Плюс на минус

Если бы итоги экономического развития оценивались не по цифрам, а по уровню доходов населения, правительству РФ можно было бы ставить «двойку».


По итогам года оправдались сдержанные прогнозы. © СС0 Public Domain

Российская экономика завершила 2017 год с небольшим плюсом в ВВП и индексе промышленного производства. Чиновники называют это выходом из рецессии в рост. Скептики считают, что это если и выход, то в стагнацию.

Согласно экономическим показателям, валовой внутренний продукт (ВВП) за 11 месяцев составил 101,6% к прошлому году. Очевидно, что по итогам всего года цифра уже не изменится, а значит рост ВВП составил 1,6%. Индекс промпроизвоства оказался скромнее: 101,2%.

Инфляция с начала года, по оценкам Росстата, составила 2,5%. Это самый низкий показатель за историю современной России. Рубль в ушедшем году оказался крепкой валютой, презрев прогнозы о своем скором падении. Вероятно, если кто и хотел бы «уронить» национальную валюту, то сделать это в преддверии президентских выборов ему не позволили бы.

Плюсы экономической статистики не улучшили жизнь среднестатистического россиянина. Согласно данным Росстата, реальная зарплата работников организаций за этот период составила 103,2%, однако в целом реальные располагаемые денежные доходы даже уменьшились, составив 98,6% от уровня прошлого года.

Советник Института современного развития (ИНСОР) Никита Масленников считает, что по итогам года оправдались сдержанные прогнозы. «Честно говоря, каких-то неожиданностей я в 2017 году не увидел. Во-первых, оправдался прогноз о том, что мы уверенно вышли из рецессии, и это действительно так, потому что год мы очевидно закончили с результатом чуть больше, чем полтора процента ВВП. Падения мы не видим уже четыре квартала. По самым строгим макроэкономическиим меркам и критериям, кризис позади, и мы видим, пусть слабенький, нас не удовлетворяющий, но восстановительный рост. Во-вторых, оправдался прогноз Банка России о том, что он в этом году выйдет на инфляцию около целевого таргета. Оказалось даже лучше: инфляция будет по этому году 2,6%, что, конечно, отчасти подержало жизненный уровень населения, поскольку реальные доходы у нас будут продолжать падать, и мы по этому показателю останемся в минусе, хотя реальная зарплата по году превысит темпы в 3%», – подвел итог советник ИНСОР.

Никита Масленников предупредил о преждевременности слишком оптимистичных оценок происходящего. «Оправдался также и, может, самый сдержанный прогноз, но абсолютно трезвый и реалистический. Он заключался в том, что, выйдя из рецессии, российская экономика остается в структурном кризисе, потенциальный рост ВВП ограничен рамками от 1,5 до 2%. Это состояние переходит и на следующий год – со всеми своими рисками, со всеми сложностями и издержками будущего роста. Поэтому 2018 год легче, чем ушедший в экономическую историю 2017-й, не будет», – подчеркнул эксперт.

Что касается индекса промышленного производства, то в наибольшем плюсе оказалась добыча полезных ископаемых: 102,2%, причем в ряду лидеров была добыча природного газа: 110,4% при измерении в млрд. кубометров. А вот рост обрабатывающих производств составил 100,4%. Экономика продолжает сохранять сырьевой характер, а импортозамещение – буксовать.

Наибольший рост индекса в обрабатывающих производствах показало производство автотранспортных средств (113,5%) и текстильных изделий (107,5%). Хуже всего обстояли дела в производстве табачных изделий (падение до 79,2%), в полиграфической деятельности и копировании носителей информации (94%) и производстве электронных и оптических изделий (94,1%).

Строительство тоже продемонстрировало «минус», упав в объеме работ до 98,1%.

Индекс производства пищевых продуктов составил 105,4%. То есть взрывного роста производства продуктов благодаря контрсанкциям спустя три года после их введения мы не наблюдаем. И все же лучшие показатели по итогам года (в тыс. тонн) оказались у производителей овощей и грибов, консервированных для кратковременного хранения, (133,2%) и у производителей премиксов (131,9%). В то же время наибольшее падение показали производители соков из фруктов и овощей (86,2%), а также соли, муки, хлебобулочных изделий, молока (95 – 97%).

Сельское хозяйство показало динамику производства 102,5%. При этом зерна намолочено на 11,2% больше уровня предыдущего года, подсолнечника и сахарной свеклы получено меньше на 12,6% и 6,1% соответственно. Сбор картофеля снизился против уровня предыдущего года на 4,9%, сбор овощей остался на уровне предыдущего года.
Поголовье крупного рогатого скота в хозяйствах всех сельхозпроизводителей снизилось на 0,7%, овец и коз – на 2%, но выросло поголовье свиней – на 5,2%.

Улов морской рыбы уменьшился примерно на 10%, а производство пресноводной рыбы увеличилось (живой – на полпроцента, свежей или охлажденной – на 7,3%).

Индекс потребительских цен в январе – ноябре 2017 года составил 103,8%. При этом индекс цен производителей промтоваров составил 107,6%, а сельхозпродукции – 98,2%. Лидером по росту цен среди продовольственных товаров было сливочное масло (121,7%), а заметно подешевел сахар-песок (82,9%). Среди непродовольственных товаров большой рост индекса цен продемонстрировали табачные изделия: 116,6%.

В сравнении с экономическими цифрами, демографические показатели оказались совсем плохими: если в 2016 году наблюдался естественный прирост населения (20,3 тыс. человек), то в январе-октябре 2017 года возобновилась убыль населения (-114,9 тыс. человек). Снижение числа родившихся наблюдалось в 83 субъектах Российской Федерации. В целом по стране число умерших превысило число родившихся на 8,1%. Численные потери населения компенсировались миграционным приростом.

Наступивший 2018 год будет характеризоваться окончанием предвыборной кампании, а значит власти будут меньше придерживаться популистских решений и смелее идти на непопулярные меры. Переизбрание президента приведет к формированию нового состава правительства. Однако некоторые векторы развития уже сегодня можно почерпнуть из подписанного президентом РФ в декабре 2017 года «Национального плана развития конкуренции в Российской Федерации на 2018 – 2020 годы». Исходя из его положений, можно узнать, что нас ждет сокращение госсектора экономики, стимулирование частного бизнеса и конкурентного рынка – не только в промышленности, но и, например, в здравоохранении и ЖКХ.

Ожидаются и другие непопулярные меры по снятию ограничений экономического роста. «Это касается в целом широкой политики на рынке труда, включающей в себя и решение вопроса пенсионного возраста, и перезагрузку пенсионной реформы, и много чего еще – в качестве ответа на демографический вызов. Ведь уже в 2018 году примерно 300 тыс. человек уйдет с рынка труда. Требуется и гораздо большая определенность, чем существует сегодня, в плане налоговой политики. С 2019 года заработает новая налоговая система. Будут ли какие-то серьезные изменения или все останется как есть? Очевидно, что нужно свести в единый кодекс все неналоговые платежи, являющиеся нагрузкой для предпринимателей и означающие вычеты из прибылей», – перечислил Никита Масленников.

Одним из упреков современным экономистам является то, что они ставят во главу угла «голые» экономические цифры, а не социальные показатели, уровень жизни населения. Если бы итоги экономического развития оценивались бы не по цифрам ВВП и инфляции, а по уровню доходов населения или демографическим показателям, то за прошедший год российским министрам можно было бы смело ставить «двойку». Но поскольку «овцы поедают людей», а не наоборот, то правительство считает прошедший год успешным.

Дмитрий Ремизов

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Каждая пятая российская компания планирует сокращения в 2018 году