Сенатора Арашукова уводят от убийств?

Дела об устранении Фраля Шебзухова и Аслана Жукова переданы в центральный аппарат СКР, однако в республике ходят слухи, что следствию попытаются помешать.


В Центральный аппарат СКР поступили материалы дела об убийствах в Черкесске общественных деятелей. Из СУ СК по КЧР их забрали по личному распоряжению председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина. Связано это с тем, что исполнители преступлений и посредники при передаче «заказа» дали показания на сенатора Рауфа Арашукова, который имеет обширные связи в Карачаево-Черкесии. Возможно, именно этим объясняется то, что член Совета Федерации РФ до сих пор даже не был допрошен по данным делам. Впрочем, точку в данной истории ставить рано. В самой КЧР обсуждают информацию о том, что «на работу» по данным делам (в том числе с обвиняемыми, давшим показания на Арашукова) якобы выделено $1 млн.

В последние недели Александр Бастрыкин совершил ряд командировок в республики Северного Кавказа, в том числе — в Карачаево-Черкесию. У здания местного СКР стояли одиночные пикеты родственников Шебзухова и Жукова, просивших о справедливости. Призывы близких погибших не остались незамеченными Бастрыкиным, тем более, что ранее они передали ему обращение, в котором просили об объективном расследование двух громких дел. Известно, что председатель СКР всегда внимателен к подобным обращениям, сам их изучает, а нередко и лично встречается с людьми, считающими, что в отношении них допущена несправедливость со стороны правоохранительных органов. Вот и в данном случае Александр Бастрыкин лично принял решение, что в дальнейшем два дела об убийствах в КЧР будут расследоваться в Центральном аппарате СКР в Москве.

Напомним, что Руслан Копсергенов, посредник при передаче «заказа» на нападение Шебзухова, Расул Аджиев, исполнитель убийства Жукова, Альберт Чуков, бывший телохранитель Арашукова, показали, что именно сенатор является организатором этих преступлений. Несмотря на это, в СУ СК РФ по КЧР, которое до недавнего времени и расследовало эти дела, вообще не дали таким сведениям никакой оценки. Стоя в пикете, родственники погибших общественных деятелей держали в руках и фотографию, на которой запечатлен и. о. руководителя Следственного управления Следственного комитета России по КЧР Казбек Булатов, обнимающий Арашукова во время дня рождения последнего. Именно с возможной дружбой двух этих лиц близкие Жукова и Шебзухова связывали проблемы с «отработкой» версии о причастности сенатора к нападениям.

Теперь дела находятся в Москве, и уже следователи Центрального аппарата СКР будут изучать сведения, которые огласили на допросах Копсергенов, Аджиев и Чуков. В самой республике после этого стали обсуждать появившуюся информацию о том, что для того, чтобы обвиняемые и свидетели изменили показания — сказали, будто они оговорили сенатора, выделена немалая сумма.

В пользу этой версии может говорить, в частности, то, что родственники убитых ранее уже заявляли о попытках «работы» с опасными для Арашукова фигурантами громких дел. Так, после того, как Копсергенов дал показания о причастности сенатора к организации нападения на Шебзухова, его в срочном порядке, без каких-либо причин, попытались доставить в ИВС Хабезского муниципального района. Этот район в КЧР считается «вотчиной» семьи Арашуковых (в частности, Рауф долгое время был его главой). У родственников Копсергенова появилась информация, что в данном ИВС его либо будут убеждать всеми доступными способами отказаться от показаний, либо вообще с ним произойдет что-то нехорошее. В результате они устроили ряд пикетов, подняли «шумиху», и Копсергенова, прямо от ворот ИВС Хабезского района, отправили в другой изолятор временного содержания.

Не менее скандальная история произошла и с сотрудником 2-го отдела Центра по противодействию экстремизму (Центра «Э») ГУ МВД России по СКФО Русланом Жилетежевым. Он входил в оперативную группу по расследованию убийств Шебзухова и Жукова. В результате у МВД РФ по СКФО и УФСБ КЧР появились сведения о том, что нужной информацией располагает помощник Арашукова Гузер Хашукаев. Один сотрудник УФСБ и Жилетежев сопроводили его в здание УФСБ для опроса по существу. Как рассказала на пресс-конференции в «Росбалте» тетя Аслана Жукова Людмила, по выходу от правоохранителей Хашукаев выглядел абсолютно нормально, более того Арашуков выложил фото в обнимку с ним в соцсетях. «На этом фото прекрасно видно, что у него нет вообще никаких травм и повреждений, он весело улыбается», — рассказала журналистам Людмила. Однако потом Хашукаев спохватился, неожиданно вспомнил, что его якобы «пытали», а в качестве подтверждения зафиксировал у врачей царапину на правой кисти. Тут же помощник Арашукова подал соответствующее заявление, утверждая, что от него требовали оговорить сенатора.  «Мы годами не можем добиться справедливости, а тут буквально в течение считанных часов на сотрудника МВД РФ по СКФО управлением СРК по КЧР было возбуждено дело», — сообщила на пресс-конференции Людмила, полагая, что это является подтверждением особых отношений Арашукова и Казбека Булатова. Стоит отметить, что дело появилось на свет даже без опроса других участников событий, в том числе сотрудника ФСБ РФ, только по одному заявлению Хашукаева. «В результате такого давления в республике все боятся говорить правду под протокол, что-либо делать», — высказала мнение журналистам тетя Аслана Жукова. 

Неофициально же, без протокола, в КЧР обсуждают возможность того, что дело против Жилетежева — это попытка поставить под сомнение показания на Арашукова. А теперь еще и появились сведения о выделенных «на работу» по делам крупной суммы. Одновременно с этим стало известно, что в Москву готовится визит представителей Управление СКР по СКФО, возглавляемого Борисом Карнауховым. Якобы они обещают направить расследование в «правильное русло». Однако сомнительно, что влияние Арашукова распространяется и на Центральный аппарат СКР.

Дмитрий Васильев