Карт-бланша у власти больше нет

На отмену губернаторских выборов Кремль не пойдет, однако перед ним во весь рост встает «проблема 2019 года», отмечает политолог Алексей Макаркин.


В регионах, где есть претензии населения к чиновникам и они достаточно четко сформулированы, происходит консолидация всего протестного электората.

Победа на выборах главы Хакасии молодого кандидата от КПРФ Валентина Коновалова, как и предыдущие неудачи кандидатов от партии власти на губернаторских выборах в некоторых других регионах России, ставит ряд серьезных вопросов. О чем говорят провалы выдвиженцев «Единой России»? Можно ли говорить о том, что пресловутая «вертикаль» затрещала, или это лишь небольшие «осечки системы»? Каких ответных шагов можно ожидать от федерального центра? Пойдет ли Кремль, как уже было при нынешнем президенте, на такую меру, как отмена губернаторских выборов или нет?

На эти и другие вопросы обозревателя «Росбалта» ответил вице-президент фонда «Центр политических технологий» Алексей Макаркин.

— Как вы оцениваете то, что произошло в Хакасии, где кандидаты от партии власти снимались с выборов один за другим, а в итоге во втором туре победил совсем еще молодой, без всякого опыта, кандидат от Компартии Валентин Коновалов? Не забудем, к тому же, что это не первая неудача кандидатов от «Единой России» на губернаторских выборах в этом избирательном цикле. До этого мы видели проигрыши Вячеслава Шпорта в Хабаровском крае и Светланы Орловой во Владимирской области. Что это — начало системного кризиса или локальные осечки?

 — Центру во время нынешних губернаторских выборов пришлось принимать решения на ходу. В частности, после первого тура выборов главы Хабаровского края были попытки договориться с кандидатом от ЛДПР Сергеем Фургалом. Ему был предложен пост вице-губернатора. Фургал это предложение не отверг, но, с другой стороны, продолжил, хоть и не очень активно, вести свою избирательную кампанию. Однако этого ему оказалось достаточно для того, чтобы победить.

Практика показывает, что во втором туре происходит мобилизация протестного электората. То есть те избиратели, которые в первом туре считают, что все и так предрешено и на выборы ходить не обязательно, во втором туре все же идут голосовать. Причем это люди разных политических взглядов. Поэтому и тут, в Хабаровском крае, мы имели протестное голосование.

Наверху по кандидату от ЛДПР вопрос решили довольно быстро, в том смысле, что «почему бы и нет, пускай попробует». Однако одновременно выстраивается такая охранительная схема, когда высокопоставленных региональных чиновников будут согласовывать региональные парламенты, где большинства у новых руководителей нет. Поэтому законодательные органы власти в регионах, где победили члены оппозиционных партий, станут противовесами вновь избранным губернаторам.

— Хорошо, вернемся к выборам главы Хакасии…

 — Что касается выборов главы Хакасии, то здесь центр не делал каких-то очень больших ставок. Решили не подключать какие-то суперзначимые ресурсы, а просто посмотреть, что получится в рамках этого региона. Проиграет кандидат от КПРФ Коновалов — хорошо. Выиграет — ну, ладно. Большинства в законодательном собрании Хакасии у него все равно нет. Все равно ему в очень большой степени придется учитывать мнение Кремля.

Раз уж в далеком 1996 году «красные губернаторы», приходившие тогда к власти в ряде регионов, должны были быстро становиться «розовыми», умеренными и договариваться, и с правительством, и с Кремлем, то сегодня наверху в победе Коновалова тем более не видят ничего драматичного. Ему еще надо зиму продержаться, отопительный период опять же…

Кроме того, у Коновалова нет управленческого опыта и ему надо будет показать, сможет ли он создать адекватную команду. В конце концов, в российском законодательстве есть такое положение, как отстранение губернатора по причине недоверия, для чего не требуется каких-то дополнительных оснований. Но это, конечно, случится, если он провалится как управленец. А если покажет себя умелым организатором — значит, с ним станут работать. Другое дело, новому главе Хакасии будет сложно, потому что он многое обещал, а бюджет региона ограничен.

