Свет побеждает СПИД

Ежегодно 1 декабря мир отмечает день борьбы со СПИДом. Возможно ли его вылечить? На этот и другие вопросы ответил доктор технических наук, профессор Петр Федченко, специалист по фотобиологии.


© Фото Петра Могунова

В начале 80-х годов человечество столкнулось с самой мощной и беспрецедентной болезнью, которая стала реальной угрозой выживания человека как биологического вида. Речь идет не об эпидемии, а о пандемии, которая, словно пожар, распространилась практически по всем странам. Сколько сейчас в мире ВИЧ-инфицированных людей точно не знает никто. Но то, что счет идет на десятки миллионов – бесспорно. (По оценке ВОЗ – около 40 млн.)

СПИД продолжает набирать обороты, каждые семь секунд пополняя список новыми ВИЧ-инфицированными людьми. И самое печальное состоит в том, что нет ни одного случая реального выздоровления, и вряд ли в ближайшие годы в аптеках появятся надежные таблетки от СПИДа.

И, тем не менее, сенсационные сообщения о чудесном излечении больных СПИДом регулярно появляются в прессе. Вот и совсем недавно подобная сенсация – «В США вылечили от СПИДа двухлетнюю девочку» - появилась в средствах массовой информации.

Насколько это реально и возможно ли это в принципе? Этот и другие злободневные вопросы мы задали доктору технических наук, профессору Петру Петровичу Федченко, у которого есть своя точка зрения на решение проблемы лечения СПИДа и других вирусных заболеваний.

- Петр Петрович, как вы относитесь к сенсационным заявлениям о достижениях в области лечения СПИДа?

- Думаю, что это или поспешные выводы, полученные на основе «сырых» еще не подтвержденных данных, или, скорее всего, журналистская погоня за сенсациями. В приведенном вами примере следует обратить внимание на одно очень важное обстоятельство – девочку вылечили (хотелось бы надеяться, что это именно так) не какими-то новыми препаратами, а теми, которые уже давно используются в медицинской практике.

А эффект получился за счет удачно, хотя, вероятно, случайно подобранной комбинации антиретровирусных препаратов. Однако это не означает, что если эту самую комбинацию применить для лечения других пациентов, то получится аналогичный эффект.

- По-вашему, вакцина против СПИДа – это иллюзия?

- Прежде всего, следует отметить, что вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) относится к семейству ретровирусов, уникальной особенностью которых является высокая частота генетических изменений в процессе их репликации (размножения).

Это значит, что после каждой очередной репликации ВИЧ не производит себе подобных, или, говоря на языке генетики, он мутирует. В результате, в организме больного образуется огромное количество вирусных частиц, отличающихся от исходного варианта.

В настоящее время разработано и испытано большое количество различных вакцин, изготовленных по типу живых или убитых вирусов. Однако все эти разработки не дали эффекта, сравнимого с вакцинами для других инфекционных заболеваний, таких как чума, корь, полиомиелит.

Перед медициной стоит сложнейшая задача: создать вакцину, которая смогла бы инициировать иммунную систему на производство антител, против всех штаммов ВИЧ, находящихся в организме, независимо от степени их мутагенности.

- То есть для каждого нового штамма необходима своя вакцина?

- Увы, это так. Трудно вообразить, какое количество вакцин необходимо изготовить одновременно, чтобы помочь хотя бы одному больному! Ведь за сутки в организме человека зараженные клетки продуцируют несколько миллиардов вирусных частиц, существенно отличающихся от первоначального варианта.

- Вы хотите сказать, что ВИЧ, постоянно мутируя, как бы «сбивает со следа» иммунную систему человека и тем самым ускользает от ее противодействия…

- Именно это свойство ВИЧ и помогает ему выживать. ВИЧ старается «спасти свою жизнь» ценой введения в свой геном новых мутаций. Проблема состоит в том, что эти мутантные штаммы внедряются в клетку раньше, чем иммунная система вырабатывает на них антитела, то есть гонку между различными штаммами и нейтрализующими антителами выигрывает ВИЧ.

