Миллион за фейк

В Госдуме вместо обсуждения того, как вернуть доверие граждан к власти, придумывают способы поймать и наказать недовольных в интернете.


Внесенные законопроекты грешат двусмысленностью, признают на Охотном ряду. © CC0

Депутаты Госдумы взяли месяц на доработку пакета из двух законопроектов о наказании за распространение «фейковых новостей» в Рунете. В четверг за его принятие в первом чтении проголосовала «Единая Россия», остальные думские фракции отказались это сделать, усомнившись в эффективности предлагаемых мер.

Напомним, законопроектами вводятся штрафы до 1 млн рублей за тиражирование в СМИ и интернет-пространстве, включая соцсети, «недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, которая создает угрозу жизни и (или) здоровью граждан, массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, наступления иных тяжких последствий».

Выявленные «фейки» будут считаться запрещенной информацией, поэтому те интернет-ресурсы, которые их распространяют, будут заблокированы «в оперативном порядке», то есть, минуя обращение в суд.

Формальными авторами этих проектов выступили в декабре прошлого года два сенатора — Андрей Клишас и Людмила Бокова, а также депутат Госдумы Дмитрий Вяткин. Однако на Охотном ряду поговаривают, что эти парламентарии просто выполняли чью-то просьбу. При этом указывается на некую «группу в Кремле» или «кого-то из силовиков», выступивших в качестве реальных инициаторов. Между тем про Клишаса и Бокова говорят, что у них хорошие контакты в администрации президента, которая именно через них предпочитала в последнее время вносить нужные законопроекты в Госдуму. Кроме того, в СМИ ранее появлялась информация о якобы начавшейся разработке законопроекта по борьбе с «фейками» в президентской администрации, которая занялась этой темой после пожара в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемерово.

Как бы там ни было, полпред президента в Думе Гарри Минх вел себя при обсуждении этих проектов в Госдуме так, как если бы администрация президента была ни при чем. С весьма отстраненным видом он сообщил, что Кремль поддерживает документы концептуально. «Вопрос вызвал, безусловно, большой интерес в администрации президента, тема важная…», — сказал Минх. Попутно он заявил об отсутствии противоречий новых положений Конституции и высказался за их доработку ко второму чтению.

О необходимости доработки также заявили в правительстве и профильных думских комитетах. Но уже сейчас можно сказать, что на радикальные изменения рассчитывать не стоит. Так, например, в комитете Госдумы по информполитике и связи предложили отказаться от открытого перечня информации, запрещаемой к распространению и допускающей возможность отнесения к таковой любых сообщений, создающих угрозу «наступления иных тяжких последствий» (цитата из заключения комитета на законопроект). В комитете также предложили установить критерии отнесения последствий к тяжким, что, по мнению депутатов, прибавило бы документам правовой определенности.

Замечания высказали и в комитете Госдумы по госстроительству, где призвали

дополнительно обсудить и при необходимости доработать отдельные признаки указанных правонарушений — «заведомо недостоверная информация, распространяемая под видом достоверных сообщений»; «создание угрозы массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращения функционирования объектов жизнеобеспечения»; «иные тяжкие последствия». В нынешнем же виде законопроекты грешат двусмысленностью, отметили в комитете.

При обсуждении законопроектов депутаты вообще не поняли, почему в список потенциальных распространителей «фейков» попали СМИ, в отношении которых уже действует запрет на распространение заведомо недостоверной информации и слухов под видом достоверной. Наказание же за это предусмотрено суровое — вплоть до прекращения деятельности, правда, только по решению суда.

Но Бокова в ответ на все вопросы то предлагала депутатам ознакомиться с решениями пленумов Верховного суда, то ссылалась на зарубежный опыт. Недавно такие страны, как Франция и Германия, ввели многомиллионные штрафы за «фейки» в соцсетях и даже уголовную ответственность, так что на их фоне российские законодатели выглядят просто ангелами, дала понять Бокова.

Депутаты буквально завалили ее вопросами по законопроектам, но не задали главного — как власти будут пытаться вернуть доверие к себе со стороны граждан, которые, если вдруг случись что плохое, поверят кому угодно, но только не официальному лицу? Стоит ли тогда удивляться тому, что многие клюют на «фейки», особенно если чиновники запаздывают с оперативной информацией.

Как рассказал глава комитета Госдумы по госстроительству Павел Крашенников, в 2018 году «фейковых новостей» стало на треть больше по сравнению с предыдущим годом и их число в общей сложности перевалило за отметку в 20 тысяч. «У нас налицо сетевой терроризм», — посетовал депутат.

Но его коллеги не стали углубляться в поиск причин. Парламентариев больше волновали хоть и важные, но все-таки частности — вроде тех, станет ли теперь возможной публикация журналистских расследований или можно ли будет выступать с прогнозами по поводу каких-то событий или ожидаемых решений властей. Отдельные смелые личности предложили наказывать за «фейки» самих представителей власти, которые убеждают граждан в необходимости повышения пенсионного возраста или увеличения налогового бремени.

Под конец дискуссии отдельные парламентарии признали, что одними только запретительными мерами проблему «фейков» все равно не решить. «Блокировка может растянуться на сутки, за это время „фейк“ уже успеет овладеть массами и, как показала история с „Зимней вишней“, выйти на уровень международных агентств. Так что придется бегать по следам этих „новостей“, а не препятствовать их распространению», — указал единоросс Антон Горелкин.

Елена Земскова


Ранее на тему Госдума ужесточила законопроект о наказании за фейки

В Госдуме одобрили поправки о «праве на ошибку» к закону о фейках

Профильный комитет Госдумы одобрил закон о «Чебурнете»