Вся власть — популистам?

Простые решения сложных проблем всегда были привлекательны, но в России привыкли считать, что западный избиратель не склонен реагировать на такие обещания. Теперь же ситуация поменялась.


© FreeImages.com Content License

Политическая обстановка на Западе сегодня приводит к неожиданным успехам на выборах популистских партий. Россиянам популизм тоже явно симпатичен. Однако большинство политиков, ранее пытавшихся оседлать этого «конька», не смогли на нем удержаться.

Может ли популизм стать выигрышной стратегией в нынешней России и какая идея способна увлечь российского избирателя?

Григорий Голосов, доцент Европейского университета в Санкт-Петербурге, доктор политических наук:

Фото из личного архива Г.Голосова

«Популизм инкорпорирован в любую политическую программу. Массовая публика не может оценить реальную сложность проблем, поэтому ей нужно предлагать какие-то простые решения. С этой точки зрения популизм в любом контексте обречен на успех в условиях демократии.

Но популистами часто называют политиков, предлагающих исключительно такие простые решения. Например, тех, кто говорит, что все проблемы решатся, если убрать мигрантов из страны. Или, вспоминая недавнее прошлое России, — что проблемы решатся, если разделить все нефтяные доходы между гражданами. Это так называемая идея природной ренты. Именно на ней строилась программа, с которой Дмитрий Рогозин и Сергей Глазьев шли на думские, а потом на президентские выборы в 2003—2004 годах. Надо сказать, что выступление блока „Родина“ на выборах 2003-го было совершенно выдающимся успехом, который был достигнут без особой поддержки администрации президента. Да, "Родине" предоставили какие-то ресурсы, но не рассчитывали, что она преодолеет тогдашний пятипроцентный барьер, — думали, что лишь отнимет пару процентов у КПРФ. Однако к тому времени складывалась система политической монополии, политическое поле России съежилось, и победить по-настоящему Рогозин с Глазьевым не смогли.

А других ярких примеров популистской идеи в России, пожалуй, и не найти. Если даже вспомнить известную кампанию Владимира Жириновского в 1993 году, то там, конечно, было много примитивных идей, но все-таки нельзя сказать, что он концентрировался на каком-то одном решении. Он больше делал упор на собственную личность — как человека, который может гарантировать изменения. Это другая стратегия, не популистская, а персоналистская.

Может ли популист возникнуть сегодня на политическом горизонте России? Вполне возможно. Сейчас таких не наблюдается просто потому, что в стране отсутствует конкурентная политика и действующим лидерам партий ни к чему прибегать к таким стратегиям».

Валерий Соловей, доктор исторических наук, политический аналитик:

Фото из личного архива Валерия Соловья

«Популизм, особенно в России, и особенно сейчас, имеет шансы на успех — в силу достаточно тяжелого социально-экономического положения большей части общества. Главная идея, которая может быть востребована, — это идея справедливости. А уже в нее можно втиснуть какое угодно содержание.

Если не вспоминать революцию, а брать недавнюю историю, то, скажем, лозунг Владимира Жириновского „Мы за русских, мы за бедных“ — это как раз классический образчик популизма, и довольно удачно сформулированного. Другое дело, что Жириновский не смог провести кампанию столь же ярко и изобретательно, как сформулировать лозунг.

Что касается популизма на Западе, то он довольно распространен сейчас. Практически все новые правоконсервативные партии в той или иной мере берут на вооружение антиэлитарные концепции и популизм. Например, „Альтернатива для Германии“. Или Национальный фронт Франции — это, конечно, не новая партия, но и у нее присутствует популизм.

Таким образом, это, скорее, универсальная тенденция, почти уже общемировая».

Анна Очкина, социолог, руководитель Центра социального анализа ИГСО:

Фото из личного архива Анны Очкиной

«Именно популизм сейчас имеет шансы по победу, поскольку в обществе нет сил, хоть сколько-нибудь консолидированных вокруг какой-то здравой стратегии, рациональной идеи.

