Миллиарды на челябинские дороги ушли за границу?

Участники схем по «освоению» областного бюджета завещали свои активы и дивиденды возможной гражданской жене губернатора Дубровского, утверждают СМИ.


К губернатору Борису Дубровскому у правоохранителей могут возникнуть серьезные вопросы. © Фото с сайта gubernator74.ru

Антикоррупционным расследованиям в регионах в последнее время из центра явно дан «зеленый свет», они охватывают все новые субъекты Федерации и сопровождаются громкими арестами. Так, в Москве прямо на заседании Совета Федерации задержан сенатор Рауф Арашуков. За неделю до него в камеру следственного изолятора отправился зампред правительства Ленинградской области Олег Коваль. Чуть ранее силовики пришли к псковскому вице-губернатору Александру Кузнецову. До этого прокуроры скальпелем вскрыли коррупционный нарыв в Дагестане. Эксперты задаются вопросом, кто в этом списке может стать следующим?

Чтобы ответить на него, возможно, стоит обратить взор на восток страны, за Уральские горы. «Кузницу страны» последнее время трясет от скандалов. В декабре прошлого года Генеральная прокуратура добилась снятия парламентского иммунитета с депутата Госдумы Вадима Белоусова. Поводом для этого стало возбуждение в отношении «народного избранника» уголовного дела по факту получения взятки в особо крупном размере. По данным следствия, Белоусов был подельником бывшего губернатора Челябинской области Михаила Юревича, которому инкриминируется получение в рамках реализации масштабной программы по ремонту дорог региона «откатов» аж на 3,4 миллиарда (!) рублей. Однако достаточно присмотреться к тому, что происходит в Челябинской области, чтобы заметить — после отставки Юревича механизмы «освоения» бюджетных средств через «дорожные» контракты сохранились и продолжают действовать. Это позволяет предположить, что кто-то пытается повесить хищения на Юревича и Белоусова, дабы пустить следствие по ложному следу, делает вывод в своем расследовании издание «Аргументы недели». Какими доводами подкрепляется эта версия? Их более чем достаточно.

Бенефициары «схемы» уходят в тень

Начать здесь следует с открытого письма, которое в середине февраля генпрокурору Юрию Чайке и спикеру Госдумы Вячеславу Володину направила теща Вадима Белоусова. 76-летняя Маргарита Бутакова в настоящее время сидит в следственном изоляторе, проходя вместе с зятем по одному делу. В своем письме она заверяет — ни она сама, ни Белоусов, ни Юревич не виновны в том, что им инкриминируют. Как утверждает Бутакова, когда в 2014 г. стало ясно, что хищения вскрыты и за них придется ответить, «участники преступной схемы» Сергей Вильшенко, Екатерина Краснихина, Константин Овчинников и Алексей Башаев вместе со своими адвокатами придумали план. Они стали утверждать, что передавали украденные деньги Юревичу и Белоусову — дескать, те являлись организаторами всей схемы.

Для следствия это стало подарком. Как известно, дела о взятках раскрываются крайне сложно. А если имеются «показания» взяткодателей, все расследования можно построить только на этом. Потому следствие и торопится поскорее отправить дело Бутаковой в суд, полагает задержанная. «Прежде всего, для того чтобы приговор в отношении меня стал неоспоримым доказательством преюдициального характера вины Юревича М.В. и Белоусова В.В. в преступлении, которого ни они, ни я не совершали», — пишет Маргарита Бутакова. Таким образом приговоры в отношении них позволят руководителям и бенефициарам компаний из «челябинской схемы» избежать ответственности, чтобы продолжить «осваивать» миллиарды, полагает Бутакова.

Безусловно, может возникнуть вопрос — а стоит ли доверять ее словам? Что, если она просто пытается избежать наказания? Однако, как уже говорилось, есть факты, против которых не пойдешь, и соответствующие документы, опубликованные в СМИ.

