Ксенофобия вредит интеграции

Сторонники облегчения процедуры получения гражданства РФ соотечественниками призывают не бояться, «что к нам переедет вся Средняя Азия».


Власть во многом продолжает исходить из презумпции виновности тех людей, которые в 1991 году в одночасье стали иностранцами. © Росбалт

Проблемам российских соотечественников примерно столько же лет, сколько и современной России. Причем, характерно, что чем дальше мы уходим от Беловежских соглашений 1991 года, тем жестче отношение к этим самым соотечественникам со стороны российского государства.

Действия в этой сфере наших полицейских, чиновников всех уровней и законодателей становилось суровее год от года, однако радикальный перелом в сторону ужесточения правил произошел в 2002 году с принятием новых законов о гражданстве РФ и о правовом положении иностранных граждан.

Несколько смягчить ситуацию по идее должна была программа переселения соотечественников в Россию, однако в реальности при ее реализации власть во многом продолжала исходить из презумпции виновности тех миллионов людей, которые в декабре 1991 года в один момент оказались иностранцами, причем в большинстве не по своей воле.

Характерно, что за 15 лет существования законов о гражданстве и правовом положении иностранных граждан эти документы непрерывно росли в объеме за счет все новых и новых поправок. Текст того же закона о гражданстве увеличился, по сравнению с первоначальным вариантом, примерно в три раза. Не закон, а радость юриста и одновременно — беда для обычного гражданина, который не в силах в нем разобраться.

Чем дальше мы уходили от момента распада Советского Союза, чем больше в России говорилось слов о патриотизме, тем подозрительней становилось отношение к тем людям, которых у нас стали официально именовать «соотечественниками».

Их проблемы условно можно разделить на внешние и внутренние. Последние в основном рукотворны. В том смысле, что созданы усилиями множества государственных деятелей Российской Федерации. Однако с точки зрения чистой юриспруденции камней преткновения здесь не так много — в томах законов отыскивается всего несколько положений, которые ставят соотечественников в безвыходное положение.

Естественно, возникает желание убрать эти препятствия и вывести ситуацию из того юридического тупика, в котором она оказалась. О том, как это сделать, в частности, говорилось на парламентских слушаниях «О современной политике Российской Федерации в отношении соотечественников, проживающих за рубежом», которые прошли в Госдуме на этой неделе.

Но тут надо упомянуть еще и про внешний аспект проблемы соотечественников — то положение в котором оказались те из них, кто уже давно живет за рубежом. В последние три года как в странах дальнего зарубежья, так и в государствах — бывших республиках Советского Союза, отношение к этим людям, скажем прямо, стало гораздо более настороженным. И не в силу пресловутой русофобии, а после действий, предпринятых руководством РФ в 2014—2016 годах, и тех официальных заявлений, которыми они подкреплялись.

Ведь то же присоединение Крыма обосновывалось именно необходимостью защиты соотечественников, что вызвало ответную реакцию как части граждан, так и властей ряда государств, которые стали опасаться за свою территориальную целостность. В таких условиях российские «соотечественники» во многом воспринимаются за рубежом как агенты (вольные или невольные, сознательные или бессознательные, оплачиваемые или бескорыстные) российского государства и его экспансионистской внешней политики.

С этой точки зрения законодательную инициативу, призванную упростить процедуру предоставления российского гражданства, которую продвигает депутат Госдумы Константин Затулин, в обычных условиях можно и нужно было бы считать рациональной и антибюрократической. Однако за рубежом она сегодня рассматриваются через призму новой российской доктрины «защиты соотечественников».

Например, одно из предложений законопроекта состоит в том, чтобы перестать требовать отказ от предыдущего гражданства для тех, кто претендует на получение российского паспорта по программе переселения. Обоснование очевидное — некоторые страны, например, Узбекистан, крайне неохотно «отпускают» своих граждан, так что заявление об отказе от национального паспорта может рассматриваться не один год.

Другое предложение законопроекта тоже вроде бы элементарно. Как уже писал «Росбалт», действующее законодательство об упрощенном получении российского гражданства распространяется на тех, кто сам или чьи предки по прямой линии родились на территории Российской империи или СССР, но обязательно «в границах нынешней РФ». То есть, если, к примеру, отец и мать этнического русского, ныне гражданина Таджикистана, родились в этой тогда еще советской республике, куда, в свою очередь, их родители приехали, допустим, на комсомольскую стройку, то «соотечественником» этот человек уже не считается. В связи с этим предлагается внести поправку в действующий закон о гражданстве РФ (в раздел о его упрощенном получении), убрав оттуда фразу «в границах Российской Федерации».

Выступая на парламентских слушаниях, Затулин решил заранее ответить тем критикам поддерживаемой им законодательной инициативы, которые опасаются, что после принятия таких поправок «в Россию переедет вся Средняя Азия».

Депутат напомнил, что профильный комитет Госдумы, первым заместителем председателя которого он является, в своем названии содержит упоминание о евразийской интеграции (комитет по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками»). «Так что было бы странно с нашей стороны, когда мы развиваем Евразийский экономический союз, демонстрировать свою ксенофобию по отношению к Средней Азии», — подчеркнул он.

Александр Желенин


Ранее на тему Зюганов «нашел» происхождение ненависти Запада к России

Госдума расширила права адвокатов в уголовном процессе

Госдума уточнила режим свободной торговли со странами СНГ