Свою боль уймем без Запада

Депутаты Госдумы в рамках кампании по импортозамещению решили отменить запрет на выращивание в России опиумного мака в медицинских целях.


Тяжелобольным придется привыкать к отечественным обезболивающим, сырье для которых на плантациях будет охранять Росгвардия. © СС0 Public Domain

Госдума приняла в четверг в первом чтении правительственный законопроект, разрешающий выращивание опиумного мака на территории России. До сих пор это было запрещено, а вещества, необходимые для производства обезболивающих препаратов, закупались за границей.

Речь идет как минимум о восьми субстанциях, которые завозятся в нашу страну в основном из Евросоюза, сообщил на заседании Госдумы первый заместитель министра торговли и промышленности Сергей Цыб. Сырье используется для производства более десяти видов лекарственных препаратов — опиоидных анальгетиков центрального действия, которые широко применяются при хирургических вмешательствах, обезболивании пациентов, в том числе онкологических, а также при оказании паллиативной медпомощи. Эти же препараты широко применяются в ветеринарии. При этом девять из них включены в перечень жизненно важных лекарственных средств, пояснили в Госдуме.

Зависимость от зарубежного опиумного сырья становится «политическим оружием в руках наших зарубежных партнеров», которые продолжают вводить новые антироссийские санкции, заявил на заседании содокладчик по законопроекту, член комитета Госдумы по охране здоровья Александр Петров. Он опасается, что однажды «западные партнеры» введут запрет на поставку необходимого сырья в нашу страну (хотя до сих пор импортную еду запрещали в рамках контрсанкций именно российские власти). Кроме того, есть проблема монопольно высоких цен на импортные опиумные субстанции, на закупки которых государство ежегодно выделяет по 150 млн рублей.

Если импортозамещение удастся, зависимость России от зарубежных поставщиков полностью исчезнет, а стоимость главных составляющих для производства обезболивающих на основе наркотических и психотропных веществ снизится на 20%, заверил Цыб. Он же сообщил, что потребность в таких субстанциях составляет около 500 кг сухого вещества в год. Под выращивание опиумного мака готовы выделить 200 га плодородных земель в черноземных регионах в центре страны, добавил замминистра.

«У нас есть кадры для работы в этой сфере и технологии производства», — заверил, в свою очередь, Петров. В результате отечественные фармацевты сумеют наделить производство обезболивающих, как выразился депутат, «в особо качественных размерах» и, возможно, даже начнут экспортировать их за рубеж.

Законопроектом предлагается снять запрет на культивирование одного из разрешенных сортов опиумного мака (Papaver somniferum L), известного также под названием масличного. Это растение отличается высоким содержанием алкалоидов опия (морфин, тебаин, кодеин) и позволяет осуществлять переработку маковой соломы в активные фармацевтические субстанции и производство наркотических лекарственных препаратов, отмечается в пояснительной записке к документу.

Примечательно, что частный бизнес к культивированию опиумного мака допущен не будет — законопроект прямо предусматривает государственную монополию на этот вид деятельности. Предполагается, что выращиванием займутся два ГУПа, подведомственные Минпромторгу. Правительство же определит разрешенные для культивирования сорта, а также необходимые требования и условия.

Проекты соответствующих нормативно-правовых актов Цыб пообещал предъявить депутатам при доработке проекта ко второму чтению. И хотя многие из них всегда рады поддержать импортозамещение, в данном случае парламентарии опасаются, что отмена запрета на выращивание опиумного мака подстегнет рост наркомании в России.

«На югах раньше выращивали коноплю, но даже когда там были серьезные охранные структуры, это не прошло без ущерба для общества. У нас сегодня и так 7 млн наркоманов», — забеспокоился коммунист Николай Коломейцев. Цыб ответил, что культивирование растений, содержащих наркотические и психотропные вещества, разрешено и сегодня, но только в научных и экспертных целях. Что же касается будущих посевов опиумного мака, то к их охране готовы подключиться войска Росгвардии, сообщил замминистра. «Опасений с точки зрения проникновения мака в незаконный оборот не возникает», — заверил он.

Однако единоросс и бывший главный санитарный врач Геннадий Онищенко заявил, что новый закон откроет «ящик Пандоры». Он предложил не закупать необходимую субстанцию в европейских странах, а наладить выращивание опиумного мака « в рамках интеграции» в более подходящих, по его словам, для этого странах — Казахстане и Киргизии.

«Почему это мы должны отдавать этот вид производства из России?», — высказал недоумение Петров. После этого у парламентариев закралось подозрение, что новый закон преследуют чисто лоббистские интересы определенных структур. Но Петров сказал, что его принятие позволит выполнить задачу президента, который велел производить в России 90% лекарств из списка жизненно важных. Между прочим, сроки исполнения этого поручения уже истекли, напомнили в Госдуме.

Но Онищенко продолжил выступать против отмены запрета, попутно заметив, что «знает эту тему глубже», чем Цыб и Петров. «Если мы не увидим ко второму чтению серьезных изменений в законопроекте (в плане недопущения роста угроза наркомании), то кроме почти открытого шлюза прохождения наркотрафика мы больше ничего не получим. И выращивать будут не 400 кг, как вы говорите, а несколько тонн, которые просто нигде не будут учитываться», — сказал Онищенко.

Сергей Натаров из ЛДПР заметил, что под новый закон также подпадает промышленное производство конопли. По его словам, посевы этого растения разрастутся к 2020—2024 году до 600 тыс. га. «Поэтому 200 га опиумного мака не могут вызывать каких-то беспокойств», — убежден депутат.

Елена Земскова


Ранее на тему Минздрав предлагает штрафовать врачей за неправильное оказание помощи

Росздравнадзор убирает из аптек еще один препарат с фенспиридом

ВОЗ призвала бедные страны тратить больше денег на здравоохранение