- Петр Петрович, можете сказать, какие органы человека СПИД поражает в первую очередь?

- Уже одно название СПИД - синдром приобретенного иммунодефицита - говорит о том, что он поражает основные звенья иммунной системы. Причем эти нарушения настолько значимы, что иммунная система перестает осуществлять свою главную функцию – дифференциацию всего «своего» и всего «чужого», а, следовательно, и не удаляет из организма чужеродные структуры.

Подобная дезорганизация функций иммунной системы приводит к полной беззащитности больных ВИЧ-инфекцией перед другими патогенами, которые находясь в организме ждут «своего часа», чтобы включиться в разрушительный процесс. Речь идет о так называемых оппортунистических инфекциях, которые вызывают болезни только на фоне ослабленной иммунной системы. Именно эти инфекции и являются основной причиной, ускоряющих смерть людей больных СПИДом.

- ВИЧ нарушает работу только иммунной системы?

- Если бы так! Этот коварный вирус способен также заражать клетки мозга, вызывая патологию нервной системы. Почти в 90% случаев у людей, умерших от СПИДа, выявлено поражение центральной нервной системы.

Кроме нервной и иммунной системы ВИЧ поражает практически все органы человека: сердце, легкие, печень, селезенку, кишечно-желудочный тракт, суставы, надпочечники. Как говорится, пришла беда – открывай ворота.

- И тем не менее людям, заразившихся ВИЧ-инфекцией, все-таки оказывается помощь. В настоящее время в медицинской практике для лечения больных СПИДом широко используют высокоактивную антиретровирусную терапию (ВААРТ). Что вы можете сказать об этом?

- СПИД входит в число инфекционных заболеваний, которые в настоящее время не поддаются полному излечиванию. Поэтому весь комплекс используемых лечебных мероприятий направлен на подавление (ингибирование) активности вирусных ферментов.

Эта терапия подразумевает одновременное применение 3-4 и более препаратов, а в сутки больной принимает более 20 различных таблеток-ингибиторов.

В отдельных случаях подобное лечение способно существенно улучшить общее состояние здоровья пациента. Однако, не стоит уповать на это. С помощью ВААРТ если и можно облегчить состояние больного, то только временно.

- Любой человек знает простую медицинскую истину – чем раньше обнаружена болезнь, тем легче ее лечить.

- К сожалению, эта истина не совсем подходит к проблеме лечения больных СПИДом. Обнаружение ВИЧ-инфекции в организме человека - это еще не есть сигнал к началу ее лечения, подобно тому, как это делается, например, при обнаружении рака.

Существуют две противоположные точки зрения. Одни считают, что раннее начало терапии создает риск развития устойчивости ВИЧ к лекарственным препаратам, а другие полагают, что позднее начало лечения снижает его эффективность.

Поэтому врачи чаще придерживаются достаточно консервативного взгляда – пока нет значимых нарушений в работе иммунной системы, терапию не начинать. Другими словами, дождаться того момента когда ВИЧ разрушит иммунную систему настолько, что в организме больного будут созданы все условия для развития оппортунистических инфекций.

- Если посмотреть на проблему глазами больного, которому предстоят подобные испытания, то уже само начало лечения для него является причиной психологического расстройства, не так ли?

- Совершенно верно. Отсутствие гарантий, тяжесть клинического состояния, постоянная депрессия, чувство безысходности, потеря трудоспособности - все эти психологические факторы существенно снижают эффективность лечения. А доводы психоаналитиков и психологов о том, что ВААРТ является единственной подушкой безопасности, оптимизма пациентам не внушают.

Мы, конечно, не ставим своей целью дискредитировать современные методы лечения СПИДа. Однако, совершенно очевидно, что проблема требует более эффективных подходов, поскольку лечение ингибиторами не завершилось спасением хотя бы одного больного.

