Закон смягчат на пол-лайка?

Одни эксперты позволяют себе осторожный оптимизм, а другие думают, что будет хуже: по 282-й статье станут привлекать меньше людей, зато по другим — больше.


Рост социального протеста в народе пугает чиновников и силовиков. Но не слишком. © СС0 Public Domain

В Госдуме рассматривают законопроект о частичной декриминализации печально известной 282-й статьи Уголовного кодекса РФ о возбуждении ненависти, вражды или унижении человеческого достоинства. Предполагается отказ от привлечения к уголовной ответственности за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы. Уголовная ответственность будет грозить гражданину, если он совершил аналогичные экстремистские деяния в течение одного года после привлечения к административной ответственности. Одновременно президент России внес законопроект о создании соответствующей статьи в КоАП.

Не секрет, что в экстремисты по 282-й статье УК зачисляют тех, кто написал в Интернете высказывания, которые полицейские, следователи и экспертиза сочли преступными. Зачастую гражданин, привлеченный к ответственности, до последнего думает, что он всего лишь покритиковал какие-то явления и закона не нарушил. И только удар молотка судьи убеждает его в обратном.

Резонансные случаи привлечения к уголовной ответственности совершенно случайных людей, кажется, вынудили власти пересмотреть практику применения уголовной статьи. Но уменьшится ли число людей, которых записали в экстремисты? До сих пор количество обвиненных и осужденных по «антиэкстремистским» статьям только росло. Некоторые эксперты позволяют себе осторожный оптимизм. Другие же полагают, что станет только хуже.

Правозащитники намерены выступить со своими предложениями по декриминализации статьи 282. Как рассказал член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод, предложения будут направлены в Госдуму и в Администрацию президента.

«В настоящее время в СПЧ, в его уже новом составе, проходит обсуждение по декриминализации статьи и есть предложения по совершенствованию законопроекта. Есть предложения убрать из статьи указания на социальные группы и определения, касающиеся ущемления достоинства. Проще говоря, идет работа по конкретизации терминологического, понятийного аппарата, по более четким формулировкам, поскольку правоприменение во многом было ущербным именно из-за нечеткости формулировок», — отметил правозащитник.

По мнению Александра Брода, механическое применение статьи 282 нанесло много вреда конкретным людям и обществу. «Процесс декриминализации должен остановить практику, когда уголовные дела штамповались с целью показать успешную статистику антиэкстремистской деятельности и с жестким репрессивным рвением подходили практически ко всем пользователям Интернета. Человек, который совершает репост, далеко не всегда имеет умысел на противозаконные действия, вполне возможно, что он просто делится информацией, своим возмущением, несогласием с тем или иным материалом. Привлекать этого человека к ответственности за экстремизм — это, по меньшей мере, абсурдно, приводит к деградации правоприменения и, в итоге, к репрессивному правосудию. А это значит — загубленные судьбы, драмы, трагедии в жизни людей», — сказал член СПЧ.

Правозащитник уверен, что законопроект о декриминализации должен быть таким, чтобы он покончил с ущербной практикой, когда всех стригут под одну гребенку. «Закон должен отделить мнимую, имитационную борьбу с экстремизмом от реальной борьбы. Есть в Интернете материалы, которые, действительно, преследуют цель разжигания межнациональной розни, вербовку молодежи и т. д. Нужно бороться с реальными угрозами, а не думать о чести мундира, о звездочках на погоны, о наградах и искусственным образом показывать свое рвение», — подчеркнул Александр Брод.

Антиэкстремистское законодательство в РФ требует радикального изменения, но силовики руководствуются не столько законами, сколько своими представлениями, считает правозащитник, член СПЧ Игорь Каляпин. «Я очень надеюсь, что СПЧ выдаст рекомендации по изменению правил применения статьи 282 УК. Мы предлагаем убрать оттуда понятия „социальная группа“ и оскорбление социальной группы. Мы надеемся, что это как-то отразится на количестве людей, которые непонятно за что привлекаются к уголовной ответственности. На мой взгляд, эти понятия надо убрать и из административного кодекса. Надеюсь, что предложения СПЧ будут приняты хотя бы в какой-то части. Но вот отразится ли это на количестве уголовных дел — одному богу известно. К сожалению, правоприменители руководствуются не столько законами, сколько непонятными нам „сигналами“. У нас правоприменитель и по смягченному закону может усилить репрессивную практику», — сказал Игорь Каляпин.

