Кампанейщина заменяет доказательства?

Борьба с коррупцией, по мнению экспертов, зачастую превращается в инструменты политической борьбы и передела сфер влияния в регионах.


© СС0 Public Domain

В момент, когда в стране один за другим идут коррупционные процессы, самое время немного поостыть и призадуматься — так ли уж это все справедливо? Не превращается ли благородное стремление к очищению в очередную «охоту на ведьм»? Вопрос далеко не праздный для нашего государства, где уже столько было наломано дров, особенно в судебно-правоохранительной сфере.

На круглом столе, который состоялся в среду под эгидой адвокатского бюро «Забейда и партнеры», было внятно сказано, что чиновники — тоже люди. Тезис, для нашего времени не особенно модный. И в отношении чиновников тоже может допускаться несправедливость, и их права тоже могут нарушаться, довольно-таки жестоко.

В центре внимания оказалось дело Александра Макарова, бывшего министра государственного имущества Нижегородской области. Он находится в колонии, будучи осуждённым на 4,5 года, а его апелляция рассматривается в Верховном суде РФ. 

«Макаров подписал распоряжение о предоставлении в собственность компании ООО „Магистральинвест“ диспетчерского пункта и находящегося под ним служебного участка, — рассказал на круглом столе адвокат Александр Забейда. — При рассмотрении заявки сотрудниками областного министерства был допущен ряд ошибок. Не были до конца проверены сведения, предоставленные компанией».

Анастасия Каменщикова,  pravo.ru

Следствие и суд решили: раз министр подписал спорное распоряжение — значит, вышел за пределы своих полномочий. Защита полагает, что — нет, не выходил. Он сверил документ, убедился, что все визы есть, и подписал распорядительный акт.

«Следователи утверждают: Макаров не мог отчуждать в пользу частного  лица такой участок. Диспетчерский пункт маленький, а участок большой.  Мы обратились к экспертам ВШЭ и МГУ, специалистам в области уголовного, гражданского и земельного права, которые не нашли таких оснований».

Действительно, в официальном заключении экспертизы, подготовленной профессором Высшей школы экономики Геннадием Исаковым и профессором МГУ Ириной Шиткиной, специалисты права приходят к выводу, что никаких нарушений экс-министром допущено не было, а приговор суда подлежит отмене с прекращением уголовного дела ввиду отсутствия в деянии состава преступления.

«Такие дела не редкость», заявил Забейда, упомянув два других дела в отношении вице-губернаторов Ивановской области, но «отличие дела Макарова заключается в том, что оно каким-то образом прошло через судебный фильтр региональных инстанций».

«Мы находимся на стадии Верховного суда и надеемся, что он нас услышит. Так бывает, когда высшая судебная инстанция исправляет ошибки нижестоящих», — отметил Александр Забейда.

Доводы адвоката подтвердил и другой спикер круглого стола, экономист Никита Кричевский. Он сообщил, что знаком с ситуацией не понаслышке и сделал из неё однозначный вывод, что Макаров наказан лишь за то, что передал участок «не тем людям».

Депутат Государственной думы, заместитель председателя комитета по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный рассказал о законодательных мерах по противодействию коррупции за последние годы.

«За первых 16 лет в стране было принято 9 нормативных актов о противодействии коррупции. А с 2008 года — еще 99, половина из них — законы», — подчеркнул депутат.

Среди тех мер, которые должны затруднить жизнь взяточникам  — повышение срока за взятки до 15 лет, криминализация посредничества. Конфискация имущества чиновника, если он не может разумно объяснить его происхождение. И отрешение от должности в связи с утратой доверия. А с 1 января — еще и реестр коррупционеров. Каждое лицо, которое будет уволено с государственной и муниципальной службы в связи с нарушением антикоррупционного законодательства, попадет туда. «Теперь целесообразно остановиться и посмотреть, какая правоприменительная практика имеется, — заметил далее парламентарий. — Явные перегибы, исходя из обращений к нам».

Как рассказал Выборный, в делах около 80% осужденных в России за взяточничество, фигурируют малые суммы от 10 до 20 тыс. руб. Число дающих в два раза больше получателей.

В декабре 2015 года президент РФ назвал следующие цифры, которые напомнил депутат Выборный: из 200 тыс. уголовных дел о коррупции до суда дошло 46 тыс. Из них еще 15 тыс. развалились в суде. Осталась 31 тыс. «Обобрали, попрессовали и отпустили?» — такую стилистическую фигуру употребил тогда глава государства.

