Не уважаешь власть? В тюрьму!

В 2019-м российским депутатам, сенаторам и президенту предстоит решить, готовы ли они выстроить еще более высокую стену между собой и обществом.


© СС0 Public Domain

Одной из наиболее тревожных законодательных инициатив уходящего года стало предложение главы комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрея Клишаса в очередной раз ужесточить контроль за высказываниями в интернете.

Пакет законопроектов сенатора предусматривает, что за распространение «заведомо недостоверной общественно значимой информации» физлицам будет грозить штраф от 3 до 5 тыс. рублей, должностным лицам — от 30 до 50 тыс., юрлицам — от 400 тыс. до 1 млн рублей. Кроме того, Клишас предлагает ограничивать доступ к ресурсам, распространяющим материалы, выражающие в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным госсимволам, Конституции и органам власти, а «виновных» наказывать штрафом от 1 до 5 тыс. руб., либо административным арестом на срок до 15 суток.

Чем это грозит активистам и простым гражданам?

Артем Козлюк, руководитель общественной организации РосКомСвобода:

Фото со страницы Артема Козлюка в Facebook

«Думаю, что после принятия таких законов станут наказывать в первую очередь интернет-ресурсы, которые публикуют общественную, политическую, активистскую информацию. Это будет борьба с оппозиционной мыслью.

Я не знаю таких прецедентов в Евросоюзе либо в других государствах западного мира, чтобы применялась формулировка „за неуважение к государству“, подразумевающая ограничение доступа к материалу либо арест. В отдельных странах Европы действуют законы, которые дают возможность ограничивать доступ к той или иной информации. Но это, в первую очередь, касается детской порнографии, распространения наркотиков через интернет-ресурсы. И делается это под серьезным общественным контролем.

В России же, к сожалению, огромное количество информации отнесли к категории запрещенной. У нас масса ведомств, которые имеют право на ограничение доступа к той или иной информации. В таких условиях ссылаться на какие-то нормы западных государств — странно и абсурдно. У нас получается исключительная модель цензуры, не похожая ни на азиатский тип, ни на европейский. Мы „идем своим путем“ и вводим абсолютно новые критерии, что можно ограничивать в сетевом пространстве, а что нет».

Иван Павлов, руководитель правозащитного объединения «Команда 29», кандидат юридических наук, адвокат:

Фото со страницы Ивана Павлова в Facebook

«В законопроектах четко указано, что будет предусмотрена административная ответственность. А если у власти такое желание есть, и его поддержат законодатели, то будут возбуждаться дела, а людей станут привлекать к ответственности. Думаю, от этого „оружия массового поражения“ пострадают все слои населения. Но, поскольку у нас больше всего активности в Интернете проявляет молодежь, то эта инициатива направлена, прежде всего, против молодых граждан.

Я не знаю о существовании таких законов в других странах, но у нас уже давно все идет по какому-то собственному пути, когда мы сами изобретаем себе проблемы и потом пытаемся их решить, не обращая внимания на весь цивилизованный мир. Если законопроекты (Клишаса — ред.) примут, то это будет вредным с точки зрения соблюдения прав человека, но неудивительным, поскольку последние тренды у нас заданы именно в подобном направлении».

Алексей Глухов, юрист международной правозащитной группы «Агора»:

Фото из личного архива Алексея Глухова

«В первую очередь под ударом окажутся гражданские активисты, потому что они находятся в „шорт-листах“ силовиков и все их социальные сети мониторятся. Их преследовать сам бог велел, если образно выражаться.

Зачем власти это делать? Появляется возможность давления на активных граждан, выражающих противоречащую официальной точку зрения. К тому же уровень просвещенности и осторожности среди гражданских активистов за последний год вырос. Они уже, как правило, не постят хоть и безобидные, но запрещенные изображения, аккуратнее относятся к репостам той или иной информации, достаточно серьезно подходят к написанию постов. Сейчас привлечь их к ответственности тяжелее, поэтому и начинают придумываться новые способы.

Когда речь идет о критике власти, то чем больше возможностей широко толковать тот или иной термин, тем легче привлекать. Достаточно будет сходить к какому-нибудь местному эксперту или преподавателю государственного вуза, который на пять страниц распишет, как публикация умаляет честь и достоинство всей власти, всего государства, и вообще это почти „предательство отечества“».

