Государство попросит раскошелиться

Нынешний рост цен на нефть не должен усыплять бдительность россиян, полагает экономист Игорь Николаев.


Одна из не афишируемых целей власти — переложить бремя кризиса на потребителя. © Фото ИА «Росбалт»

Если в результатах президентских выборов 2018 года в России никто не сомневается, то какой будет после них ситуация в российской экономике — большой вопрос. А главное, вряд ли кому-то точно известно, что будет с гражданами страны. Пока лишь, как прогнозируют эксперты, их могут ожидать пресловутые «непопулярные меры», вроде увеличения пенсионного возраста и прочие неприятные сюрпризы.

О том, как начался год для мировой и российской экономики и чего от него стоит ожидать, обозревателю «Росбалта» рассказал директор Института стратегического анализа Игорь Николаев.

— На ваш взгляд, чем вызван нынешний довольно неожиданный для многих скачок цен на нефть?

 — Сейчас важное значение имеют политические факторы, особенно на Ближнем Востоке. После известных событий, я имею в виду решение США о переносе своего посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, напряженность в этом регионе усилилась, что привело к подъему нефтяных котировок. Второй фактор роста цен на нефть состоит в том, что были пересмотрены прогнозы по росту экономик как развитых, так и развивающихся государств.

Экономические итоги 2017 года оказались лучше, чем ожидалось. Китайский ВВП, согласно предварительным данным, вырос не на 6,5%, как ожидалось, а на 6,9%. А КНР в последние годы обеспечивает две трети мирового прироста спроса на нефть и нефтепродукты. В лучшую сторону были пересмотрены итоги ушедшего года и развитых европейских стран. А это означает и больший спрос на сырьевые товары, что тоже сыграло свою роль.

— Насколько нынешний рост цен на нефть долговременная тенденция?

 — Что касается развития политической ситуации, которая как было отмечено, сильно влияет на нефтяные цены, то тут вообще сложно что-то прогнозировать. Ситуация в этой сфере может развиваться непредсказуемо. Другое дело, что политические факторы отыгрывают назад, что может влиять уже на понижение цен. Это тоже возможно. Например, мы видим, что в противоположной от Ближнего Востока части мира, на Дальнем Востоке, начинаются переговоры между двумя Кореями. Это фактор успокаивающий, хотя он и не столь явно действует на мировую ценовую конъюнктуру, как ближневосточные события. Поэтому я не думаю, что те моменты, которые предопределили нынешний рост цен, будут действовать и дальше. Теперь могут включаться факторы, понижающие этот рост.

К примеру, Федеральная резервная система США в марте намерена повысить ставки. А это значит, что доллар станет дороже. Соответственно, так как цена на нефть номинирована в долларах, то повышение ставок со стороны ФРС окажет понижающее действие на нефтяные цены.

Также пока до конца не понятно, как может подействовать на цены на энергоносители налоговая реформа в США. Планируется, что ставка корпоративного налога будет снижена с 35% до 21%. С одной стороны, это может разогреть экономику, увеличить спрос и подстегнуть нефтяные цены. С другой, если вследствие этой реформы власти США недособерут налогов, это окажет понижающее действие на доллар и, соответственно, цены на нефть тоже вырастут.

Таким образом, действия ФРС и налоговая реформа могут иметь разнонаправленные последствия для нефтяных цен, и сейчас сложно сказать какая тенденция победит.

— Какие еще внешние факторы могут воздействовать на нефтяные цены в 2018 году и в какую сторону?

 — Не думаю, что-то, о чем я уже сказал, и дальше будет влиять на топливный рынок. Как я отметил, эти факторы во многом уже отыграны. Не уверен, что стоимость нефти перевалит за 70 долларов и пойдет еще выше. Полагаю, что цена в районе 70 долларов это ее потолок на сегодняшний день.

Дело в том, что саудитам, пока они готовят к продаже свою крупнейшую в мире нефтяную госкомпанию Saudi Aramco, нужна относительно высокая цена нефти, особенно сейчас, когда они собираются проводить публичное размещение акций этой компании. Они сегодня заинтересованы в более высоких нефтяных котировках, так как это прямо влияет на капитализацию Saudi Aramco и ее продажную цену. Когда же дело будет сделано, у саудитов уже не останется стимулов для поддержания таких нефтяных цен.

— Вернемся к российским реалиям. В России в 2018 году также предполагаются налоговые изменения, в частности, возвращение к идее введения налога с продаж. К чему на ваш взгляд, это может привести?

 — Налог с продаж — это налог на потребителя и последствия его введения просматриваются достаточно четко. Это отразится на цене товаров и, в конечном счете, приведет к ощутимой инфляции. Одна из не афишируемых целей этого шага — переложить бремя кризиса на потребителя.

— Но эта мера может ударить и по розничной торговле, которая у нас переживает не лучшие времена…

 — Да, это так, но власти в таких случаях руководствуются кратковременным эффектом от планируемого шага. Когда деньги потребителей им нужны прямо сейчас, они не рассматривают более долговременные последствия. Понижающий эффект от такой меры, которая скажется на объеме собираемых налогов через уменьшение налогооблагаемой базы (что стало бы следствием введения новых или повышения старых налогов), будет в чуть более отдаленной перспективе. Это традиционная ошибка властей, когда они руководствуются сиюминутными целями, надеясь на авось в будущем.

— Некоторые финансовые аналитики предрекают серьезную девальвацию рубля после мартовских выборов 2018 года (или после окончания Чемпионата мира по футболу, который пройдет в РФ в июне—июле). Насколько такой сценарий вам кажется реалистичным?

 — Сразу после выборов девальвации не будет, потому что в мае еще предстоит инаугурация, и затем тот же футбольный чемпионат. Полагаю, что риск тех неприятных событий, о которых вы сказали, наиболее вероятен осенью или даже в конце года, либо уже в 2019 году. До этого рубль будут «придерживать».

Я говорю о 2019-м годе, потому что на него запланировано сокращение расходов федерального бюджета даже в номинальном выражении, чего не было уже очень давно. Тогда же начнутся пресловутые непопулярные реформы, вроде пенсионной. Кроме того, при более слабой национальной валюте мы получаем больше средств от продажи нефти в рублях. Но для граждан все это будет непросто.

Таким образом, после президентских выборов в России стимул ослабить рубль не то, чтобы будет (он и сейчас есть), но не будет весомых причин, которые затормозили бы такой шаг.

— Каков может быть масштаб девальвации рубля?

 — Думаю, что 70 рублей за доллар к концу этого года мы можем увидеть.

— Некоторые аналитики называют даже цифру в 100 рублей за доллар в какой-то момент.

 — Кратковременные скачки не показательны. Такое падение мы уже не так давно видели. Я говорю об устойчивой цене.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Кудрин считает неизбежным повышение пенсионного возраста в России

ЦБ России заявил о замедлении инфляции

Росгвардия пообещала действовать жестко на несанкционированных акциях во время выборов-2018