Депутаты в самые последние годы позаботились и о защите невиновных. Так, они перевели в категорию тяжких преступлений незаконное привлечение к уголовной ответственности и криминализовали незаконное возбуждение дела. После чего, в 2016 году число дел за взяточничество сократилось на 28%.

Сейчас на рассмотрении в Госдуме находятся довольно любопытные законопроекты. Среди них, запрет детям госслужащих обучаться за рубежом, а родственникам — заниматься бизнесом. И о ратификации Конвенции ООН об уголовной ответственности за незаконное обогащение. Еще внесено пять законопроектов о легализации института лоббизма.

 «Сколько норм ни принимай — а воз все равно будет там, — заметил в данной связи адвокат Забейда. — Законодатель живет на одной планете, а правоприменитель — на другой. Следователи не желают исполнять закон согласно его букве. Не обращают внимания на постановления пленумов Верховного Суда, решения Конституционного, а ЕСПЧ — вообще вражеская организация».

«Раньше суды и прокуроры требовали неопровержимых доказательств: документация телефонных переговоров, фиксация самого факта перехода денег. Ксерокопирование купюр, возможность пометить специальным порошком сумку или чемодан,  — напомнил также адвокат. — И был вопрос: за что он получил? Это может быть подарком или не находиться в связи с его прямыми обязанностями. Сегодня, в рамках непримиримой борьбы с коррупцией, система доказательств уходит на второй план».

«У чиновников плохой пиар, — отметил известный политолог Евгений Минченко. — Общество настроено на то, что такой человек виноват. Чиновничество — один из наиболее ненавидимых и презираемых классов. Да еще существует межклановая конкуренция».

Особенно уязвимую группу, как напомнил Минченко, составляют низовые чиновники муниципального звена. На этом уровне, поскольку большинство муниципалитетов бедно, трудно найти квалифицированных людей, а правовая грамотность очень низка. Легко проштрафиться и за решетку угодить. По его мнению, суды должны тщательно проверять все эти обстоятельства и выразил надежду, что так произойдёт и с делом Макарова.

Известный журналист, первый заместитель председателя общественной наблюдательной комиссии Москвы Ева Меркачева также заступилась за арестованных губернаторов, которых она лично знает по долгу службы.

«Любого губернатора можно посадить, — отметила правозащитница. — Приходит официальная бумага из Москвы: в кратчайший срок открыть такую-то школу. А бюджет уже спланирован — губернатор может только перенести часть денег с ремонта дорог на эту школу. По факту он злоупотребил своими полномочиями. Или звонят помощники первого лица: общество обратилось, надо срочно построить дорогу к такому-то монастырю. А монастырь скоро закрывается, в поселке же живет 20 человек. Нецелевое использование средств».

В следственных изоляторах, где оказываются высокопоставленные арестанты — как правило, они попадают в Лефортово и «Кремлевский централ» — условия достаточно жесткие. «Там всегда проблемы с проходом адвокатов: часто в первый раз они видят своих клиентов спустя три недели с момента ареста, — рассказала Меркачева. — Звонки запрещены, письма идут очень долго, по месяцу в пределах Москвы. Связь с внешним миром разрубается».

Родных арестованные не видят по году-полтора. Случалось, что самых близких людей делали «свидетелями по делу», чтобы не разрешить им свидания. Невесту печально знаменитого экс-губернатора Кировской области Никиты Белых тоже сделали такой свидетельницей, потом, правда, это отменили.

В заключение правозащитный пыл собравшихся несколько охладил профессор юрфака МГУ Павел Яни. Он напомнил, что в последнее время, особенно усилиями пленумов Верховного суда РФ, отношение ко взяткам действительно сильно ужесточилось. Так, теперь взяткой считается получение вознаграждения за уже совершенные законные действия. Подарок, даже стоимость менее трех тысяч рублей. А также взятки «за использование авторитета должности», «за общее покровительство» и «на всякий случай» — все то, что еще недавно считалось в порядке вещей — включая, например подношения учителям и директору школы «на ремонт классов».

За все это теперь можно получить сроки — чего многие еще не знают или не до конца поняли. И «уйти со взятки на более легкую статью о мошенничестве» в наши дни тоже не получится, предупредил опытный правовед. Он также призвал практиков не пренебрегать мнением ученых и в спорных ситуациях обращаться в лучшие правовые школы за советом или экспертизой.

Леонид Смирнов


Ранее на тему Экс-губернатор Кировской области Белых получил 8 лет колонии

Госдума освобождает от НДФЛ денежные призы спортсменов-инвалидов

Большинство нарушений, признанных ЕСПЧ, касаются России