В регионах растет напряжение

В регионах растет напряжение

Социальные протесты в России начинают происходить даже там, где их вообще никогда раньше не было, отмечают эксперты КГИ.


Качество политических институтов в нашей стране продолжает ухудшаться. © FreeImages.com Content License

Эксперты Комитета гражданских инициатив (КГИ), возглавляемого Алексеем Кудриным, представили рейтинг социально-экономической и политической напряженности российских регионов по состоянию на 1 января 2017 года.

Одним из основных выводов исследования является констатация продолжающегося снижения качества политических институтов в регионах России. Состояние дел в этой сфере оценивалось по таким критериям, как уровень политической конкуренции, институциональная независимость депутатов регионального парламента, представительство оппозиции в законодательной власти и состояние системы местного самоуправления.

На фоне стабилизации экономического положения, качество управления и политического дизайна в российских регионах продолжает падать, отмечают эксперты КГИ.

Один из авторов итогового доклада политолог Александр Кынев обращает внимание на то, что в части качества политических институтов в целом по России в течение последних двух лет наблюдалось постепенное вялотекущее ухудшение и деградация. Однако во второй половине 2016 года, по его словам, произошел «резкий скачок ухудшения, который является ничем иным, как эффектом отложенных последствий целого комплекса решений, которые были приняты за последние годы».

Речь идет и о сокращении числа депутатов, и об уменьшении количества выборных должностей в местном самоуправлении. Что касается такого показателя, как число депутатов местных заксобраний, работающих на постоянной основе, то если в среднем по стране он сократился на проценты, то в некоторых регионах упал в два раза, отметил эксперт.

По словам Кынева, снизилось и представительство оппозиции в региональном руководстве. «Если год назад мы имели примерно 14% мест в руководстве парламентов в руках оппозиции, то после сентябрьских выборов 2016 года этот показатель в среднем по стране упал до 11%», — сообщил он.

Кынев также отметил, что главы ряда региональных столиц перестали избираться населением. В частности, мэры теперь будут назначаться в Петропавловске-Камчатском, Перми, Ставрополе, Саратове, Вологде, Нарьян-Маре.

Политолог напомнил, что если еще в 2015 году «относительно лучшим из регионов по этим критериям была Карелия, то после выборов 2016 года ситуация там сильно изменилась». В частности, по такому показателю, как представленность оппозиции в местном парламенте, в котором число оппозиционных депутатов резко сократилось.

Причем, по его словам, «героев» среди российских регионов в этом нет, «просто одни падают быстрее, а другие медленнее».

Кынев отмечает, что при сохранении тяжелой экономической ситуации социальные протесты начинают происходить даже в тех регионах и городах, где их вообще никогда раньше не было, например, в Биробиджане. По его мнению, «отсутствие хороших экономических новостей, рост протестной активности при одновременном ухудшении политических институтов — это очень опасное сочетание».

Специалист говорит, что «сами по себе плохие политические институты в ситуации, когда все более-менее хорошо, могут быть незаметны. Однако в условиях кризиса и местных конфликтов, например, по коммунальным проблемам, при плохой социально-экономической ситуации, получается очень опасная комбинация».

Эксперт КГИ Алексей Титков отметил рост числа выступлений, связанных с политической тематикой. В частности, по его словам, драйвером политических протестов в регионах стали выступления так или иначе вызванные принятием «пакета Яровой».

«Люди, которые до сих пор не интересовались политикой, теперь оказались задеты, например, ограничениями работы в интернете. Если они в какой-то момент „склеят“ в своем сознании эти ограничения с политическими проблемами, то в результате мы получим дополнительные „отряды“, участвующие в общих протестах», — сказал он.

В свою очередь политолог Николай Петров обратил внимание на исследования социологов, которые показывают, что сегодня «страна никуда не идет, а просто стоит на месте». Однако надо понимать, считает он, что эта ситуация уже заканчивается. «И не потому, что кто-то хочет проводить реформы, а потому что резервы для непроведения реформ исчерпаны», — пояснил он. И вот в ситуации, продолжает Петров, «когда надо будет перейти к движению, те институты, которые мы имеем сегодня в регионах, плохи даже для сохранения статус-кво, не говоря уж о переходе к развитию».

Экономист Евгений Гонтмахер, приведя в пример Алтайский край, сказал, что корни того, что произошло в этом регионе, оказавшемся в лидерах по ухудшению всех политических, социально-экономических и административных показателей, лежат в экономике. По данным эксперта, за последние 10-15 лет в крае наблюдалась очень серьезная деградация экономической сферы. «Мы видим, что это стало первым знаком того, что экономика стала влиять на общественную константу», — заключил он.

Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Битва за народную власть

В Омске из-за дефицита бюджета погасили Вечный огонь

В Новосибирске готовят полуторатысячный митинг против резкого роста тарифов ЖКХ