Трагифарс от «Квартета И»

Ощущения от происходящего на сцене не понравились некоторым зрителям, ожидавшим больше юмора.


© Фото с сайта театра «Квартет И»

Премьера спектакля Сергея Петрейкова «...в Бореньке чего-то нет» с участием артистов театра «Квартет И» и знаменитостей российского кино, состоялась в октябре 2016 года, на сцене ДК имени Зуева в Москве. Теперь создатели привезли свое детище в Санкт-Петербург, причем зрительский ажиотаж привел к тому, что 18 марта состоялся дополнительный показ пьесы на сцене ДК имени Ленсовета, помимо основного, прошедшего накануне.

Правда, не все купившие билеты досмотрели спектакль до конца, и тому могут быть разные объяснения. Впрочем, об этом и будет сказано далее.

 

Над этой пьесой работа шла четыре года, материал проверялся и оттачивался на публичных читках. По форме она не имеет ничего общего с уже знакомыми нам сюжетами от «Квартета И» из фильмов и спектаклей «День радио» и «День выборов», а также дилогии о мужчинах, переживающих кризис среднего возраста, и хоррор-комедии «Быстрее, чем кролики».

Здесь совсем другие герои, и лишь главный из них, сыгранный Максимом Виторганом, носит то же имя, что и исполнитель.

 

 

Но по внутреннему содержанию и подтексту постановка все же напоминает упомянутые работы — постоянным психоанализом, возвращением к детским переживаниям и страхам, чувством быстротечности и неумолимости времени, нежеланием с этим смиряться. Внутренний надлом герои маскируют шутками, которые, как и прежде, хороши.

Яркость им придает хорошее знание авторами кинематографической кухни. Ведь главный герой — кинорежиссер, который много лет снимал прибыльные, но не интересные «ни уму, ни сердцу» фильмы, и теперь захотел создать нечто новое, отражающее его идеи, чувства, картину современности, которой мы никогда не увидим в полицейско-бандитских сериалах и дешевых мелодрамах.

 

 

Другие исполнители также играют людей из мира кино: Леонид Барац и Александр Демидов предстают в образах сценаристов Кирилла и Гриши, Камиль Ларин — актера Олега, а Ростислав Хаит — директора картины Бориса Наумовича. В гротескных ролях отметились Алексей Макаров, играющий скандальную «звезду» съемок, и Ирина Гринева в роли журналистки «Комсомольской правды».

Действие на сцене перемежается с кинематографическими вставками, представляющими собой сны главного героя. Самый первый из них — о беседе с умершим отцом — сразу задает грустный, безнадежный тон повествования.

 

 

Сюжета как такового зритель практически не наблюдает, что приближает пьесу к рутинному ощущению жизни, быта, словно непрерывного «дня сурка».

Этим она кардинально отличается от вышеупомянутых «Дня радио», где героям удалось выкрутиться из, казалось бы, обреченной авантюры. Или «О чем говорят мужчины», где они достигают пусть и маленькой, но цели — попадают на концерт БИ-2. И даже «Быстрее, чем кролики» — в театральном варианте сюжет оканчивается смертью героя, в кино же концовка смутная, открытая, но интригующая.

Здесь же сюжет настолько приземленный, а герои выглядят настолько уставшими, что с самого начала уже не ждешь никакой интриги. У главного героя когда-то было яркое событие — успешная короткометражка во ВГИКе.

Теперь же остались только незавершенные идеи, нераскрывшийся потенциал, многолетние неопределенные метания между женой и любовницей. Венцом этого «не» становится беседа Максима с дочерью, которая могла бы родиться, если бы отношения в далеком прошлом имели продолжение. Изюминка — в том, что эту роль исполняет настоящая дочь актера Полина.

Судьба фильма тоже остается сомнительной: сценаристы не могут сотрудничать, потому что один увел жену у другого, герой Макарова срывает свое воздержание от алкоголя. Налет политической сатиры — вступление одного из героев в «Единую Россию» — напоминает о застое и стагнации, с которыми ассоциируется у большинства это название.

Самое удручающее впечатление оставляет героиня, вечно разговаривающая по телефону с мамой, которой ввиду, очевидно, старческого маразма приходится непрерывно и бесполезно объяснять очевидные вещи.

Конечно, юмор в спектакле есть, и обаяние актеров придает этому мрачному повествованию некий огонек, — без него было бы совсем сложно его смотреть. Весьма забавен эпизод с интервью Максима журналистке, списанный, между прочим, с реальной истории — корреспондент «КП» Валентина Львова когда-то пыталась добиться аудиенции у Ростислава Хаита, и в спектакле показана пародия на то, что из этого вышло.

И внезапно оказывается, что название пьесы происходит от фразы отца Бориса Наумовича, наложившей отпечаток на всю его жизнь, помешавшей не то что сделать карьеру режиссера, а хотя бы предпринять к этому шаги. Мы не знаем, чем руководствовался отец, и возможно, он желал сыну только добра и считал, что в нем нет чего-то плохого, но по его мнению, неизбежного для того, чтобы добиться успеха в кино.

Но в итоге за плечами этого героя тоже больше тоски по несвершившемуся, чем реальной жизни в состоянии «здесь и сейчас». Ну не получается у нашего человека жить сегодняшним днем — всегда об ошибках и недоделках прошлого думается больше, чем о том, что сегодня выглянуло долгожданное весеннее солнце.

И может быть, это меланхолическое ощущение происходящего на сцене не приглянулось некоторым зрителям, ожидавшим больше юмора и меньше внутреннего копания, которое вынуждает вспоминать о неудобном и бередить собственные раны.

Но это тянет за собой неудобный вопрос: в спектакле ли проблема или в нас самих?

Людмила Семенова

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.


Ранее на тему Вышел трейлер спецпроекта Netflix с участием стендап-комика (видео)

В Подмосковье погиб пилот дельталета

Прожектор перегорел