Война с Украиной?

Россия полностью запретила украинский экспорт, утверждают в Киеве. Такого не случалось еще ни разу. Западника Ющенко пугали отзывом посла, но торговлю обрубили только «пророссийскому» Януковичу. Похоже, на этот раз все серьезно.


© kmu.gov.ua

Россия полностью запретила украинский экспорт, утверждают в Киеве. Такого не случалось еще ни разу за все 22 постсоветских года. Западника Ющенко пугали отзывом посла, но торговлю обрубили только «пророссийскому» Януковичу. Похоже, на этот раз все серьезно.

Это, конечно, должно было рано или поздно случиться. «В 00 часов 00 минут вероломно без объявления войны российская таможня остановила украинский экспорт на территорию страны». Пресс-релиз Федерации работодателей Украины (его возглавляет олигарх Дмитрий Фирташ) по уровню тревожности превосходит сообщения ТАСС времен начала войны. Впрочем, так и есть. Добро пожаловать на фронт.

Если верить сообщениям украинской стороны, всех украинских производителей российские производители включили в список «рисковых». Если раньше в этом списке было около 40 предприятий, то теперь импорт украинских товаров в Россию остановлен полностью. В Федерации работодателей бьют в набат: потери страны до конца года могут превысить $2,5 млрд (это значит, что дефицит платежного баланса увеличится на такую сумму). Кроме того стране грозит падение промышленного производства на 7-8% и сокращение ВВП на 1,5%.

Дмитрий Фирташ и подконтрольная ему Федерация стучится в двери кабмина с просьбой о помощи и урегулировании ситуации на межправительственном уровне. В ответ чиновники транслируют дежурные фразы о том, что «правительство работает в направлении ликвидации проблем, и не нужно его подталкивать к урегулированию таких ситуаций». Мол, обе стороны озабочены сокращением товарообороты и все заинтересованы в развитии взаимной торговли.

Плохая мина при плохой игре. Проблемы у украинских экспортеров начались еще 20-го июля – когда российская таможня ввела практику тотальной проверки грузового транспорта, въезжающего с территории Украины. Но о том, что масштабы торгового эмбарго не ограничатся запретом ввоза продукции украинского кондитерского холдинга «Рошен», мог знать только крайне небольшой круг лиц. Как, например, замглавы фракции Партии регионов Михаил Чечетов.

После того, как стало известно о блокировании экспорта, он заявил украинским журналистам (не под запись): «Мы знали, что это случится и были готовы чем-то пожертвовать». Фактически, он признал, что торговое эмбарго – попытка предотвратить грядущее подписания Киевом соглашения об Ассоциации с ЕС. Позже Чечетов заявил, что «лица с российской стороны, которые предпринимают такие решения в отношении наших товаров, явно заигрались». По его мнению, всему виной экстремистские политики в России, и на Украине, которые хотят «рассорить две братские страны». Спикер партии власти твердит, что «никакого полного запрета не будет», «силовой развязки не будет» и «на уровне президентов хватит мудрости, чтобы разрешить этот вопрос».

Российские чиновники хранят молчание. На сайте Федеральной таможенной службы нет никаких сообщений о ситуации на российско-украинской границе. Пресс-секретарь ведомства Александр Смеляков заявил, что комментариев по этой ситуации ждать не стоит. Впрочем, вносить ясность россиянам придется в любом случае – обе страны являются членами ВТО, а правила организации позволяют оспорить неправомочные действия какой-либо из стран.

Главных вопросов сегодня два. Первый – выдержит ли Украина удар, если учесть, что именно российский рынок является главным полем сбыта ее экспорто-ориентированных отраслей. Политолог Тарас Березовец напоминает, что после ограничения на поставку сладостей компании «Рошен» в РФ украинский холдинг сократил 400 человек в свете грядущих потерь в $17 млн ежемесячно.

По словам эксперта, происходящее показывает, что Янукович не внял уговорам Путина во время встречи на праздновании 1025-летия Крещения Руси. «Убытки понесут и российские предприятия, завязанные на Украину, но для России политический вопрос важнее финансового. Ситуация показывает, что Москва готова идти на убытки», - подчеркивает эксперт.

Другой вопрос - чем готова жертвовать украинская элита и где пролегает граница ее терпения. Украинская государственная машина давно существует «в долг», гарантией ее плавучести остаются внешние кредиты. В этой ситуации прекрывать экспортный ручеек средств – значит рубить опоры режима.

Вполне может случиться так, что внутри провластного большинства может начаться раскол. По мнению Березовца, из-за того, что власти страны не оказывают помощи бизнесу, столкнувшемуся с запретом импорта (что было отчетливо видно на примере Петра Порошенко и принадлежащей ему компании «Рошен»), экономическая элита, включая членов Партии регионов, может в ультимативной форме потребовать переговоров с Москвой об интеграции в Таможенный союз.

К тому же о том, что Партия регионов неоднородна и в ее рядах есть явные лоббисты сближения с Россией (вопреки президентской установке на евроинтеграцию), не говорил только ленивый. В этом случае, по мнению эксперта, действия Москвы, направленные на раскол украинской провластной элиты, могут оказаться успешными.

На протяжении последних двух лет Владимир Путин сулил Украине в случае присоединения к Таможенному союзу рост ВВП от 1,5% до 6,5%. Тогда эксперты недоумевали, откуда могут возникнуть подобные точки роста. После 14-го августа стало ясно, что обещанные проценты – это не то, что Украина приобретет от интеграции. А то, что она не потеряет в случае отказа.

Глеб Плотников


Ранее на тему Инспекция Роспотребнадзора прибудет на украинские заводы "Рошен" осенью

«План Путина» глазами киевлян

Торговая война: Янукович в шоколаде