По словам правозащитника, последние новости свидетельствуют о том, что страна продолжает сползать в сторону репрессий, и ярче всего об этом свидетельствует административный арест лидера движения «За права человека» Льва Пономарева. «Я читаю новости про свежеарестованного „опасного экстремиста“ Льва Пономарева и слов не нахожу. Какой закон, какая общественная опасность предполагают арест за призыв к мирному протесту против должностной преступности в спецслужбах? Ведь он протестовал против фабрикации уголовных дел и пыток в ФСБ. И вот за это 77-летний доктор наук, уважаемый человек получил 25 суток», — отметил Игорь Каляпин.

Несмотря на обещанную частичную декриминализацию 282-й статьи, темпы преследований граждан по обвинению в экстремизме не уменьшатся, считает правовой аналитик правозащитной группы «Агора» Дамир Гайнутдинов. «Поправки в ст. 282 УК вряд ли приведут к реальному смягчению антиэкстремистской политики. Это реакция на то, что ЕСПЧ всерьез готовится рассматривать десятки жалоб российских граждан, осужденных за экстремизм. Власти пытаются действовать на упреждение, создать видимость исправления ситуации», — рассказал эксперт.

Дамир Гайнутдинов уточнил, что правоприменителям привлечь гражданина к ответственности по ч. 1 ст. 282, действительно, станет несколько сложнее. Однако в уголовном кодексе и без нее достаточно «антиэкстремистских» статей. «Судя по последним трендам, эта статья и так постепенно уступает позиции статье 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), которая остается в неизменном виде. Диспозиции статей сходны до степени смешения, поэтому нет никаких проблем с тем, чтобы переключиться с 282 на 280. По ней, думаю, будет рост. Кроме того, очевидно, следует ожидать активного применения новой статьи КоАП. Процедура рассмотрения дел об административных правонарушениях крайне проста: мы видели, как суды штамповали административки по делам о митингах, игнорируя очевидные противоречия и прямые фальсификации в материалах дел. Точно так же будет и с экстремизмом», — полагает Дамир Гайнутдинов.

Частичная декриминализация статьи 282 УК приведет к изменению структуры привлечения граждан к ответственности по «экстремистским» статьям, считает кандидат юридических наук Юлия Федотова. Как заявила правозащитница корреспонденту «Росбалта», по 282-й статье будут привлекать меньше людей, зато по другим статьям — больше.

«На мой взгляд, возрастет, причем очень сильно, количество административных правонарушений — в связи с тем, что статья „перевелась“ из уголовного кодекса в административный, в КоАП. И подобных преступлений будет фиксироваться очень много, потому что административный материал собрать проще, чем уголовный: там не нужно проводить экспертизы, а достаточно буквально пары документов. Если же говорить непосредственно об уголовных делах, то, безусловно, количество дел по части 1-й статьи 282 пойдет на убыль. Но в случае необходимости „протащить“ человека сначала через административную статью, а потом через уголовную не составит труда. Также я предполагаю „большой рост преступлений“, предусмотренных частью 1 статьи 148 УК — это пресловутое оскорбление чувств верующих. То, что раньше имело какой-то религиозный элемент и считалось за экстремизм, за 282-ю статью, теперь будут считать за оскорбление чувств. И, думаю, возможно, возрастание дел по статье 280 — это призывы к осуществлению экстремистской деятельности. При желании под них можно „притянуть“ что угодно», — рассказала Юлия Федотова.

Власти продемонстрировали намерение подкорректировать «политическую» статью Уголовного кодекса, а не желание радикально изменить собственную политику по отношению к рядовым гражданам. Рост социального протеста, недовольства и оппозиционных настроений в народе пугает чиновников и силовиков. Но пока это недовольство не проявляет себя в протестах против уголовных дел и «посадок», власти готовы «закручивать гайки» до бесконечности.

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему Путин подписал закон о либерализации наказания за лайки и репосты

Песков: В Кремле «безусловно следят» за принятием закона о смягчении наказания за репосты

Госдума пересмотрела наказание за экстремизм в соцсетях