Спящие смертники среди нас?

Террорист, обстрелявший прихожанок у дагестанской православной церкви, может стоять в одном ряду с европейскими безумцами, давившими людей на взятых в прокат грузовиках.


Ослабевшее ИГ показывает силу одиночками, получившими «вирус» терроризма по Интернету. © Коллаж Игоря Архипова

В дагестанском Кизляре преступник расстрелял из ружья прихожанок православной церкви. Погибли пять женщин и две получили ранения. Во время перестрелки убийцы с сотрудниками правоохранительных органов пострадали полицейский и сотрудник Росгвардии.

Смертником оказался 22-летний местный житель Халил Халилов. Очень скоро в федеральных СМИ появилась информация о том, что он принадлежал к «спящей ячейке» запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» (ИГ). Позднее она взяла на себя ответственность за теракт. Следственный комитет рассматривает версию о теракте среди других мотивов преступника.

Что собой представляют сторонники «Исламского государства» на Северном Кавказе, какими методами они пользуются при нападениях и чего от них можно ожидать — об этом «Росбалт» спросил у экспертов.

Активизация сторонников ИГ на Северном Кавказе обусловлена военным разгромом этой террористической организации на Ближнем Востоке и «рассеиванием» ее сторонников, считает доцент ЮФУ Игорь Добаев. По его словам, террористы хотят напоминать о своем существовании.

Добаев напомнил, что трансформация террористического подполья на Северном Кавказе началась еще при ее бывшем лидере Доку Умарове. В 2007 году он провозгласил отход от националистической идеологии и присягнул на верность «Аль-Каиде» (запрещенная в РФ террористическая организация). Однако эта структура на Ближнем Востоке ослабела и раскололась, что привело к переориентации террористов на Северном Кавказе на ИГ, возникшее из филиала «Аль-Каиды».

«По ИГ в Сирии и Ираке наносили все больше ударов, его поле сужалось, и бойцы стали разбредаться по городам и весям. Очень многие ушли в Афганистан, другие же уехали по своим „национальным квартирам“, в том числе и на Северный Кавказ. Там они усилили активность местных боевиков. Чтобы продолжать существовать и позиционировать себя как ИГ, им надо совершать какие-то теракты. В случае с нападением в Кизляре и была выбрана такая „легкая добыча“», — считает эксперт.

Игорь Добаев подчеркнул, что достоверно говорить о причастности ИГ к нападению в Кизляре можно будет говорить только по итогам следствия, однако почерк похож. «Это может быть ячейка ИГ — спящая или законспирированная. Но это еще нужно доказать. При этом думать, что российские силовики все знают про каждого террориста — ошибочный посыл. Точно знать о том, что конкретный человек является боевиком, могут разве что его родственники. Но тут включается общественная традиция: не выдавать, поддерживать своих», — пояснил эксперт.

Фанатичные сторонники ИГ на Северном Кавказе представляют собой одиночек, готовых к терактам, считает старший научный сотрудник МГИМО Ахмет Ярлыкапов. «В недавнем прошлом сторонники, которые были связаны с этой террористической организацией, уехали воевать в Сирию. Это несколько тысяч человек. Однако сейчас эта организация, как известно, сильно ослаблена и свою территорию на Ближнем Востоке потеряла. Что она сохранила — так это серьезный пропагандистский аппарат, массу Интернет-каналов и т. д. Ими она сейчас и пользуется, чтобы привлекать новых сторонников по всему миру», — напомнил Ахмет Ярлыкапов.

«Это не полноценная сеть организации с ячейками. Это набор таких одиночек, которые получили свою дозу индоктринации по Интернету, своего рода вирус. Они могут какое-то время быть тихими и незаметными, никоим образом не проявлять свою радикализацию, в споры с другими людьми не вступать и даже в религиозном плане себя не проявлять. И силовикам, и всему обществу трудно распознать такого рода „одиноких волков“: никаких связей и контактов у них нет. Но в какой-то момент они начинают действовать», — уточнил Ярлыкапов.

Эксперт отметил, что у таких одиночек нет какого-то финансирования со стороны. «Особенность их заключается в том, что они не получают финансов с Ближнего Востока, не имеют институциональной связи с ИГ, а могут даже только приписывать себя к этой организации. Отсюда и выбор средств: часто это ножи, или, например, в Европе они использовали автомобили для наезда на мирных граждан. То есть подручные средства, то что им доступно», — объяснил Ахмет Ярлыкапов.

