Олигархи без Украины

Крупнейшие бизнесмены страны больше не претендуют на места в Верховной Раде. Либо парламентская шлюпка стала для них мала, либо мы наблюдаем бегство крупного капитала с тонущего корабля.


© Фото Надежды Красновой

Коллективный кошелек Верховной рады Украины грозит серьезно полегчать. На места в парламенте не претендуют крупнейшие олигархи страны. Либо парламентская шлюпка стала для них мала, либо мы наблюдаем бегство крупного капитала с тонущего корабля.

Ситуация и впрямь идет вразрез с укоренившейся практикой сращивания большой политики и больших капиталов. Особенно для Украины, где регулярные смены партийных фасадов власти всегда шли под лозунгом «бандитам - тюрьмы». Чаще всего – как минимум в публичной риторике – под этими самыми бандитами подразумевались именно домотканые «владельцы заводов, газет, пароходов». Но, судя по всему, ситуация изменилась.

Еще недавно владельцы крупного капитала выстраивались в очередь за депутатскими мандатами потому, что государство было сильнее, поясняет политолог Юрий Романенко. И на этапе первоначального накопления капитала, и на этапе его дальнейшего распределения крупный бизнес оставался вторичным по отношению к ключевым игрокам властно-политической вертикали. В те времена депутатский мандат обеспечивал личную неприкосновенность, а также служил своего рода «клубной картой», дававшей пропуск в «комнату свиданий» власти и бизнеса.

После победы Виктора Януковича на президентских выборах украинские олигархи с полным правом могут цитировать Людовика XIV: «Государство – это я». Подобная фраза уже не звучит как нелепица из уст Рината Ахметова, Дмитрия Фирташа и всех тех, кого можно называть вершителями украинской политики, не ставя при этом кавычек. Победа Партии регионов, которую давно следовало бы переименовать в профсоюз крупного бизнеса, завершила долгожданную трансформацию: крупный капитал подчинил своим нуждам остатки украинской государственной машины.

Надо учитывать и то, что в последние два года украинский парламент превратился в канцелярию Администрации президента. Остатки полиархии ушли в небытие – теперь все сколь бы то ни было ключевые решения принимаются уж точно не в стенах главного законодательного органа страны. Обладание мандатом сегодня не означает возможности влиять на реальную политику. В этих условиях законотворческая роль народного избранника свелась к элементарной игре на «пианино» в момент голосования. А потому издержки от обладания заветной «корочкой» уже не перевешивают плюсов.

А издержки реально существуют. И дело даже не в стоимости места в проходной части списка. Надо учитывать, что украинский режим сумел испортить отношения со всеми ключевыми геополитическими игроками. Некоторые из которых – как ЕС и США – вряд ли признают итоги парламентской гонки. Санкции, нерукоподатность и прямое давление на властные институты вряд ли попадают в категорию наиболее желанного развития событий для крупного украинского бизнеса. Когда государственный «Титаник» предпочитает себя топить в попытке померяться амбициями с айсбергом – нелепо бороться за место в каюте. Куда важнее подготовка спасательной шлюпки.

В ближайшие месяцы именно Верховная рада будет служить катализатором недовольства – как самих украинцев, так и международных policymakers. Держать дистанцию с властью в этих условиях важнее попыток сливаться с ней в поцелуе. По мнению политолога Алексея Блюминова, неотвратимые репутационные скандалы, связанные с необходимостью голосовать за непопулярные экономические меры, неизбежное отсутствие на пленарных заседаниях и критика со стороны запада – вовсе не та плата, которую готовы платить украинские олигархи за иллюзию иммунитета.

А это именно иллюзия. Хотя бы потому, что в украинских условиях главный риск для крупного собственника заключается не в утрате личной свободы (для этого у государства теперь уже не хватит сил), а в утрате контроля над активами. А обеспечение экономической безопасности крупнейших финансово-промышленных групп осуществляется совершенно иными методами – вроде выхода на IPO или вывода активов за пределы юрисдикции национального правительства.

«За год крупнейший банк Украины – «Приватбанк» - вывел из страны $32 миллиарда. Вот это реальный способ обеспечения гарантий для бизнеса. А внутри Украины не осталось гарантий для сохранения чьей бы то ни было собственности», - убежден украинский социолог Виктор Небоженко.

Но отказ украинских олигархов от получения депутатского мандата вовсе не означает их самоустранения из сферы реальной политики. В конце концов, на украинском парламентском поле остается множество игроков, готовых за соответствующую плату выполнять роль проводников чужих интересов. По словам политтехнолога Тараса Березовца, не исключен вариант, когда люди крупнейших украинских бизнесменов пройдут в Раду по спискам партийных новоделов, либо же в результате победы на одномандатных округах.  

Сухой остаток этой ситуации неутешителен. Государство окончательно уступило свои функции крупному капиталу, которому уже даже не особенно нужны гарантии персональной безопасности от законодательной архитектуры. Сама логика поведения украинских «рокфеллеров» показывает, что в день выборов к пороховой бочке госмашины будет поднесена спичка. И лучше не находиться к ней в опасной близости, когда бикфордов шнур, наконец, догорит.

Павел Казарин