«В Донбассе может получиться еще страшнее, чем в Чечне»

Член СПЧ Максим Шевченко готов обсуждать с украинскими властями любые гуманитарные вопросы, но он считает, что пытаться остановить боевые действия должны уже политические структуры.


Известный журналист и общественный деятель Максим Шевченко уже подключался к решению различных гуманитарных вопросов на Юго-Востоке Украины — в частности, по освобождению попавших в плен гражданских лиц. Сейчас, после обострения ситуации в Донбассе, он также готов продолжить свою миссию в регионе, хотя признается, что происходящее там просто не укладывается в голове.

- Мы, то есть члены Совета по правам человека, разумеется, готовы подключиться и договариваться с украинскими властями о создании коридоров для доставки туда медикаментов, продовольствия, эвакуации мирного населения и так далее. Если на то будет добрая воля украинского руководства, разумеется.

- А возможен ли диалог с властями Киева о прекращении боевых действий?

- Мне кажется, тут позиция нашего государства должна быть обозначена, а не общественных деятелей. Вмешиваться в военные действия или пытаться их остановить я лично не уполномочен, это прерогатива политических структур.

- А было ощущение, что такое обострение ситуации произойдет?

- Конечно, было. Украинские власти постоянно об этом говорили: будем активизировать АТО. Только глухой мог это не услышать.

- Может, это попытка быстро и «малой кровью» подавить сопротивление, чтобы новый президент вступил в переговоры с уже относительно мирным регионом, весь «в белом»?

- В каком белом?! Он вступит туда в огне и в дыму. Он получил такую проблему, которую не может решить. У него нет таких сил. Как решить, переговорами? Кто с ним будет разговаривать? Стрелков, ополченцы, которые уже месяц сражаются и хоронят своих товарищей? Надо к кому-то обращаться за посредничеством, какую-то комиссию создавать из представителей России, ЕС, наверное. Но в одиночку — ни силой, ни лаской, ни таской — ничего не получится. Они полагают что кого-то можно запугать танками и вертолетами. Это глубокая и опасная иллюзия.

У ополченцев серьезная армия — несколько десятков тысяч человек. Так называемая АТО - не веселая прогулка, а путь к кровавой каше. Это будет круче, чем в Грозном. Это полномасштабная война в индустриальном, густонаселенном регионе с порядком озлобленным населением. И чем больше бомб будет падать, тем больше будет подниматься ярость среди простых людей и желание ни в коем случае не уступить. Ну, вспомните, действительно, как все в Чечне было. Думаю что и тут, после этих бомбардировок численность армии ополченцев будет расти в геометрической прогрессии.

Беседовал Александр Кривенков
 


 


 



 

 

 

 


Ранее на тему «Украинские олигархи здорово испугались и будут мстить»

Украинские пограничники распознали в "заросших" ополченцах абхазов

Порошенко трудной судьбы