Перевод с чеченского на украинский

Возможность реализации «чеченского сценария» на Украине, при котором «деньги меняют на автономию», вовсе не утопия, считает журналист Орхан Джемаль. И Киеву бы он обошелся гораздо дешевле, чем в свое время Москве.


© Фото пресс-службы президента России

The Financial Times порадовала читателей сенсацией. Оказывается, в средине ноября прошлого года глава России Владимир Путин встречался в австралийском городе Брисбен с канцлером Германии Ангелой Меркель (что мы знали и без всякой закордонной прессы) и имел с ней двухчасовую беседу с глазу на глаз (чего мы не знали, и без закордонной прессы, вероятно, не узнали бы).  По итогам разговора Меркель была шокирована предложением Путина урегулировать ситуацию на востоке Украины «по чеченскому варианту».

Российский лидер высказался в том смысле, что Киеву следует вести себя по отношению к мятежному региону так, как Москва в свое время вела себя по отношению к Чечне, то есть «покупать их за деньги в обмен на автономию». Строго говоря, в предложении нет ничего особо шокирующего - вполне рабочая формула: власть и деньги в обмен на лояльность. Россия по этой схеме решила свою проблему, и хотя многие критикуют эту модель в связи с тем, что «на самом деле Чечня не Россия, и теперь мы этой самой не России платим дань», тем не менее это все же лучше варианта «давить Ичкерию до последнего чеченца».

Очень может быть, что если бы Ангела Меркель тогда не поджала брезгливо губы и пообещала бы снизить давление на Россию (сделать, к примеру, «друзей Путина» вновь въездными в Европу), "чеченский сценарий" уже вовсю бы набирал обороты на Донбассе.

Тем не менее, формула «покупать сепаратистов за деньги и автономию» слишком обща, ее требуется развернуть, чтобы понять нюансы сделок подобного сорта.

Для того, чтобы принудить сепаратистов Донбасса к торговле такого рода, требовалось бы нанести им если не фатальный, то серьезный удар. Такого рода "аргументы" как нельзя лучше объясняют какое из зол меньшее. Способен ли Киев на это?

Вполне! То, как развивались военные действия во второй половине июля и в начале августа минувшего года, свидетельствует о том, что какой бы слабой не была регулярная украинская армия, она вполне способна взять под контроль свои территории, а ополчение сепаратистов, даже с учетом постоянного пополнения мотивированными и опытными рекрутами из России, не в состоянии остановить «Збройні сили».

К концу июля стало очевидно, что рано или поздно мятежные территории будут рассечены, областные столицы вернуться под киевский контроль, а героический Гиркин прямо говорил своему окружению, что надо готовится к отступлению на территорию России: «Мы терпим поражение, но не потерпим позора, мы не побежим а отступим с развернутыми знаменами».

Ничего этого не случилось по одной единственной причине: Россия, ранее просто потворствовавшая сепаратистам, решила вмешаться в конфликт непосредственно. Гиркина убрали, заменив на не склонного к театральным позам Захарченко. Несколько батальонно-тактических групп, находившихся на учениях в Ростовской области, заблудились и оказались на территории Украины. Артиллерия ополчения за неделю увеличила свою мощь в разы. Атакующие украинские батальоны, как армейские так и нацгвардейские, оказались зажатыми в Иловайском котле и перебиты.

Ополченцы перешли в контрнаступление, прорвались к Азовскому морю и чуть не взяли Мариуполь. Но, как оказалось, Москву на тот момент в равной степени не устраивали как полный разгром ополчения, так и его чрезмерные успехи. Атаку на неприкрытый Мариуполь притормозили. Получается, для того, чтобы "чеченский вариант" был возможен, Кремль должен хотя бы «умыть руки», и дать возможность Киеву принудить сепаратистов к торгу.