- В таком случае, назовите, какая из известных наук, по вашему мнению, может внести существенный вклад в решении проблемы?

- Есть такая наука – фотобиология. Ее исторические корни уходят в далекое прошлое. Физики еще не понимали, а только пытались выяснить, что такое свет и какова его природа, а в медицинской практике уже давно лечили болезни светом. Кстати, задолго до развития фармацевтической химии.

Понятно, что в те далекие времена, люди не могли знать, за счет каких молекулярных механизмов происходит лечение. С развитием же науки стало ясно, что любое химическое изменение элемента всегда сопровождается изменением его спектральных свойств. Такая закономерность объясняется тем, что и спектральные и химические свойства атомов, входящие в состав биологических молекул, определяются одной и той же электронной структурой – внешней частью их электронных оболочек.

А это значит, что спектральные особенности света приводят к образованию тех же продуктов, что и обычная химическая реакция.

- То есть, вы хотите сказать, что, воздействуя светом на организм, можно вылечить больного, без каких-либо лекарств?

- Именно так. Энергия света может оказать влияние на любой биологический процесс, ответственный за развитие болезни. Свет не несет никакой наследственной информации, но он способен образовать новый продукт в молекуле РНК (рибонуклеиновой кислоте).

Генетически модифицированный ВИЧ не способен вызывать инфекционный процесс, а это и есть ни что иное как вакцина против СПИДа. С помощью специфического света можно модифицировать любой штамм.

- Что значит «специфический» свет, и как вы его получаете?

- Это, пожалуй, самое главное в нашей работе – специальные источники света, которыми можно избирательно запускать биологические реакции. Это уникальные приборы, конструктивно представляющие собой газоразрядные стеклянные лампы высокого давления. Они выполнены в единственных экземплярах и очень дорогостоящие.

При изготовлении таких источников излучения наиболее жесткие требования предъявляются к таким параметрам как спектральный состав и мощность. Причем здесь речь идет о мощностях, сконцентрированных в очень узких спектральных интервалах, порядка нескольких ангстрем.

- Когда вы начали свои исследования?

- Еще в конце 80-х годов. В результате лабораторных исследований мы убедились, что светом действительно можно нарушить обратную транскрипцию – это один из важнейших этапов передачи генетической информации. Но одно дело – наблюдать какое-то явление в «пробирке», и совсем другое – показать, что оно работает в природе…

- А когда вы начали первые испытания своего метода с ВИЧ-инфицированными людьми?

- В 2003 году мы начали клинические испытания на добровольцах и продолжаем их до сих пор. Для нас в первую очередь надо было понять, как ВИЧ ведет себя в организме больного, после того как он туда проникает.

И в результате многолетних исследований мы доказали, что светом можно модифицировать геном ВИЧ в организме человека и осуществить модификацию любого штамма ВИЧ. А это значит, что таким образом можно создать вакцину непосредственно в организме больного.

Понятно, что одновременно модифицировать все штаммы, невозможно, однако их количество будет достаточным, чтобы вызвать вакцинальный процесс в организме, то есть заставить иммунную систему вырабатывать антитела на все вирионы, и тем самым расширить возможности иммунной памяти, вызвать иммунитет на ВИЧ не зависимо от степени его мутагенности.

В любом случае с помощью света можно поддерживать долговременный контроль над репликацией ВИЧ.

- Имеются ли конкретные результаты ваших исследований?

- Большую проблему мы испытываем в подборе добровольцев, соответствующих разработанным критериям. Поэтому все ВИЧ-инфицированные были подобраны случайным образом, то есть по принципу “кто пришел”. Большинство из них являлись потребителями наркотиков и алкоголя, причем не отказывались от этих пагубных явлений даже в процессе клинических испытаний.

Кроме того, у многих испытуемых в качестве сопутствующих заболеваний был гепатит “C”. Все это затрудняло получить объективную оценку эффективности лечения.