Одну из тем, которые способны заинтересовать российского избирателя, нашел Алексей Навальный. Как можно заметить, у определенной части населения вызывает симпатию борьба с коррупцией. Но большинству важнее обещание твердых социальных гарантий. Самый распространенный повод для протестов — это социальные льготы и защита имущественных и жилищных прав, темы дольщиков, уплотнительной застройки и т. д. Даже простое обещание повышения пенсий, пособий, льгот — это идея, которая будет очень популярна. 

Возможно ли объединение „идеологий“ борьбы с коррупцией и социальных гарантий? Та группа населения, которая беспокоится о льготах и пособиях, конечно, тоже увлечется борьбой с коррупцией, поскольку сейчас стало общим мнением, что это одна из самых больших наших бед. Но эта группа населения вряд ли примет Алексея Навального. Он тоже обещает повышение социальных расходов, но обещать не значит жениться. Экономическая программа у него строго либеральная: снижение налогов, рыночная свобода и т. д. А это не предполагает возможности повысить социальные расходы».

Дмитрий Пучкин, политолог, доктор исторических наук:

Фото из личного архива Дмитрия Пучкина

«Широкое распространение популизма — один из признаков незрелости общества, когда люди не понимают, что любые обещания должны быть на чем-то основаны.

В ЛДПР с 1993 года есть огромный набор популистских заклинаний, которые никак не реализуются. ЛДПРовцы объясняют это тем, что не получили достаточной поддержки населения. Популизм использует и „Справедливая Россия“. У нее в последние несколько лет основная фишка — это создание „центров защиты граждан“, которые на самом деле являются лишь офисами „СР“. Не секрет, что Алексей Навальный произносит массу популярных вещей — например, говорит, что борьбой с коррупцией можно решить все проблемы. При этом он утверждает, что знает „как сделать“, но упрощает и не вдается в детали. По этому пути пошла и Ксения Собчак, которая начала говорить про Крым, но при этом она не показывает всю сложность проблемы, решение которой может занять десятилетия. Наконец, инструмент популизма активно применяет и „Единая Россия“.

Однако надо понимать, что у нас общество пронизано патернализмом. Население не верит в свои силы, а целиком полагается на государство. Поэтому популизм лучше воспринимается электоратом со стороны тех партий, которые могут свои обещания выполнить. Люди в этой ситуации склонны верить политикам либо совершенно новым, либо тем, которые связаны с провластными политическими структурами.

Главный секрет успешного политика заключается в том, что он должен не только излагать, но и показывать, как он это может сделать. У нас же политики часто лишь что-то кукарекают, но не расшифровывают, как они будут решать сложную проблему».

Степан Гончаров, социолог «Левада-центра»:

Фото из личного архива Степана Гончарова

«Популизм, как подход к работе с избирателями и сторонниками, рассчитан на то, чтобы привлечь на свою сторону как можно больше людей. Он предполагает минимум конкретики, но максимум эмоциональных утверждений, эмоциональной подачи, чтобы задеть какие-то базовые чувства людей и вызвать у них желание что-то резко поменять. За счет этого популизм всегда добивается успехов.

В сегодняшней российской политике популизм процветает. Власть пользуется такими методами, чтобы охватить максимальную аудиторию, но и оппозиция также стремится расширить круг сторонников, зачастую не заботясь о следовании каким-то идеологическим догмам. То есть это наиболее успешная стратегия поведения, поскольку уже трудно говорить, что существует какая-то партийная, основанная на идеологическом разделении система. Сейчас людей объединяет отношение к событиям в стране, к фигурам, основанное не на выстроенной политической программе, а на каких-то других, скорее иррациональных вещах.

Такой популизм мы видим не только в России, но и во многих других странах. Популисты говорят: вот вы до сих пор жили плохо, а после, когда-нибудь потом, будете жить хорошо. Здесь нет какой-то четкой стратегии, плана, но есть некоторые обещания, которые должны совпасть с идеальными представлениями избирателя. Сегодня для большинства это, наверное, возвращение порядка, стабильности, восстановление промышленности, сельского хозяйства. Для условного либерального меньшинства — смена власти, ее децентрализация и „проевропейский“ курс».

Дмитрий Ремизов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему В президенты — толпой

Революция и «мирный путь»