Рига: О тамплиерах, хлебе и Мюнгхаузене

По легенде, казначеям ордена тамплиеров, запрещенного в XIV веке, удалось спасти и тайно вывезти казну храмовников. На эти самые деньги и была построена Рига. С тех пор здесь не раз менялись хозяева, флаги и порядки, но Риге удалось сохранить свою изначальную красу.


"Росбалт" и туроператор "Клуб Путешествий Михаила Кожухова" представляет коллекцию лучших маршрутов от известного телеведущего и путешественника.  

Еженедельно на страницах "Стиля жизни" публикуется рассказ об одном из интереснейших маршрутов, в которые вы можете отправиться с клубом. Все маршруты лично составлены Михаилом Кожуховым и профессионально подготовлены специалистами клуба.

О тамплиерах, монахах и вредителях

Есть красивая легенда о том, что казначеям ордена тамплиеров, запрещенного в XIV веке, удалось спасти и тайно вывезти казну храмовников.  И что на эти самые деньги будто бы и была построена Рига более восьмисот лет назад

Доказательств такой гипотезы, естественно, нет, а вот оснований для размышлений на эту тему достаточно. Рыцари-меченосцы действительно старались на славу, строя этот город, что называется для себя.

Хотя здесь с тех пор не раз менялись хозяева, флаги и порядки, Риге удалось сохранить свою изначальную красу. Этот город и вправду подобен красотке: как ни рассказывай о ней, а лучше увидеть самому. Что ежегодно и делают миллионы туристов.

Все дороги приезжих ведут в центр старой Риги - на Ратушную площадь. В самом ее центре в булыжник вмонтирована восьмиугольная каменная плита с надписями на латышском, французском, китайском, японском, английском.

На русском тоже есть: «Первая новогодняя елка в Риге. 1510 год». Первая – будто бы не только в в Латвии, а вообще на всем нашем постсоветском пространстве.

Путеводители уверяют, что именно тогда ученый монах Бонифаций, приехавший сюда из Англии проповедовать христианство, и связал в своем воображении перевернутую елку со святым образом Троицы. Некие люди в черных шапках установили здесь эту самую елку, а потом сожгли.

А вот история Домского собора известна доподлинно: его начали возводить в самом начале XIII-го века и строили целых шестьдесят лет. В стройке участвовали чуть ли не все рижские каменщики и каменотесы, а руководили работами голландские и немецкие мастера, имена которых канули в лету.

Неудивительно - собор с тех пор много раз горел и перестраивался. Свой нынешний облик он обрел только в конце XIX века и стал самым знаменитым символом Риги.

Когда-то давно, когда все мы жили в одной стране, здесь, в Домском соборе, по пять раз в неделю проходили концерты, и музыканты не только той страны, но и мира считали за честь прикоснуться к клавишам его знаменитого органа.

Этот удивительный механизм больше похож на телефонную станцию, чем на инструмент. Как на нем играют?! Сейчас его мотор, который нагоняет воздух в меха, электрический. А раньше при инструменте состояли специальные люди, которые качали воздух.

Это, в общем, была очень большая механическая гармошка: один играет, другой качает... За каждым рычагом - определенная окраска звука. Есть флейта, кларнет, есть тромбон.
Орган Домского собора спрятался за строительными лесами. Недавно в деревянных частях органа завелся вредитель-грибок. К счастью, он совсем не страшен почти семи тысячам металлических трубам органа, но угрожает элементам конструкции.

Два опытных мастера-смотрителя борются с грибком, обрабатывая древесину специальным составом.

Сегодня в Латвии примерно двести работающих органов, а вот виртуозов, способных играть на этом сложном инструменте, не хватает. Только пять человек получают ежегодно дипломы органиста.

Зато, когда звучит божественная музыка органа, сразу становится понятно, почему собор назвали Домским. Это - производное от латинского названия, которое переводится как «дом Бога».

Стоп-кадр видео

Самый правдивый человек

Уже много десятилетий Калининградская область, Литва, Латвия и Эстония бьются за право считать себя родиной Мюнхгаузена. Так где же он все-таки жил?

Знаменитый барон родился в Германии, в Ригу его привела военная служба. В латышскую усадьбу Дунте он как-то приехал на охоту. Приехал, открыл дверь, увидел прекрасную Якобину, влюбился по уши и решил жениться.

Сохранилась даже старая церковь, где Мюнхгаузен с Якобиной обвенчались 2 февраля 1744 года, о чем в церковной книге даже сохранилась запись. Вместе они прожили сорок шесть лет, из которых шесть - в Дунте.

Здесь теперь музей Мюнхгаузена, и его директор уверяет, что барон был самым правдивым человеком. Просто он был провидцем, и его рассказы надо уметь слушать: полет на ядре - сейчас это самолет, путешествие в желудке кита - это о подводной лодке.

Дом барона в Дунде относительно новый - ему около полувека, но построен он был точь-в-точь на том месте, где проживал барон. Директор даже показал мне кирпич с отпечатком собачьего следа – будто бы когда кирпич еще был мягкий, на него наступила мюнхгаузенская собака и тоже оставила след в истории.

Про нетолстых хлебопеков

Волшебный запах черного рижского хлеба! Быть в Риге и не разведать, как они его делают? Это было бы непростительно.

Вообще-то сейчас, на современных фабриках, выпечка хлеба - дело довольно скучное: автоматические печи готовят хлеб сами, люди его даже руками не трогают.

Здесь же, в маленькой пекарне в двенадцати километрах к западу от Риги, знаменитый рижский черный, пахнущий тмином, хлеб, - делают только руками. И что интересно – при его производстве не используют дрожжи.

Закваску хлеб предыдущий передает последующему, можно сказать, по наследству: из каждой партии оставляют немного теста для следующей.

Потом в деревянных чанах при помощи специальных деревянных лопаток готовится закваска. Процесс довольно долгий - тридцать шесть часов. Немного старого теста, мука и тмин, -и больше ничего. В этом-то и состоит весь секрет.

Фото Аниты Ильмаст

В детских книжках хлебопеков почему-то всегда рисуют толстыми. Но на самом деле эта работа требует быстроты и ловкости. Поверьте, часок-другой у раскаленной печки, - и никакого спортивного зала не надо. Так что толстяки среди пекарей скорее редкость…

Зачем нужно такую старую систему использовать? Оказывается, когда хлеб делают вручную, когда в одной печи обжигают, а в другой, не такой горячей, пекут, да и печь не электрическая, а топится дровами, - совсем другой вкус получается. 

В печке этот хлеб томится не более двух часов. И выходит невероятно горячим, примерно сто градусов. Ни взять его руками, без перчаток, ни попробовать сразу никак нельзя. Он остывает примерно сутки.

Рижский хлеб не такой мягкий, каким мы привыкли ощущать свежеиспеченный хлеб. Зато вкус – ни с чем не перепутаешь!

Михаил Кожухов

Путешествие по Латвии с Алексом Дубасом и «Клубом путешествий Михаила Кожухова»

Присоединяйтесь к "Стилю жизни" ВКонтакте и Facebook