политике как «к чему-то прагматичному, к тому, что не должно создавать для США лишних проблем», новый американский президент не захочет «вмешиваться в дела других государств».

«Думаю, что украинское руководство почувствует необходимость более самостоятельно действовать и не полагаться на заокеанских своих хозяев, как это было при Бараке Обаме и Джозефе Байдене», — заявил Лавров.

Несмотря на это, депутаты из фракции КПРФ поспешили предостеречь главу МИД от слишком позитивного отношения к Трампу. «Для него (Трампа) переговоры — это не компромисс, а безоговорочная победа. Этого он будет добиваться и дальше», — убежден коммунист Леонид Калашников.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов также уверен, что США не изменят свой курс. «Какие бы заявления Трамп ни делал, надо иметь в виду, что вашингтонские ястребы как сидели, так и сидят, а Америка как занималась экспансией и продолжает печатать доллары, так и будет продолжать», — заявил он.

В ответ Лавров признался, что у России нет иллюзий относительно перезагрузки отношений с США. «Никаких наивных ожиданий у нас нет. Знаем, что Трамп считается мастером заключать сделки, но Владимир Путин тоже умеет договариваться, и всегда в интересах России», — попытался успокоить депутатов глава МИД РФ.

Елена Земскова


Ранее на тему Жириновский раскритиковал миллиардера Мельниченко за покупку новой яхты

Путин учредил должность советника глав партий Госдумы

Кремль призвал США оценить последствия организации зон безопасности в Сирии