За оптимизацию заплатили жизнями

Снижение доступности медицины привело к тому, что смертность сельских жителей в полтора-два раза превышает показатели городов. Восстановить разрушенное будет непросто.


© СС0 Public Domain

В обращении к Федеральному собранию перед выборами Владимир Путин заявил о необходимости восстановить медицинскую инфраструктуру на селе и вернуть закрытые фельдшерско-акушерские пункты (ФАП). Ситуация выглядела бы анекдотично: новому президенту Путину и новому премьеру Медведеву предстоит восстановить то, что разрушили прежний президент Путин и старый премьер Медведев. Однако это совсем не смешно: на селе серьезно выросла смертность.

Восстановить то, что было быстро сломано, будет нелегко. По информации ОНФ, в населенных пунктах Шуйского района Ивановской области имеются ФАПы, но работают они лишь изредка. В деревне Остапово, где проживают более 700 человек, медики принимают по вторникам и пятницам в первой половине дня. В селе Сергеево прием ведется только раз в неделю — в течение полутора часов. В остальное время жители обращаются в офисы врачей общей практики, которые расположены в 10 и 18 км, либо вызывают «скорую». Ситуация осложняется неудобными графиками движения рейсовых автобусов. Похожая ситуация — и в других регионах.

Для восстановления сети медицинских пунктов в сельской местности понадобится много лет, считает депутат Госдумы, кандидат медицинских наук Алексей Куринный. Как рассказал парламентарий, власти оказались вынуждены обратить внимание на проблему из-за роста смертности. «Даже президента заставила электоральная ситуация заявить об этой проблеме, потому что впереди были выборы. Однако обстановка, действительно, острая. „Оптимизация“ медучреждений прошла очень жестко. В результате, на селе смертность в полтора-два раза превышает показатели города. Половина смертей на селе происходит на дому. Это говорит о недоступности медицинской помощи: люди просто не успевают или не могут попасть в соответствующее медучреждение», — сообщил Куринный.

По словам депутата, в России словно бы сосуществуют две страны. «Есть страна относительно цивилизованная — проживающая в городах. И есть село, где проживает почти 30% населения, которое фактически лишено современной медицинской помощи. Сегодня порядка 17 тыс. населенных пунктов не имеют вообще никаких медицинских объектов. Закрыть все было очень легко, а возродить, открывая 500-600 ФАПов в год, будет достаточно сложно. Это процесс, который затянется, в лучшем случае, лет на 7-10», — констатировал Алексей Куринный.

Сокращение сети медицинских учреждений в сельской местности нанесло серьезный ущерб здравоохранению, считает и 1-й зампред комитета Госдумы по охране здоровья, доктор экономических наук Федот Тумусов. «Когда проводили так называемую „оптимизацию“, то ее суть свелась к тому, чтобы перевести медицину на принципы бизнеса: в зависимости от того, сколько населения обслужили медучреждения, сколько они оказали медицинских услуг, столько им и платят. При этом было не учтено то обстоятельство, что у нас есть очень маленькие населенные пункты и огромные расстояния. Тут принципы бизнеса никак не работают. В результате установленных нормативов, если бы они были полностью приняты к исполнению, то в Якутии, например, 70% населенных пунктов остались бы без медицинского обслуживания — без ФАПов и амбулаторий», — рассказал Тумусов.

По словам парламентария, власти ряда регионов, понимая, что исполнение требований федерального центра приведет к гуманитарной катастрофе, были вынуждены самостоятельно изыскивать средства для сохранения и продолжения работы медучреждений. Однако так поступили не везде.

Федот Тумусов отметил, что выступление Владимира Путина, в котором он заявил, что власти перестарались, подтвердило ошибочность «оптимизаций». Однако реальных шагов по исправлению ситуации пока не сделано. «Был внесен ряд законопроектов, в том числе я внес законопроект о том, чтобы изменить нормативы с учетом демографических, транспортных и иных условий. Также предлагалось изменить нормы закона о медицинском страховании. Но до сих пор все это не поддержано. В марте я проводил круглый стол в Якутии с тем, чтобы была разработана программа по воссозданию ФАПов и врачебных амбулаторий. Я все же надеюсь, что ситуация будет исправляться, хотя пока работа в этом направлении ведется очень слабая», — сказал депутат.

Опыт обращения правительства РФ со сферой медицины не позволяет надеяться на перемены к лучшему, считает оргсекретарь профсоюза работников здравоохранения «Действие» Андрей Коновал.

