Предопределенность как «проблема 2018»

Президентские выборы становятся церемониалом имитации демократических процедур, отмечают эксперты Политклуба «Росбалта».


Навальный и Собчак это журавль в небе и синица в руке для оппозиционного избирателя. © Фото ИА «Росбалт»

Эксперты, собравшиеся на заседание Политклуба «Росбалта», посвященное предстоящим в 2018 году президентским выборам в России, попытались найти ответ на главный вопрос: зачем их, собственно, проводить, учитывая абсолютную предсказуемость результата.

По словам директора «Левада-Центра» Льва Гудкова, который в силу того, что его социологическая служба признана в РФ «иностранным агентом», выступал как независимый социолог, сегодня, за три месяца до выборов, фиксируется самый низкий за последние 26 лет интерес потенциальных избирателей к этому главному политическому событию в России.

«Интерес к кампании самый низкий за все время проведения электоральных кампаний, начиная с президентских выборов 1991 года. Связано это с высокой предопределенностью, отсутствием интриги и наличием ясного понимания того, что оппонентов и критиков режима не допустят до выборов или до средств массовой информации. Политическое поле выжжено и реальных конкурентов нет», — констатировал эксперт. По его мнению, «те, кто недоволен положением дел в стране, просто не придут на выборы».

В связи с этим Гудков полагает, что в марте 2018 года ожидается рекордно низкая явка. По данным социологических исследований, которые он привел, сейчас готовность прийти и проголосовать выразили только те, «кто действительно реально поддерживает Путина», а также «административно зависимые группы населения», что в целом чуть больше половины от имеющих право голоса. Соответственно, прогнозирует социолог, при голосовании в таких условиях резко вырастет поддержка Владимира Путина. Эксперт полагает, что действующий президент может набрать приблизительно 70-75% голосов.

Отвечая на основной вопрос — для чего власти все же нужно проведение процедуры голосования, Гудков говорит, что мы «будем иметь дело не с выборами, а с легитимацией лидера и группы (вокруг него), у которых уже есть реальная власть. Поэтому правильнее это было бы называть это плебисцитом».

«Выбирать не из кого. Ни Владимир Жириновский, ни кандидат от Компартии не являются серьезными соперниками для Владимира Путина. Готовность голосовать за них на порядок (и даже больше) ниже, чем за главного претендента на власть», — констатирует эксперт. При этом вероятность того, что кандидат от несистемной оппозиции Алексей Навальный не будет допущен до выборов, Гудков оценивал в 95% (этот прогноз чуть позже подтвердился).

Вообще, устойчивая тенденция снижения явки избирателей в России прослеживается уже как минимум десятилетие, причем самая нижняя точка здесь была достигнута на местных выборах 2016 года и парламентских выборах 2017 года, отмечает социолог. Такое снижение избирательной активности эксперт связывает как с предсказуемостью результатов, так и с усталостью от попыток бесконечно подогревать патриотический ажиотаж, особенно в период после 2014 года. Усилило эту тенденцию и очевидное снижение доходов населения, «явное понимание, что улучшения не будет, что страна вошла в длительный период стагнации».

Говоря о том, почему механизм выборного «церемониала», имитация демократических процедур так важны для власти, Гудков отметил, что дело здесь в том, что сама власть осознает, что выстроенная в России система «не так устойчива, как кажется». При этом одобрение действий Путина «идет в основном за счет внешней политики», а оценки его успехов во внутренней политике «сомнительны, очень умерены, противоречивы или просто негативны».

Директор Центра Восточноевропейских исследований Андрей Окара уверен, что предстоящие президентские выборы в России скорее можно будет охарактеризовать как «инерционные» (в противовес, например, «мобилизационным»).

Впрочем, по мнению политолога, неожиданное появление на российской политической арене в качестве кандидата в президенты от КПРФ директора ЗАО «Совхоз имени Ленина» Павла Грудинина придаст всей избирательной кампании определенный оттенок солидности и респектабельности.

Что касается возможного участия в президентских выборах еще одного кандидата от «несистемщиков» — Ксении Собчак, то Окара называет ее «интересной фигурой» в том смысле, что она удобна, как спарринг-партнер для главного кандидата от власти в качестве некоего «антигероя с бриллиантами». В то же время, политолог не исключает, что после выборов 2018 года Собчак сможет сделать достаточно серьезную политическую карьеру и даже стать неким гарантом для уходящего после 2024 года с президентской должности Путина.

В целом Окара называет Навального и Собчак «журавлем в небе и синицей в руке» для оппозиционно настроенного избирателя, имея в виду очевидность того, что первый к выборам допущен не будет, а вторая, при условии, что ее зарегистрируют, может стать неким «эрзацем Навального».

Окара также поставил под вопрос как достаточно распространенное мнение о том, что выборы-2018 проводятся для легитимации Владимира Путина в глазах Запада, так и противоположный взгляд, который состоит в том, что российскому лидеру совершенно безразлично, что о нем думают за рубежом. В то же время, участие в выборах Собчак увеличило бы набор аргументов в пользу первой концепции, считает политолог.

Эксперт также не согласен с теми, кто считает, что у Путина нет программы. По мнению Окары, такая программа у бессменного российского лидера есть и ее можно охарактеризовать как «охранительный консерватизм», который включает в себя, и патернализм, и «скрепы», и «вставание с колен».

Александр Желенин

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Кремль не увидел сенсации в сравнении Путиным тела Ленина с мощами святых

Социологи: В России увеличилось количество людей, осуждающих измены, аборты и однополые связи

Егор Седов. Почему Путин не пришел на свое выдвижение