Пятьдесят ненужных львов

Уникальные зоопарки «Тайган» и «Сказка» оказались на грани выживания из-за давления со стороны властей Крыма и бывшего прокурора Натальи Поклонской.


© Фото с сайта olegzubkov.blogspot.ru

Олег Зубков — владелец парков, где на вольном выпасе содержатся около 50 африканских львов и сотни других животных, — уже несколько лет находится в конфликте с крымскими властями. В интервью «Росбалту» он рассказал, что стало причиной противостояния и к каким последствиям привело.

— Многочисленные сложности, которые были у вас и у ваших зоопарков, по-прежнему сохраняются или они уже уходят в прошлое?

 — Часть споров была разрешена в судах, часть осталась, а некоторые появились недавно. Но могу сказать, что тот вал проблем, который был в прошлом году, когда власть в лице бывшего прокурора Натальи Поклонской и главы республики Сергея Аксенова набросилась на зоопарк со всех сторон и начала его обкладывать миллионными штрафами, уголовными делами, — этого уже нет. Есть какие-то «остаточные» суды, которые мы выигрываем. Наиболее резонансные уголовные дела закрыты и по ним получены оправдательные приговоры. Я говорю о деле пострадавшего мальчика, и о так называемом «деле охранника». В последнем случае приговор, вынесенный в Крыму, был отменен судом высшей инстанции. Развалилось и дело о лесе, якобы вырубленном мною на двух гектарах, и о нанесении мною ущерба на 120 млн рублей при строительстве парка «Белая скала». Факты не подтвердились. Это было очевидно с самого начала, но раньше никто в это вникать не хотел, а госпожа Поклонская на всю страну по «России-24» рассказывала о моих парках всякие ужасы.

Фото с сайта olegzubkov.blogspot.ru

Зато появились другие проблемы. Главная из них сегодня — это отсутствие каких-либо перспектив развития. Три с половиной года Крым в России, и три с половиной года мои парки отбиваются от нападок властей. Фамилия «Зубков» — уже нарицательное. «Хочешь жить, как Зубков — мы тебе устроим», — передают мне крымские предприниматели.

Никакого понимания и контактов с нынешним главой республики нет и, мне кажется, уже не будет. Соответственно, есть команды административные вопросы моих парков не решать. Единственный проект, который, к счастью, начал двигаться, — парк тигров и медведей в Севастополе. Он еще пока на уровне согласования, но приятно, что там власти демонстрируют интерес к этой идее и ко мне, как инвестору.

Испытываем проблемы с водой, с поставками мяса и даже проблемы отсутствия автостоянок. Стоянка перед парком «Тайган» уничтожена, машины стоят в поле, в грязи, поскольку щебень власти здесь вывезли. Подлежит сносу конструкция у входа в зоопарк — буквы «Парк львов Тайган». Эта вывеска является самой большой не только в России, но и в мире, есть даже заявки в книги рекордов России и Гиннеса. Несмотря на это, судебная тяжба о сносе этой конструкции длится уже третий суд. Якобы она уничтожает почвенный покров. Я это расцениваю как сведение счетов с моими парками. Уже уничтожены все указатели, билборды близ входа в парк.

Фото с сайта olegzubkov.blogspot.ru

— Как вы думаете, в чем причина ваших непростых взаимоотношений с властью?

 — У зоопарка со времени вхождения Крыма в состав России образовались четыре врага моих проектов. Это Сергей Аксенов, Наталья Поклонская, бывший вице-премьер Николай Янаки и глава ветеринарного департамента Крыма Валерий Иванов. Эти четыре человека лютой ненавистью ненавидят меня и мои парки. Зубков для них, что красная тряпка для быка. Они не могут простить мне мою независимую позицию, того, что я даю оценочные суждения тому, что происходит в Крыму, и тому, как относятся здесь к предпринимателям, не могут простить моей открытости для журналистов любых СМИ, в том числе и неподконтрольных властям.

Я уверен, что все указания такого рода исходят от главы республики, от его команды. Я не перестаю утверждать, что Аксенов — не мудрый руководитель, не разумный политик, который из 90-х годов до сих пор не перестроился на новый лад. Он не любит самодостаточных и мыслящих людей, которые не боятся выражать свое мнение. В 2014 году я был членом партии «Единая Россия», замруководителя белогорской партийной организации, членом крымского штаба Общероссийского народного фронта (ОНФ) и связывал большие надежды со вхождением Крыма в состав РФ, надеялся на дальнейшее развитие и Крыма и своих проектов. Но получил обратную картину. Аксенов не пустил меня на выборы 2014 года в Госсовет Крыма, а дальше пошло-поехало. Всякие поклонские, ивановы, янаки... Через прокуратуру, через ветдепартамент они пытались уничтожить меня и мои парки. Не успокоились и до сих пор.

Фото с сайта olegzubkov.blogspot.ru

Через третьих лиц меня пригласили к Аксенову, якобы на последний разговор, на котором глава республики даст мне последний шанс и т.п. Конечно, это предложение я отверг. Теперь можно ожидать очередных драконовских мер со стороны властей. Я не исключаю даже и нового уголовного преследования, но этот вопрос будет решать не глава Крыма, а российский суд.

— В этом конфликте вы не ощутили поддержку федерального центра?

 — Это меня больше всего возмущает. Федеральные скандалы вокруг моих парков — например, в период блэкаута, когда власти приказали забрать генератор у «Тайгана» и «Сказки», когда в «Сказке» в мае 2015 года были застрелены обезьяны, — все эти истории получали большую огласку. Тысячи писем поклонников, сторонников со всей России и из-за рубежа шли и в администрацию президента, и во все возможные структуры, но все письма возвращались в совет министров Республики Крым — тому, на кого и нужно было жаловаться. А оттуда я получал маразматические ответы. Но никто не попытался разобраться, приехать, создать какую-то независимую комиссию.

Фото с сайта olegzubkov.blogspot.ru

— Помимо давления властей, с какими трудностями сталкиваются зоопарки в Крыму?

 — Это трудности, связанные с международной санкционной политикой в отношении Крыма. Я не могу выезжать в Европу, не могу завозить животных из Европы. Страдаю от того, что у нас нет нормальных отношений с Украиной, поскольку все мои парки, которые потребляют очень много мяса, по поставкам были завязаны на Украину. Мне очень тяжело перестроиться на Россию, где в том же Краснодарском крае было уничтожено поголовье свиней, и теперь мяса очень мало.

Кроме того, я не могу поставить в парки сегодня то оборудование, которое раньше поставлял из Китая. О перевозке двух контейнеров из Украины можно книгу написать. Ничего более ужасного, чем документооборот на крымской таможне, в своей жизни не испытывал. В итоге я отказался от идеи строить парк развлечений «Белая скала», потому что там сотни контейнеров должны быть ввезены и растаможены.

Трудности есть и от того, что Украина перекрыла Северо-Крымский канал, Белогорское водохранилище было спущено для того, чтобы обеспечивать водоснабжение Керчи, Феодосии и Судака. В результате звери остались без воды. Парк «Тайган» хоть и находится на берегу Тайганского водохранилища, но геология не позволяет пробурить скважины, и сегодня машинами возим воду за 12 километров.

У меня еще множество других проблем, но живем. Хотя так жить нельзя. Надо что-то менять.

Беседовал Денис Леонов


Ранее на тему Основатель парка львов «Тайган» выиграл суд в Крыму о сносе рекламной конструкции

В Крыму закрыто дело о гибели работника в парке львов «Тайган»