Эстафета протестов

Бедность, несправедливое распределение ресурсов, экология и национальные конфликты — вот неполный перечень проблем, способных вывести россиян из себя в 2019 году.


© Фото Анны Семенец, ИА «Росбалт»

В 2018 году, помимо общероссийских выступлений против пенсионной реформы, возникли очаги недовольства, вызванные региональными проблемами. В Центральной России нарастал «мусорный» протест. В Ингушетии народ выступил против передела границы в пользу соседней Чечни. В Приморье началось серьезное брожение из-за нежелания федерального центра признавать итоги губернаторских выборов.

Эксперты полагают, что в 2019-м поводов и причин для возмущения станет еще больше.

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений, кандидат политических наук:

Фото из личного архива Бориса Кагарлицкого

«Если предсказывать на основе имеющихся сейчас данных, то получится, что буквально во всех регионах есть какие-то предпосылки для возникновения напряженности. А дальше все будет зависеть от того, как эти предпосылки лягут на другие обстоятельства. Например, наличие лидеров протеста, раскол местных элит, готовность какой-то части влиятельных людей в регионе идти на те или иные конфликты с Москвой, с губернатором или между собой. Или, наоборот, стремление конфликты прятать.

Сейчас общеэкономическая ситуация в России такова, что ни один регион не будет полностью благополучен и стабилен. Вопрос лишь в том, насколько взрывоопасна ситуация в каждом конкретном случае».

Георгий Федоров, президент Центра социальных и политических исследований «Аспект»:

Фото со страницы Георгия Федорова ВКонтакте

«Уже понятно, что продолжатся „мусорные“ протесты, связанные с вывозом и захоронением отходов.

В Москве, Петербурге и других городах-миллионниках, где много образованного населения и есть „средний класс“, будут также выступления по общеполитическим темам и проблемам, связанным со строительствам и атаками на городскую среду.

Центральная Россия тоже будет зоной определенного риска, поскольку там растет уровень бедности. Возможны недовольства из-за удорожания хлеба и услуг ЖКХ.

Вероятны волнения в кавказских республиках, если там произойдут события, подобные тем, что были в Ингушетии.

В целом даже официальные социологи говорят, что протестные настроения усиливаются. Я бы сравнил нынешнюю обстановку в Российской Федерации с ситуацией примерно конца 1980-х в СССР, когда люди стали выходить на улицы по различным поводам — даже самым минимальным».

Анна Очкина, руководитель Центра социального анализа ИГСО, социолог, кандидат философских наук:

Фото из личного архива Анны Очкиной

«Кризис взаимоотношений элиты и общества пока вялотекущ — народ пребывает в состоянии глухого недовольства, а власти не желают радикально менять курс. Что касается обострения деятельностного, то оно произойдет неожиданно. Уж насколько был многообещающим пенсионный протест, но и он как-то резко стух. Электоральный протест в сентябре привел к тому, что прорвалось несколько человек, названных властью „случайными губернаторами“, — и тут же вся информационная мощь обрушилась на них, а Хабаровск наказали, отобрав столицу округа. Власть показывает, что она не готова договариваться. Малейшее проявление конвенционального протеста вызывает у нее реакцию.

Поэтому нельзя прогнозировать эволюционный рост протестных настроений. У нас все протесты развиваются скачками. Они со временем затухают, но, несомненно, новые „взрывы“ будут. Есть рост цен и определенный ужас перед ним. Есть напряжение семейных бюджетов, которое сглаживается только для самой бедной части населения. Перераспределение ресурсов в сторону богатых все равно идет.

Обострение будет нарастать, потому что власти и общество говорят на разных языках. Пока общество миролюбиво. При этом даже в таком „глухом“ регионе, как Ингушетия, где люди живут только за счет социальной помощи, власти смогли создать точку напряжения из-за соглашения о границы с Чечней. Для горной республики земельный вопрос очень важен. И я боюсь, как бы там не возник чисто националистический протест.

Если говорить о других очагах напряженности, то это, потенциально, Дальний Восток, который уже проявил себя. И, может, в перспективе — промышленные сибирские регионы, которые сейчас оказываются в тяжелом положении. У них есть экономический потенциал, но зарплаты там сравнимы не с Москвой или Ямалом, а с Тывой или Смоленской областью, которые промышленно не очень развиты».

Илья Гращенков, директор Центра развития региональной политики:

Фото из личного архива Ильи Гращенкова

«Прежде всего нестабильность может возникнуть в регионах, где пройдут выборы. В следующем году примерно в 20 субъектах Федерации будут избирать губернаторов и депутатов местных парламентов. Оппозиция, которая выставит своих кандидатов, так или иначе станет критиковать действующую власть. А в связи с тем, что власть и так находится в довольно невыигрышном положении из-за своей финансовой политики, которая вызывает недовольство населения, на фоне критики местной оппозиции негативные настроения будут только усиливаться. В результате может возникнуть заметный протест на местах в виде публичных мероприятий, митингов и т. д.

Кроме того, протест будет нарастать там, где происходит несправедливое перераспределение ресурсов. Федеральная власть будет перенаправлять скудеющие финансовые потоки в те регионы, где сидят наиболее близкие к Кремлю губернаторы, либо туда, где будут проходить выборы — чтобы подержать своих кандидатов, либо в те субъекты РФ, которые изначально имели некие преференции. В регионах, которые лишатся этой поддержки, недовольство будет расти. Это прежде всего регионы, где избрали некремлевских губернаторов — вроде Хакасии, Владимирской области, и регионы, которые мало кому интересны. Условно говоря, есть Марий Эл, а есть соседний Татарстан, и понятно, что жители Марий Эл не будут получать финансирование в том же объеме, что и крупный сосед.

Третий момент связан с угрозами, которые в 2018-м только наметились, но в 2019-м будут развиваться. Например, связанные с экологией. В Челябинской области начались стихийные митинги протеста против загрязнения воздуха, и я думаю, что они будут нарастать. В крупных уральских промышленных городах могут подхватить этот тренд. Если начнется вывоз отходов в Смоленскую, Калужскую, Тверскую области, там вполне вероятны „мусорные“ протесты, как в Архангельской области.

Возможны и национальные конфликты, как в Ингушетии. Они могут начаться в других регионах Северного Кавказа, в Крыму.

В целом все протестные настроения, возникшие в прошлом году, в нынешнем усилятся и укрепятся. К этому стоит готовиться».

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему Гуриев назвал пенсионную реформу конфискацией денег у старшего поколения