Алексей Синельников, политолог:

Стоп-кадр видео

«У нас продолжается борьба со словами ради каких-то более правильных слов. Мы попали в ситуацию, когда действия уже запрещены, поэтому переключились на войну со словами, а основная активность властей происходит в сфере „исправления имен“. Это признак „зрелого“ государства, которому незачем и некуда стремиться.

Почему появляются такие законопроекты — понятно. Каждый герой хочет вскочить на шесток и прокукарекать как можно громче о своей лояльности. Они это делают уже в режиме бытового балагана, и за каждым таким предложением я слышу какой-то демонический смех. Это как если бы хищник, задирая жертву, еще над ней и саркастические стишки читал. Вот и сейчас жертву не только обдирают, кровь из нее сосут, но и глумятся над ней.

То, что такие нарочито дурацкие законопроекты выдвигают, — это следствие общей атмосферы. Но у всей этой ситуации очень интересная подоплека. После того, как Дмитрий Медведев выступил со статьей о 25-летии Конституции РФ, и еще было несколько выступлений по этому поводу, стало ясно, что это не случайный процесс, а речь идет о подготовке изменения Конституции. Ведь все эти законопроекты „об оскорблении величества“ антиконституционны по своей сути. Невозможно в стране, где в Конституции указана свобода слова, принимать такие законы. Значит, мы будем обсуждать новую Конституцию.

Однако сторонники изменения Конституции в сторону обуженной интерпретации прав человека, обусловленной скрепами, традиционными ценностями, еще какими-то ограничениями, неизбежно открывают дверь и контртенденции. Если одним хочется ограничить права, то другие говорят: хотим как в Париже, хотим безусловного исполнения основных принципов. И само движение, которое кажется инициаторам смешным и консервативным, может привести к острому политическому противостоянию. Каждая такая заявка приближает день, когда мы все окажемся по разные стороны баррикад».

Федор Бирюков, директор Института Свободы, политик:

Фото из личного архива Федора Бирюкова

«Я бы назвал это несвоевременным законопроектом, особенно на фоне процессов декриминализации 282-й статьи. В последнее время указывается, в том числе президентом, на необходимость смягчения законодательства — потому что гайки в свое время были закручены крепко. И появление законопроекта обратной направленности выглядит довольно странно, особенно для внесшей этот законопроект партии „Единая Россия“, которая и так в последний период вызывает все больше негатива у общества. Полагаю, что есть целый комплекс обстоятельств, которые привели к появлению подобной инициативы.

Первое — это традиционный ответ бюрократического аппарата и наиболее реакционной, наиболее барской части политического класса, которая постоянно делает нелепые заявления: припомним „рожать не просили“ или гнев Анатолия Чубайса по поводу того, что общество не сказало спасибо крупному бизнесу. На народное недовольство или на движение в сторону большей свободы и, в том числе, критики власти этот сектор политического класса реагирует традиционно свирепо, с раздражением — запретами, попытками ужесточить законодательство.

Кроме того, есть среди правящей элиты достаточно крупная прослойка, которая систематически дискредитирует федеральную власть, делая абсурдные заявления и создавая негативные информационные поводы. Подобные законопроекты работают и на дискредитацию Кремля.

Плюс есть чиновники старой формации — особенно это касается региональных элит, — которые защищаются от критики со стороны общества в лучших традициях произведений Салтыкова-Щедрина. Поскольку критика в Интернете наиболее эффективна, они направили свои острые законодательные перья на этот виртуальный сегмент общественного мнения.

Все это крайне несвоевременно, неуместно, архаично и негативно сказывается на политической стабильности, на том хрупком „брестском мире“, который существует между властью и обществом. В действующем законодательстве есть все рычаги для защиты авторитета власти и государства. Нет никакой необходимости придумывать что-то еще.

Если бы в Госдуме существовала народная, демократическая партия, она предложила бы законопроект, защищающий народ от оскорблений и посягательств на гражданские свободы. Тогда бы чиновников можно было штрафовать за такие инициативы. Это стало бы зеркальным ответом на попытки бюрократии сохранить свою власть при тотально неэффективной работе».

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему Минкомсвязи выступило против законов о наказаниях за оскорбление чиновников и за фейки

В Думе поддержали законы о наказании за фейки и оскорбления властей в Сети

Жителя Петербурга судят за картинки «ВКонтакте» против антифашистов