Поможем парижской богоматери?

Пока российские власти предлагают послать во Францию экспертов и объявить сбор средств на восстановление шедевра, в их собственной стране разрушают старинные здания.


© CC0

В связи с пожаром в парижском Нотр-Даме российские власти заявили, что готовы помочь французам деньгами и послать реставраторов. Чиновники явно хотели выставить себя в хорошем свете, но получилось наоборот: россияне припомнили им, что и в нашей стране много памятников архитектуры, которые разрушаются и требуют реставрации.

Буквально в эти дни общественность Нижнего Новгорода узнала, что лишилась памятника деревянного зодчества — дома Ассоновой—Красильникова. «Выявленный объект культурного наследия был просто снесен арендатором — нижегородской епархией РПЦ. По закону его нельзя было сносить, но реставрация — это дорого и требует применения соответствующих технологий. А специалистов, умеющих работать с деревянным зодчеством, напротив — мало: их же нужно учить, выращивать местные кадры. Оказалось, что проще подогнать экскаватор, снести, а потом построить копию из пенобетонных блоков, обшить вагоночкой, нацепить что-то, похожее на декор, и сказать, что так и было», — рассказал член совета общественного движения «Деревянные города» Станислав Дмитриевский.

По словам градозащитника, судьбу дома Ассоновой—Красильникова повторяют и другие памятники. «Нижний Новгород обладает большим массивом деревянной исторической застройки. Я думаю, что для городов-миллионников такой массив уникален. Наша деревянная архитектура, русское деревянное зодчество ни на что не похожи. Если брать каменные здания, классицизм или барокко, то они у нас, хоть и с отличиями, но такие же как в Европе, а деревянное зодчество неповторимо. И срубные конструкции, например, в той же Скандинавии совершенно другие. Но наши объекты — интересные и по конструкции, и по декору — разрушаются стремительно. Они регулярно горят и уничтожаются. Эти здания до последнего времени сносились целыми кварталами», — констатировал Станислав Дмитриевский.

В эти же дни в Казани идет борьба за сохранение комплекса исторических Арских казарм. В зданиях, построенных в начале XX века, располагались полки сначала русской дореволюционной армии, а потом — красноармейские части. Идентичные по архитектурным проектам казармы есть в финском городе Коувола. Несмотря на то что эти здания связаны с русской, казалось бы — чужой, историей, финны признали постройки памятниками истории и взяли под охрану. В Казани же охранять исторические здания не собираются. Одно из зданий уже снесли в начале марта, а еще два может постигнуть та же участь. На освободившемся месте планируется коммерческая застройка.

«В Казани сохранилось не так много зданий с более чем столетней историей. Говорить о зданиях с более чем двухсотлетней историей и не приходится. В ужаснейшем состоянии находятся комплексы зданий „Дворянского собрания“ и завода братьев Крестовниковых. А теперь начались попытки уничтожить комплекс Арских казарм императорской армии», — рассказал казанский общественный деятель, градозащитник Дмитрий Егоров.

В кампаниях защиты исторического наследия общественникам иногда приходится не только противостоять чиновникам и коммерсантам-застройщикам, но и сталкиваться с непониманием населения. Многие горожане оправдывают снос исторических зданий и целых кварталов словами: да там коммуналки были, и хорошо, что их снесли и построили новые красивые здания… О том, что город теряет уникальный облик и туристическую привлекательность, многие просто не задумываются.

«За последнее время, я имею в виду период в 20-30 лет, из Казани уехало большое количество интеллигенции. На их места перебрались жители ближайших деревень и поселков, для которых уровень Казани, по сравнению с их малой родиной, просто космос. И у большинства понятие очень простое: новое — значит, хорошо, старое — значит, плохо. Они не утруждают себя погружением в историю города, они просто хотят, чтобы было все новое и с виду цветное и „веселенькое“. И, к сожалению, культурное наследие такого старинного города как Казань уничтожается планомерно еще и потому, что у представителей гражданского сообщества нет сожаления, нет цели сохранить свою историю и культуру, так как особого отношения они к ней и не имеют», — констатировал Дмитрий Егоров.