Вернемся к персонам, имена которых называла Бутакова в своем письме — Константину Овчинникову и Сергею Вильшенко. Первый из этой пары, бывший директор «Челябинскавтодора» и совладелец ООО «Технопарк», хорошо знаком правоохранителям — именно он некогда дал показания на Юревича. В свою очередь Сергей Вильшенко является ключевым владельцем «Технопарка». Однако для того, чтобы лучше с ним познакомиться, челябинские эксперты советуют обратить внимание на ЗАО «ФОРБ» и его дочернюю компанию — АО «Амарант».

Обе занимаются продажей компаний «под ключ» и регистрацией фирм. В связи с этим за каждой числится несчитанное множество «дочек» — ЗАО «Каслидорремстрой», ООО «Пластовское ДРСУ», АО «Южуралмост», ЗАО «Южуралавтобан» и другие. Стороннему наблюдателю эти названия мало что скажут, а вот в Челябинске их знают многие — именно «Южуралавтобан», как установило следствие, являлось ключевым звеном схемы по хищениям и откатам. То есть была как бы эдакой «черной дырой» и «прачечной» для денег.

Так вот: одним из бенефициарных владельцев указанных выше «Южуралавтобана», «Каслидорремстроя» и «Пластовского ДРСУ» являлось как раз АО «Амарант», генеральным директором которого числится Геннадий Вильшенко — отец Сергея Вильшенко. Однако именно сын, а не отец, как полагают наблюдатели, заправляет здесь всеми делами. Одному, впрочем, за всем уследить сложно. На этот счет у него имелась «боевая подруга» — Екатерина Краснихина, де-юре возглавлявшая множество компаний, аффилированных с «Амарантом», «Южуралавтобаном» и прочими. В общем, круг замкнулся.

Борис Дубровский и его дочь

Почему Краснихина «имелась»? Нет-нет, она жива и здравствует, правда, последнее время не в шикарных апартаментах, а в камере следственного изолятора — Краснихину обвиняют в крупных хищениях, связанных с другими компаниями. И вот теперь мы подходим к самому интересному.

В ходе процесса с участием Краснихиной перед глазами суда и общественности мелькнули несколько более чем любопытных документов. Из которых следовало: тот самый Сергей Вильшенко и сама Краснихина заранее завещали свои доли в компаниях «Технопарк», «Южуралмост» и «Амарант» некоей Татьяне Солончак.

Фото с сайта argumenti.ru

Кроме того, Вильшенко и Краснихина оформили в пользу Солончак два завещательных распоряжения, передавая ей права на лежащие в банке «Открытие» десятки миллионов долларов, полученные в качестве дивидендов от участия в строительных организациях региона. Кроме того, под видом дивидендов от указанных выше фирм она получила более 70 млн рублей, размещенных на счете в банке «СМП».

Когда относительно молодые и пышащие здоровьем люди вдруг оформляют завещание, это не может не вызывать удивление. К тому же объектами последней воли, как правило, становятся дети, родители и близкие родственники. С чего ж такая щедрость?

Вероятно, ответ кроется в одном любопытном документе. В ходе судебных заседаний также было обнародовано свидетельство о рождении дочери Солончак. Родителем девочки значился некий Борис Дубровский.

Фото с сайта argumenti.ru

При этом указанные в свидетельстве отчество, дата и год рождения отца невероятным образом полностью совпали с данными другого Бориса Дубровского — ныне действующего губернатора Челябинской области.

Контракты на 40 миллиардов

Итак, следствие пытается убедить, что именно экс-губернатор Юревич воровал деньги, предназначенные для проведения дорожных ремонтов. Хищения якобы производились через ЗАО «Южуралавтобан». Но вот что интересно: Юревич уже давно не губернатор, а «Южуралавтобан» — банкрот. Как же тогда объяснить новые скандалы вокруг проведения дорожного строительства в Челябинской области?