— Правильно ли я понимаю, что власть не видит особой проблемы в победе кандидатов от оппозиции в некоторых регионах России?

 — В Коновалове — нет. Не думаю, что она видит в нем большую проблему. Вопрос в другом, а именно в том, что будет в 2019 году. Напомню, что на выборах 2018 года в большинстве регионов России все-таки победили кандидаты от власти. Проиграла она только в трех субъектах федерации.

Однако перед властью встает проблема 2019 года. Что дальше? После принятия пенсионной реформы в нынешнем году, люди у нас стали куда более критично относиться к главам регионов. Если в 2015, 2016, 2017 годах народ у нас по преимуществу голосовал за власть, за «государевых людей», поскольку «мы во враждебном окружении» — Запад, Америка, Украина, а значит надо нам собраться и поддержать кандидатов от власти, то сейчас люди голосуют за того кандидата, который приехал в регион и почему-то не хвалит пенсионную реформу…

В регионах, где есть претензии населения к власти и они достаточно четко сформулированы, возникает второй тур, в котором происходит обвал в виде консолидации всего протестного электората.

— В чем еще состоит «проблема-2019» для власти?

 — С 1 января 2019 года увеличивается НДС, соответственно, это вызовет рост цен. Кроме того, воспоминания о принятии пенсионной реформы тоже никуда не уйдут. Больше того, появятся живые примеры тех людей, которые от нее реально пострадали — хотел человек выйти на пенсию, а теперь ему придется еще несколько лет работать… Плюс само правительство прогнозирует сохранение экономической стагнации. Поскольку рост меньше двух процентов в год — это для России и есть стагнация. Как поведет в этой ситуации избиратель на тех же региональных выборах 2019 года?

— А может власть пойти на отмену губернаторских выборов? Жили же мы несколько лет с назначаемыми губернаторами?

 — Сомневаюсь, что выборы глав регионов в этой ситуации отменят. Такие предложения звучат, но только от некоторых экспертов. Конечно, есть, наверное, желание сделать процесс более управляемым, вернуть ситуацию ко второй половине нулевых годов, но, напомню, что тогда выборы губернаторов были отменены после теракта в Беслане, когда общество было готово на все что угодно со стороны власти и она получила от него карт-бланш.

Сейчас такого карт-бланша у власти нет. Наоборот, сегодня люди в большей степени готовы не просто участвовать в голосовании, как в советские годы, когда были выборы без выбора, но выбирать из разных вариантов. В этой ситуации отобрать у них это право значит вызвать усиление протеста. Кроме того, мы видим, что избранные главы регионов не эволюционируют…

— Ну, да, это ведь представители системной оппозиции…

 — Да, это представители системных партий. Более того. Сейчас им придется решать очень сложные задачи, и они тоже будут вынуждены принять на себя часть ответственности за проводимую властью политику. А уж власть, если у них не будет получаться, это использует.

Плюс, чисто управленческий момент. Одним из доводов за отмену губернаторских выборов в нулевые годы был тот, что граждане избирают слабых, неопытных управленцев. После того, как губернаторов стали назначать, судя по их анкетным данным, среди них были сплошь опытные кадры. Но когда стали смотреть на результаты их работы, выяснилось, что многие из этих людей оказались слабыми, просто «не тянули». То есть какого-то прорыва в сфере регионального управления после того, как глав регионов стали назначать сверху, не произошло. Наоборот, человеку, который не получил поддержки избирателей, не прочувствовал регион в ходе избирательной кампании, объективно труднее управлять, он совершает больше ошибок.

С другой стороны, не пойдет власть и на большую свободу и конкуренцию в ходе выборов. Думаю, что в итоге будет что-то среднее.

Беседовал Александр Желенин


Ранее на тему Коммунист Коновалов приступает к обязанностям главы Хакасии

Стало известно, когда Коновалов возглавит Хакасию

Кагарлицкий: «Хакасская история» поражения власти будет повторяться по всей России