С дубинками и топориками — против Улан-Удэ

Напряжение в Бурятии можно поставить в один ряд с волнениями в Якутске и суицидом ученого в Удмуртии. Отдаленность власти от простых граждан усугубляется национальным самосознанием.


© Стоп-кадр видео

В столице Бурятии Улан-Удэ с 9 сентября продолжается бессрочная акция протеста на главной площади города — у здания правительства республики. Горожане выступили против задержаний сторонников шамана Александра Габышева, который полгода назад начал пешее оппозиционное путешествие из Якутии в Москву и недавно прошел по территории республики. Также участники встречи были недовольны исходом выборов, на которых сенатора-коммуниста Вячеслава Мархаева победил ставленник от федеральной власти, врио главы города Игорь Шутенков. На протест власти ответили похищением лидеров, разгоном и новыми арестами. Такие действия подлили масла в огонь недовольства граждан.

Что произошло?

Днем 9 сентября активный горожанин Дмитрий Баиров подошел к новоизбранному мэру города Игорю Шутенкову во время его общения с журналистами и вступил в дискуссию. Гражданин заявил, что, по его мнению, власти «натравили полицию» на Игоря Коношанова — одного из сторонников шамана, и его в итоге задержали. После этого Баиров хотел было уехать с площади на своем автомобиле, но полицейские заблокировали выезд. Тогда активист вышел в прямой эфир в интернете. Слух быстро разлетелся по соцсетям и на поддержку Баирову стали стягиваться другие жители города. Среди пришедших на площадь горожан был и депутат парламента Бурятии от КПРФ Баир Цыренов. Как он рассказал корреспонденту «Росбалта», требование прекратить попытки задержания Баирова логично продолжилось лозунгами пересмотра итогов выборов мэра.

Стоп-кадр видео

К тому моменту, кроме полиции, на площади появились люди в спортивных костюмах и балаклавах. Утром 10 сентября они попытались похитить Цыренова. Когда депутат укрылся в своем автомобиле, неизвестные в масках, используя топорики и пруты, взломали окна и двери автомобиля и при поддержке правоохранителей, кричавших в микрофон о недопустимости препятствий законным действиям полиции и Росгвардии, увезли Цыренова, Баирова и других задержанных на микроавтобусах без номеров.

Жители республики терялись в догадках о том, кем были люди в масках с топориками, предполагая, что это или бандиты, или сотрудники ФСБ. Впоследствии замначальника отдела МВД по Бурятии Нина Аврутина сообщила, что задержания проводили сотрудники спецподразделения Росгвардии.

Что было дальше и как повела себя власть?

Силовики, вероятно, полагали, что достаточно будет удалить «зачинщиков» и собрание людей само собой прекратится. Оказалось, что протест продолжается и без «зачинщиков». На площади Советов остались более сотни человек, и многие местные жители следили за происходящим в соцсетях. Для предотвращения конфликтов на площадь прибыл теперь уже бывший кандидат в мэры от КПРФ, сенатор Совета Федерации Вячеслав Мархаев. Поскольку он и сам бывший милиционер, Мархаев взял на себя функцию переговорщика между собравшимися и правоохранителями.

Участие в задержаниях Цыренова и Баирова людей в масках поставило под вопрос легитимность действий власти. Многие присутствующие сочли, что имеют дело не с правоохранителями, а с бандитами. Тем временем власти продолжили демонстративно игнорировать протестующих. Вместо переговоров власти предпочли действовать через полицию, которая в мегафоны требовала «разойтись».

Глава Бурятии Алексей Цыденов не только не вступил в диалог с согражданами, а покинул республику «по делам». Позднее, когда власти думали, что протесты поутихли, появились сообщения, что он позвал на разговор Мархаева и новоизбранного мэра Шутенкова. То есть разговаривать он оказался готов не с простыми людьми на площади, а с привычным ему кругом общения, считая, что те должны влиять на «простолюдинов». Одновременно глава республики выразил благодарность полиции и Росгвардии за «профессиональные действия» — те самые, что возмутили всю республику.

В подобном же ключе высказался и первый зампред правительства Бурятии Игорь Зураев — он в Facebook обозвал протестующих сограждан «провокаторами» и «чертями».

В итоге «люди с топориками» доставили Баира Цыренова в полицию, ночь он провел в камере, а в среду депутата оштрафовали на 15 тыс. рублей за участие в несанкционированной акции. Активиста Дмитрия Баирова, который попал в больницу после повреждений, нанесенных ему людьми в масках, арестовали на пять суток.

Почему закипел котел народного недовольства?

Директор института социально-политических технологий и коммуникаций ТОГУ, доктор политических наук Илдус Ярулин считает, что протест, стихийно выплеснувшийся на площадь Советов, имеет глубокие корни в бурятском обществе. У народа есть свои устремления, которых совсем не понимают чиновники. «К руководству Бурятии сравнительно недавно пришел новый глава Алексей Цыденов. Это человек, который вышел из „национальной среды“, но много жил в другой среде и имеет иной менталитет, чем жители республики. Для Бурятии он, может, не чужой, но он — другой», — объяснил эксперт.

Политолог уверен, что в Бурятии переплелись недовольство населения социально-экономической ситуацией, недоверие к властям, избираемым на формальных выборах, возмущение грубыми действиями полиции. На все эти факторы накладывается еще и национальный аспект. «Бурятия — это республика, где очень сильны национальные корни. Это одновременно и центр буддизма, и центр шаманизма. Это то, что мы называем традиционной культурой, и здесь она очень сильна. Смесь буддизма с шаманизмом создает своеобразную картину мира. В Бурятии может не быть резкого всплеска национализма, но социальное недовольство, перемешанное с элементами из подсознательного, создает гремучую смесь», — предположил Ярулин.

Характерно, что полицейские требовали у протестующих «разойтись», потому что собрание на площади «незаконно», на что люди отвечали им: «Это наша земля, и мы отсюда не уйдем!». Мировосприятие власти и граждан явно различно.

Чего стоит ожидать?

События в Улан-Удэ могут быть предвестниками новых явлений. Илдус Ярулин считает, что напряжение, возникшее в Бурятии, похоже на массовые волнения, которые имели место в Якутске после изнасилования мигрантами местной жительницы. В этом же ряду может быть и демонстративный суицид ученого в Ижевске, участвовавшего в пикете в защиту удмуртского языка. В Якутске, Улан-Удэ и Ижевске формально поводами для массового недовольства были разные события. Но все они в качестве основы имеют недовольство социально-экономической ситуацией и оторванности властей от нужд сограждан.

Ярулин полагает неслучайным, что подобные явления происходят в национальных республиках. В этих регионах отдаленность власти от простых людей бьет еще и по национальному самосознанию. И тогда начинает работать еще и «национальный фактор».

Власти — как региональные, так и федеральные — явно не готовы к таким «сюрпризам». До сих пор им приходилось сталкиваться только с «открытым национализмом», больше характерным для мусульманских республик. На социальное недовольство чиновники отвечают натравливанием полиции и «людей в масках» с топориками в руках, демонстрируя свою чуждость к чаяниям сограждан.

Оторванность чиновной рати от народа приводит к кризису управления страной. Мы это увидели уже в нескольких регионах, увидим и еще.

Дмитрий Ремизов


Ранее на тему В Улан-Удэ сотрудники Росгвардии бросили дымовую шашку в автобус с протестующими