Нападение в Кизляре — теракт, метод которого не чужд «Исламскому государству», считает и доцент МГЛУ Роман Силантьев. Как заявил исламовед, ИГ представлено на Северном Кавказе совокупностью одиночек, «спящих ячеек» и целых банд «Имарата Кавказ» (запрещенная в РФ террористическая организация), присягнувших на верность ИГ.

«Наиболее ярые северокавказские ваххабиты сейчас на стороне ИГ. Лишь некоторые, словно для разнообразия, выбрали бывшую „Джебхат-ан-Нусра“ (запрещенная в РФ террористическая организация)», — сказал эксперт.

Роман Силантьев напомнил, что в 2017 году проходила информация о том, что террористы хотели устроить взрыв в петербургском Казанском соборе. «Православные храмы вошли в число приоритетных целей ИГ, поэтому у меня нет сомнений в причастности этой организации», — отметил религиовед.

Силантьев подчеркнул, что многие из сторонников радикальных учений никак не проявляют себя, и поэтому их вылазки случаются неожиданно. «В понятии „спящей ячейки“ ключевое слово — „спящая“. Вот если бы человек проявлял активность в ваххабитских делах, то не считался бы членом „спящей ячейки“, а был бы „на карандаше“. Такая ячейка состоит из людей, которые в базах спецслужб не состояли, не привлекались. Поэтому они и считаются „спящими“. Это некая совокупность людей, которые приняли террористическую идеологию, но никак не проявили себя до теракта. Они часто себя и в соцсетях никак не проявляют, и вербовкой не занимаются. Первое их проявление — это теракт. Они просто идут и убивают, и делают это в какое-то время, только им известное. Нападавший в Кизляре мог напасть вчера, а мог завтра, но подгадал под Прощеное воскресенье», — констатировал Роман Силантьев.

Террорист, совершивший нападение в Кизляре, мог быть членом «спящей ячейки» ИГ, а мог быть и одиночкой, выступившим по дистанционному приказу, полагает президент информационно-аналитического центра «Религия и общество» Алексей Гришин. «Мне не очень нравятся заявления, в том числе представителей спецслужб, что этот человек являлся членом „спящей ячейки“. Да, ИГ взяло ответственность, но расследование еще не закончилось, и можно говорить только предположительно. Не исключено, что это был полусумасшедший маргинальный элемент, которого „активировали“ террористы в нужный им момент», — сказал Алексей Гришин.

Эксперт отметил, что в то же время нельзя исключать ситуации, когда спецслужбы знали об этом человеке, поэтому они говорят столь уверенно. Ситуация, когда силовики знали о принадлежности экстремиста к террористическому подполью, но не обезвредили его заранее, возможна при «глубокой разработке».

«Бывает, что спецслужбы знают о какой-то ячейке, но им нужно добраться до руководящих структур, выявить более широкую сеть, если это не маргинал-одиночка и не какая-то маленькая ячейка в два-три человека», — уточнил Гришин.

Он подчеркнул, что выступления одиночек и групп экстремистов направляются по Интернету из террористических руководящих центров. «На мой взгляд, команда была дана дестабилизировать ситуацию в Дагестане перед выборами. Сейчас в Дагестане началась коррупционная зачистка, которую недруги России хотели бы каким-то образом привязать к нарушению прав мусульман», — полагает Алексей Гришин.

Эксперт считает неслучайным и то, что в качестве объекта удара была выбрана христианская церковь. Нападение на церковь должно, по замыслу экстремистов, вызвать ответную реакцию христиан и углубить межрелигиозную неприязнь.

Террористическое подполье Северного Кавказа, несмотря на ослабление «головных организаций» на Ближнем Востоке, освоило новые способы маскировки и «рассредоточилось». Его укусы все так же смертельны.

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему В Челябинске неизвестные с оружием напали на бригаду «скорой помощи»

Жители Кизляра простились с погибшими в результате бойни у храма РПЦ

Эксперт: «Спящие ячейки» ИГ не сидят в соцсетях, не вербуют, а сразу убивают