Теперь крупнейшим дорожным подрядчиком в регионе является компания «Южуралмост», завещанная Татьяне Солончак. Так, в начале 2016 года она получила два заказа от регионального Миндорхоза на общую сумму в 13 миллиардов рублей. Тогда это вызвало большие вопросы: для чего заключать столь крупный контракт? На это региональные чиновники ответили: мол, так проще контролировать выполнение работ.

Летом прошлого года последовал новый контракт — теперь на 8 миллиардов рублей. На этот раз ситуация выглядела настолько беспардонно, что челябинские антимонопольщики не выдержали и возбудили дело о сговоре на торгах по ремонту дорог. Причем не только в отношении Министерства дорожного хозяйства и «Южуралмоста», но и лично губернатора Бориса Дубровского! «У нас есть доказательства участия губернатора в антиконкурентном соглашении, — заявлял начальник Управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев. — За участие в антиконкурентном соглашении предусмотрена уголовная либо административная ответственность, в зависимости от тяжести наступивших последствий». Любопытно, чем же объяснялась такая горячая любовь главы региона к «Южуралмосту», завещанному Татьяне Солончак? Верно ли будет предположить, что дело не только в деньгах, но и в свидетельстве о рождении маленькой девочки?

И что же — через неделю после демарша антимонопольщиков челябинские СМИ сообщили: на главу регионального управления ФАС поступила жалоба в ФСБ. Как тут не вспомнить, что отец Сергея Вильшенко ранее возглавлял подразделение ФСБ в городе Златоуст.

В итоге для Бориса Дубровского все закончилось хорошо — дело о сговоре отложили в долгий ящик. И вот уже буквально в середине января прошла очередная новость: власти Челябинской области предложили очередной контракт на обслуживание региональных дорог до конца 2021 года. Стоимость заказа — свыше 15 миллиардов рублей. Однако столь крупный контракт, ко всеобщему удивлению, достался невесть откуда взявшейся московской фирме «Ойкумена». Что случилось, недоумевали челябинцы: власть что ли переменилась? Но вскоре все вопросы отпали. Местное издание «Челябинская лента» сообщило: выигранный москвичами аукцион был всего лишь операцией прикрытия! А «Коммерсант» привел слова активиста «Общероссийского народного фронта» Александра Кулакова: «Они договорились между собой. Это называется картельный сговор». По мнению экспертов, теперь «Южуралмост» просто станет субподрячиком и получит свои миллиарды.

Сколько бюджетных денег таким образом уже ушло? Если верить подсчетам Федеральной налоговой службы, всего с 2014 по 2017 годы структуры Сергея Вильшенко получили от региональных властей свыше 330 госконтрактов, общая стоимость которых превысила 40 миллиардов рублей. При этом порядка 200 млн долларов были выведены за границу и осели в банках Кипра, Греции, Швейцарии и Германии. Также налоговые службы предполагают, что более 1 млрд рублей могло быть обналичено через фирмы-однодневки на территории России.

Пора на нары?

Что же в итоге вырисовывается? Похоже, что все говорит об одном: версия Бутаковой о том, что на нее, Белоусова и Юревича пытаются повесить ответственность за чужие хищения, как минимум, небезосновательна. Поскольку факты свидетельствуют — после смены губернатора в системе распределения дорожных контрактов едва ли что-то изменилось. В области, видимо, по-прежнему продолжает действовать, как говорят местные эксперты, «уральский спрут». Щупальца у которого загребущи и длинны, дотягиваясь очень высоко. Интересно, например, что налоговикам, выявившим в группе компаний «Автобан» хищения на 3,4 миллиарда рублей, так и не дали привлечь виновных к ответственности.

Разобраться в этой ситуации предстоит правоохранителям. А пока все фигуранты «схем» чувствуют себя уверенно. Сергей Вильшенко уехал в Лондон, а Татьяна Солончак в конце 2017 г. вместе с дочерью улетела на постоянное место жительства в Швейцарию, устроив ребенка на обучение в Институт Розенберга в г. Сант-Гален и престижную Американскую школу в Швейцарии «ТАСИС».

Источник — MOS.NEWS