Вася Ложкин: жЫзнь под лампочкой

Художник Алексей Куделин работает под псевдонимом, считает, что не умеет рисовать, и очень не любит подписывать свои картины. "Cвоим" зрителем он считает людей со своеобразным чувством юмора.


© vasya-lozhkin.ru

Вася Ложкин – псевдоним популярного художника Алексея Куделина. Любимый объект его картин – лампочка.

- Алексей, что вас «сформировало как художника»?

- В первую очередь – это рок-музыка. Очень много слушал и слушаю сейчас. Но это отдельный разговор. В детстве было время, когда мозг просто взрывался от каких-то музыкальных вещей. Неизгладимое впечатление. Книг прочитал очень много всяких, поэтому сейчас вообще ничего не читаю. Разве что Пелевина раз в год. И классическая русская литература, и западные фантасты, сложно сказать... каждая книга ошеломляла меня по-своему. Конечно, литература сделала меня таким, как я есть, но, скорее, как личность, а не как художника.

Фильмы тоже не упомнишь все. Ну вот «Кин-дза- дза» на память приходит. Чумовейшее кино. Фильмы Кустурицы, американские всякие, не знаю. То, что я вот такой прям художник – человек, который рисует картинки – для меня это естественно сейчас. А кем бы я мог быть?

- Вы всегда хорошо рисовали?

- Рисовать я не умею и никогда не научусь. Да и не хотел бы уметь. С другой стороны, многие говорят: «Я так и левой ногой нарисую». Но как-то ни у кого не получается в силу разных причин.

- Откуда вы берете сюжеты?

- Из головы, из подсознания и из глобальной информационной сферы, что вокруг нас в космосе и под землей. Я уже говорил, что как художника меня мало интересует злободневность и окружающий мир. Сказать, что персонажей и сюжеты я беру из выпусков новостей или увиденного на улице – не могу. Нет, в каком-то смысле оно так и есть, но все это как бы пропущено через подсознание. Как сон, например.

 

- А что вы думаете о «своем» зрителе?

- Я вообще мало думаю о зрителе, когда рисую картины. Это же картинки – плод моей фантазии, отголоски подсознания, но это не послания к адресату. В них нет призыва к чему-то, нет попытки завязать диалог и прочего такого, о чем принято говорить, когда речь идет об искусстве. Скорее, это такая форма эксгибиционизма. Поэтому сложно сказать, кто мой любимый зритель. Понравилась картина человеку – хорошо, не понравилась – значит, не понравилась. Люди все разные. Но однозначно можно сказать, что зритель – с своеобразным чувством юмора и таким специфическим философским взглядом на жизнь, который воспитывается исключительно жизнью в России.

- Как вам видится идеальное место для картин?

- Это кабинеты начальников и комнаты для переговоров. Чтобы посетитель, зайдя в помещение, где висит такая картина, мог сделать вывод об умственных способностях хозяина кабинета, о чувстве юмора и философском складе ума.

А вообще - не знаю. Я же не дизайнер интерьеров.

- Почему вы не подписываете свои работы?

- Не хочу. Все подписывают, а я не подписываю. Люди просят иногда на обратной стороне подписать. Я, конечно, выполняю их просьбу. Но мне немножко грустно от того, что люди не понимают, что картина – это и есть одна большая разноцветная подпись. Фотографии надо подписывать, а не картины.

- Чем собираетесь заниматься в ближайшее время?

- В конце сентября будет небольшая выставка в Питере. Дальше пока не знаю.

Надо накопить много-много денег, чтобы делать то, что хочется, а не то, что от тебя хотят. Например, все организаторы хотят картины с котами, я это дело люблю, но это лишь одна грань творчества. Кстати, я не уверен, что коты нравятся всем. Или, например, все хотят какой-то политики, злободневности, хотя меня вообще не интересует окружающая действительность. Возможно, какое-то время не буду никаких выставок делать, чтобы не подстраиваться под людей, их организующих. Ну а так – творить прекрасное. Такой план.

Очень хочу сделать большую выставку под названием «Жызнь под лампочкой». Это будет окруженная аурой из картинок про котов подборка некоторых старых и совершенно новых картин, но выполненных в специфической графике, с применением компьютеров и электричества, объединенных общим настроением, общей концепцией, которую можно назвать «Вася Ложкин рисует одно и то же». И это правда. Но не вся. Ключевой деталью каждой картины является свет от электрической лампочки. Но не настоящей лампочки, а метафизической, которая вспыхивает на краткий миг в темных закоулках человеческой души. И вот эти всплески света, эти моменты как раз и зафиксированы на картинах. Как бы репортаж из внутреннего мира, из подсознания. Поэтому это и называется жЫзнь, ибо это никакая не жИзнь в нашем физическом понимании, а нечто совсем иное. И без этого тусклого огонька мы бы вообще не смогли разглядеть ничего в темноте, и оставались бы во мнении, что там ничего и нет – темнота и все тут. Но там что-то есть! И это «что-то» можно увидеть в этой серии картин.

- Тогда несколько «жизненных» вопросов. Вы считаете себя патриотом?

- Я не очень люблю говорить о патриотизме, о любви к Родине, ибо любовь к родной земле – мне кажется, вещь естественная. Другой Родины у нас нет. Все равно, что рассуждать о любви к своей планете. Ну, на Марсе или там на Альфе Центавра, наверное, хорошо, может быть, лучше, чем здесь, ну и что? Я русский, я говорю только на русском языке, был бы китайцем – любил бы Китай, например. Но вообще очень люблю нашу природу, она очень красивая.

- В чем, на ваш взгляд, смысл жизни?

- Воспитать ребенка, помочь ему встать на ноги. Посадить дерево, построить дом. Все остальное – для красного словца. Всякое бла- бла-бла о Высоком.

- Что для вас счастье?

- Счастливых событий в жизни много, надеюсь, они еще будут. Тут все: первый поцелуй, первый раз в первый класс, любовь, творческие успехи, дети – все дает нам счастье.

- Вы верите в ад и рай?

- Есть такая фраза: «Художник, помни, что после смерти ты попадаешь в мир своих картин». Так что никуда тут уже не денешься. А в рай всех подряд не пускают, не про нашу честь это место.

Беседовал Сергей Васенёв


Ранее на тему Правозащитники: Запрещенная картина Васи Ложкина — сатира, а не экстремизм