Подобными взглядами пользуются «реноваторы», убеждая жителей, что после демонтажа исторических зданий «будет лучше». «Люди, которые жили в Арских казармах, по сути не до конца приспособленных под жилое здание, на протяжении многих лет добивались расселения в нормальные квартиры с нормальными условиями. И когда пришел такой „добрый и красивый“ застройщик на „белом коне“ и с барского плеча пообещал им квартиры в своем новом комплексе „Арт-сити“, люди, конечно, поверили и согласились на такие вот сладкие сказки. А на деле выяснилось, что застройщик строит на месте исторического комплекса обыкновенные муравейники-скворечники», — отметил Дмитрий Егоров.

Член центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, руководитель Волгоградского отделения ВООПИиК Валерий Котельников уверен, что французы в восстановлении Нотр-Дама обойдутся и без нашей помощи, а нам следовало бы обратить внимание на сохранение отечественного культурного наследия.

«В Волгограде сохранилось всего 150 зданий царицынского, дореволюционного периода. Из них процентов 70 находится в аварийном, руинированном, неудовлетворительном состоянии. В области очень многие храмы находятся в ужасающем положении. Причем РПЦ их восстановление не нужно, в церкви говорят: а зачем мы будем восстанавливать храмы, если в этих населенных пунктах почти нет людей, мы лучше будем строить новые храмы в городах. В ужасном состоянии находятся многие воинские захоронения и памятники Великой Отечественной войны. Казалось бы — память о Сталинграде, святая земля… Но недавно была проверка областной прокуратуры состояния объектов культурного наследия, в частности воинских памятников. Так вот за два месяца своей работы прокурорские работники нашли более тысячи нарушений, было выписано более 500 предписаний. Это вообще-то рекорд по России. Была попытка даже изменить зону охраны Мамаева Кургана и на месте зоны охраняемого природного ландшафта построить микрорайон, жилые дома. Эту попытку пока удалось остановить после вмешательства федеральных властей», — рассказал общественник.

По словам Валерия Котельникова, иногда власти берутся за ремонт и реставрацию исторических зданий, но так, что лучше бы они этого не делали. «В рамках капремонта и подготовки к Чемпионату мира по футболу в Волгограде начали капремонт фасадов домов сталинского ампира, неоклассицизма. Так вот мы с ужасом увидели, что начали красить терразитовую штукатурку. Это штукатурка с вкраплением кварцевого песка, мраморной крошки — та, что блестит на солнце. И так хотели закрасить весь проспект Ленина. Общественники запротестовали, и ремонт приостановили. Это вопиющая безграмотность, но, когда на это обращаешь внимание комитета госохраны объектов культурного наследия, там говорят: ну, есть же экспертиза, и там написано, что все хорошо, все нормально», — поведал общественник.

Столицу ЮФО Ростов-на-Дону уже принято относить к городам, которые за последние полтора десятилетия потеряли свой исторический облик. Многие исторические здания снесены, перестроены, часть доживает свой век, а исторический центр города уже густо утыкан высотками.

Кандидат архитектуры, доцент ЮФУ Артур Токарев, известный публикациями об истории конструктивизма на Юге России, сообщил, что он больше не водит экскурсантов по Ростову. Причина: здания периода эклектики ХIХ в. и конструктивизма 1920-х гг., если не снесены, то изуродованы до неузнаваемости. «В Ростове реставрации нет вообще. Как, пожалуй, и в России. Научная реставрация похоронена вместе с Советским Союзом», — сказал Токарев. Предложение послать российских реставраторов в Париж архитектор счел оригинальным «черным юмором».

Предложение российских властей прислать своих реставраторов парижане, которые бывали в России, наверно, встретили не с юмором, а с ужасом. Потому что видели в нашей стране, с одной стороны, коробки торговых центров, с другой — аляповатые новоделы, не имеющие никакой исторической ценности. Такой помощи нам не надо, подумали французы…

Нам, россиянам, сначала бы свое наследие спасти и сохранить, научиться строить новое так, чтобы оно радовало глаз, а не удручало унылостью. А пока — не смешить весь мир предложением медвежьих услуг, которые оборачиваются новыми налогами на россиян. В этот раз — «на собор Парижской Богоматери»…

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему Крыша собора Парижской Богоматери может обвалиться из-за ливней

ВЦИОМ: Больше половины россиян выступили за помощь Франции в восстановлении Нотр-Дама