«Доступность получения медицинской помощи на селе значительно упала. Многие населенные пункты уже не имеют ни больниц, ни амбулаторий, ни даже ФАПов. Закрываются роддомы под предлогом того, что там небольшое количество родов и якобы падает квалификация врачей. На деле это приводит к тому, что рожающих женщин приходится доставлять за 100-200 километров по дорогам, известно какого качества», — сообщил Андрей Коновал.

Профлидер напомнил, что до сих пор власти и администрации медучреждений были даже заинтересованы в сокращении числа медработников. «Опыт реализации „майских указов“ 2012 года показал, что был нанесен существенный вред здравоохранению в вопросе кадрового обеспечения. Добиваясь повышения зарплат, вместо того, чтобы увеличивать общий объем финансирования фонда оплаты труда, было принято решение проводить „оптимизации“: сокращения подразделений, штатов, увольнения работников. С другой стороны, сама методика отчетности была такая, что отчитывались по размеру зарплаты не на ставку, а на физическое лицо: и региональные чиновники, и администрация медучреждений были заинтересованы в сокращении количества работников, в сохранении вакантными многих ставок. В итоге, оставшиеся работники, при том же фонде зарплаты, несут двойную, тройную нагрузку», — отметил Коновал.

По мнению профлидера, чтобы выправить ситуацию, потребуется изменить приоритеты в развитии здравоохранения. «Вопрос надо увязывать с изменением модели здравоохранения: от затратной и неэффективной нынешней псевдостраховой медицины переходить на бюджетную модель, которая в отношении затрат и качества демонстрирует в развитых странах большую эффективность. Необходимы и серьезные финансовые вложения. В том бюджете, который принят на 2018 год, и в планах на 2019—2020 годы предусмотрено некоторое увеличение финансирования по сравнению с 2017 годом, но не в тех объемах, которые могут кардинально изменить ситуацию. А во-вторых, основной объем финансирования предполагает прирост за счет собственных средств фонда ОМС, за счет отчислений работодателей и за счет региональных бюджетов. Надо понимать, что в условиях низких темпов роста экономики и кризисных явлений рассчитывать на то, что отчисления работодателей в фонд будут расти или хотя бы сохранятся, я бы не стал. А бюджеты большинства регионов не просто дефицитные, а критически дефицитные. Там в последние годы проводились мероприятия по сокращению расходов на здравоохранение», — рассказал Андрей Коновал.

Профлидер подчеркнул, что видит решение проблем в отказе от идей коммерциализации и самоокупаемости медучреждений. Однако, судя по работе правительства, в медицине словно нарочно создавались условия, чтобы вынудить пациентов обращаться за платной медпомощью.

Президент «Лиги защитников пациентов», эксперт РАН Александр Саверский тоже обратил внимание, что происходило не только закрытие медицинских пунктов, но и сокращение врачей в работающих учреждениях.

«Не случайно, что люди уходят в платную медицину. Рост платной медицины — это индикатор успешности „оптимизаций“. Одновременно с „оптимизациями“, по данным Счетной палаты, количество платных медуслуг росло на 25% за год. Это говорит о том, что бесплатная помощь стала недоступной, и людям приходится платить. Даже в Москве не все в порядке с обеспечением населения терапевтами. И жителям сельских районов, которые приезжают в райцентры для получения медпомощи, тоже приходится платить за лечение», — констатировал Александр Саверский.

В итоге, сельское население лишалось возможности получения медпомощи: из-за бедности и удаленности медучреждений. «Жалобы на недоступность медпомощи поступают именно из деревень и поселков, где закрыты ФАПы, а до ближайшего медучреждения может быть 200 километров. При этом вызывает удивление, когда Минздрав, вместо того, чтобы восстановить ФАПы, занимается развитием санитарной авиации. Понятно, что это разные вещи, надо делать и то, и другое. Но час полета самолета или вертолета равен годовой зарплате фельдшера», — отметил Саверский.

Иногда действия правительственных министров кажутся иррациональными: они маниакально хотят «реформировать» все подряд, даже то, что уже давно было настроено и работало. В итоге, реформы сводятся к разрушению, а «новое» оказывается хуже «старого».

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему Правительство предложило освободить инновационные центры от уплаты налога на прибыль

В Коми фельдшерско-акушерские пункты оборудованы в древних избах без теплых туалетов

Эксперт ратует за «радикальные» меры для достижения «целей Путина»