Власти стесняются слов «вор в законе»

Представитель президента в Госдуме попросил депутатов не вести дискуссии на языке «иных субкультур» и подтвердил, что с «авторитетами» поступят как в Грузии.


На Охотном ряду собираются нанести удар по «понятиям». © Фото с сайта duma.gov.ru

Президентский законопроект об ужесточении уголовного наказания для лидеров преступного мира заручился в четверг при рассмотрении в первом чтении в Госдуме единодушной поддержкой всех думских фракций. Впрочем, особого оптимизма в связи с его принятием депутаты не продемонстрировали.

На первый взгляд, новые нормы выглядят революционно. Так, Уголовный кодекс РФ дополняется статьей 210.1 «Занятие высшего положения в преступной иерархии». Другими словами, сажать «воров в законе» в тюрьму на срок от 8 до 15 лет со штрафом в 5 млн рублей предлагается уже лишь за сам факт лидерства в организованной преступной группе.

Однако полпред президента в Госдуме Гарри Минх попросил депутатов подбирать слова, говоря о криминальных авторитетах. «Я бы не рекомендовал вам вести дискуссии в парламенте на языке, который присущ иным субкультурам». Так ответил Минх депутату от КПРФ Алексею Куринному, который прямо спросил, будет ли коронация «вора в законе» считаться основанием для его привлечения к уголовной ответственности.

Другие парламентарии интересовались, аналогичен ли президентский законопроект тому, что приняли в 2005 году в Грузии во время президентства Михаила Саакашвили, после чего, как считается, местные лидеры преступного мира перекочевали в Россию. «Отчасти да», — ответил Минх.

Правда, затем он напомнил, что впоследствии грузинские власти приняли еще один закон об организованной преступности и рэкете, в котором, по его словам, и содержались «некие пояснения в отношении этих лиц („воров в законе“)». «Мы же идем по другой логике. У нас практика применения ст. 210 в действующей редакции УК была проанализирована Верховным судом, поэтому мы полагаем, что каких-то дополнительных актов не требуется», — заявил Минх.

Депутаты, между тем, хотели понять, по каким признакам правоохранители будут идентифицировать криминальных авторитетов, чтобы посадить их за решетку. В самом законопроекте, как уже отмечалось, на этот счет не говорится ни слова. В ответ Минх сослался на постановление пленума Верховного суда от 10 июня 2010 года № 12. В этом документе, помимо прочего, содержится указание на то, в чем именно может выражаться руководство преступной группой, функции ее лидера, а также перечисляются возможные формы управления преступным сообществом.

Но если и эти рекомендации судей не помогут применить новую норму закона на практике, то в будущем возможны корректировки, не исключил Минх. «Пока же каких-то дополнительных актов не требуется», — сказал он.

По словам Минха, идентификация «воров в законе» будут проводить «из совокупности обстоятельств». «Всегда будет комплексная оценка, и вся поступающая информация будет подтверждать, что данный человек — лидер преступного сообщества», — заметил Минх.

Пока же «воры в законе» продолжают гулять на свободе, а в тюрьму отправляют в основном «шестерок», сказали в Госдуме. Так, один из депутатов привел статистику Генпрокуратуры, в которой подсчитали, что в 2017 году к лишению свободы было осуждено 5 тыс. членов ОПГ, из которых криминальным авторитетом был всего один человек.

В КПРФ сомневаются, что новая норма УК изменит эту ситуацию радикально. «Не надо переоценивать значение этого закона», — сказал коммунист, бывший прокурор Юрий Синельщиков. Он предложил вернуться к советскому опыту борьбы с организованной преступностью. Например, вернуть в УК понятие «особо опасного рецидивиста».

«Лицу присваивалась такая категория по приговору суда и это влекло негативные правовые последствия, обеспечился режим жесткого контроля», — напомнил Синельников. Он также считает необходимым проводить «профилактические меры» — выявлять и разобщать преступные группировки, а также изолировать их лидеров.

Судя по высказываниям других депутатов, создавалось впечатление, что они имеют еще меньшее представление о жизни и законах «криминального мира» и не могут предложить эффективных способов борьбы с ним. Несмотря на это, в Госдуме убеждены, что приняв новый закон, разрушат ту самую «субкультуру», о которой упомянул Минх.

«Законопроект направлен против жесткого кодекса криминальных традиций. В принципе, это законодательный удар по „понятиям“. Мы должны понимать, что постановка задач — это прошедший этап, теперь надо действовать», — заявил единоросс Адальби Шхагошев.

Елена Земскова


Ранее на тему «Воры в законе» не боятся новой статьи УК