Но нашлись те, кто добросовестно выполнял наши требования. Благодаря им, удалось составить экспериментальную базу, и получить положительный результат.

Сейчас у нас под постоянным наблюдением находится 26 человек (а всего было обследовано около 200 человек), которые стоят на учете в различных медицинских учреждениях.

Наш научный интерес наблюдения за этими пациентами состоит в том, чтобы проверить и убедиться – как долго продолжается терапевтический эффект полученный ими с помощью света. Напомним, что их первое облучение состоялось более восьми лет назад.

- И с тех пор эти люди не получали никакого лечения медикаментами?

- Нет. Они чувствуют себя нормально. Все они трудоспособны, многие из них работают. Три женщины за этот период родили четырех детей. Все дети здоровые.

Однако, надо иметь ввиду, если женщина рожает будучи ВИЧ-инфицированной, то и ребенок может родится с ВИЧ.

- Разве СПИД передается по наследству?

- Не совсем так. ВИЧ способен проникать в плод, преодолевая барьер антител и плаценты. То есть ребенок может заразиться ВИЧ-инфекцией, находясь еще в утробе матери. Также заражение происходит во время родов, за счет контакта младенца с кровью и другими выделениями роженицы. Кроме того мать может заразить ребенка грудным молоком.

Наши исследования показали, что с большой долей вероятности можно спасти ребенка от заражения при любом периоде, если своевременно осуществить светолечение. Причем начинать лечение необходимо тогда, когда плод находится еще в утробе.

А чтобы оградить ребенка от заражения молоком, мы рекомендуем роженицам, сцедить молоко в отдельный сосуд, затем облучить светом и только потом кормить младенца.

- Как скоро можно надеяться на внедрение в медицинскую практику результатов ваших исследований?

- Любой ученый, который начинает новое дело, должен понимать, что он может оказаться перед наглухо закрытой дверью, поскольку дальнейшая судьба его разработки во многом зависит от чиновников.

С тех пор как началась «война со СПИДом», самым большим научным достижением было создание огромного количества различного рода ингибиторов, применение которых не дало существенных результатов, и для больного всегда заканчивалось смертельным исходом.

Поэтому, пока СПИД так вольготно себя чувствует, у чиновников, имеющих отношение к этой проблеме, есть возможность «выбивать» у государства деньги на разработку новых лекарственных препаратов. Но вот уже более 30 лет чуда не происходит, не смотря на огромные затраченные средства.

И сложившаяся ситуация многих устраивает, поскольку на СПИДе, можно построить не плохой коллективный бизнес. Одни «выбивают» деньги на разработку лекарств, другие делают эти лекарства и продают их по заоблачным ценам, а третьи пытаются этими лекарствами лечить больных.

- Может быть проблема в том, что многие исследователи просто не хотят выходить за рамки своей профессии?

- Возможно. Они пытаются истолковать все механизмы, ответственные за репликацию ВИЧ на основе лишь биохимических взаимодействий. И мы с большим уважением относимся к выдающимся исследованиям вирусологов, благодаря которым сегодня о СПИДе стало известно больше, чем о любом другом вирусе.

Но нельзя забывать, что для познания биологических процессов, лежащих в основе заболевания, требуются знания других смежных наук. В частности, фотобиология не повторяет биохимию, а напротив, существенно ее дополняет. Поэтому сознательная гибридизация этих двух наук только поможет быстрее решить проблему.

Сейчас еще трудно сказать какое место в медицинской практике займет способ лечения ВИЧ/СПИД с помощью света. Однако сам факт, что можно осуществить терапию в организме человека, не принимая при этом никаких лекарств, заслуживает, по-моему, самого пристального внимания со стороны научного сообщества и государства.

Беседовал Петр Могунов
 


Ранее на тему Глава ФМБА: Разработку российской вакцины против СПИДа остановили из-за отсутствия финансирования

Ученые выяснили, как ВИЧ сохраняется в организме

Ученый, якобы разработавший вакцину от СПИДа, оказался обманщиком