Сами сепаратисты являются проблемой №2. В сентябре, уже после минских переговоров, я услышал от Андрея Пургина, пожалуй самого умного человека во всем Донбассе, следующее: «Мы хотим развивать с Киевом экономические и культурные связи, но о нахождении с ним на одной политической карте речи быть не может». Примерно то же можно было бы услышать даже от наиболее промосковских политиков Ичкерии еще в начале 1999-го года, но к его концу самые "тонкочувствующие" из них стали клясться в верности «белому царю», и в последующем их количество все увеличивалось и увеличивалось. Именно эти добровольно-принудительно вернувшиеся в лоно конституционного порядка стали становым хребтом борьбы с сепаратистами и террористами. Называлось это "чеченизацией конфликта".

Для повторения этой модели на востоке Украины требуется "донбассизация" конфликта. Очевидно, что покупать за деньги и автономию Киев должен будет местных лидеров второго эшелона. Тех же, кто сейчас на первых ролях, при таком раскладе ожидает незавидная участь. Вчерашние сподвижники будут их планомерно уничтожать, и, быть может, апофеозом этого станет сам Захарченко, преподнесенный будущим лидером прокиевских коллаборационистов женщинам Украины в качестве подарка к 8 марта. По крайней мере, ичкерийского лидера Масхадова постигла именно такая участь.

Весьма вероятно, что чеченцы-добровольцы, присоединившиеся сегодня к донецким сепаратистам, сыграют примерно те же роли, которые в нашей истории играли арабы-моджахеды вроде Хаттаба или Абу Дзейта. За ними будет вестись самая активная охота, и за голову любого из них будут раздавать высшие награды Украины. С самыми же упертыми и живучими «народ Донбасса, вернувшийся через боль и кровь к мирной жизни», будет бороться, сжигая дома их родственников и изгоняя погорельцев за пределы региона.

Кстати, для Киева «чеченский вариант» обойдется много дешевле, чем в свое время Москве. Надо учитывать, что Донбасс, даже основательно потрепанный войной, в экономическом и индустриальном плане много богаче нежели Чечня. Восстановление Донбасса не ляжет на Киев столь тяжким грузом, как восстановление мятежной в прошлом республики на Москву. Так что основной платой будет данное донецким право жить как им заблагорассудится, точнее, как заблагорассудится местному аналогу Рамзана Ахмадовича Кадырова.

Примерно так, как мне кажется,  выглядит в ближайшем приближении «чеченский вариант» на украинской земле. На примере собственной истории мы видим, что это вполне работающая схема и, если верить Financial Times, не далее как в прошлом ноябре Владимир Путин рассматривал такую возможность вполне серьезно при переговорах с европейскими лидерами. 

Так что причитания окружения господина Гиркина на тему «слива Новороссии» не столь уж беспочвенны, и если этого не случилось до сих пор, то "благодарить" за это надо Ангелу Меркель, которая не только не сочла приемлемым размен «Донбасс за отмену санкций», но даже была шокирована предложением. Впрочем, можем ли мы быть уверены в том, что «чеченский вариант» на востоке Украины сдан в утиль?

В конце декабря минувшего года в сети появилось потрясающий ролик: видеообращение луганского полевого командира Павла Дремова, известному также как «Батя». По художественной выразительности обращение это мало чем уступает знаменитому письму казаков турецкому султану. Из страстного выступления «Бати» (к сожалению, сдобренному, хотя и совсем чуть-чуть, ненормативной лексикой, а потому не «рекомендованного к публичному просмотру») мы узнаем, что «На манеже — одни и те же... Прокурор области был и раньше прокурором области, замглавы МВД, страшно сказать, еще две недели назад была помощницей руководителя АТО Украины». Иными словами, руководство ЛНР наполнено местным аналогом завгаевцев и казаки, стоявшие у начала антикиевского мятежа, встали к ним в оппозицию.

Не успел утихнуть скандал, вызванный выступлением Дремова, как оппозицию стали громить. Буквально на следующий день был убит "при задержании" начштаба 4-й бригады ЛНР Александр Беднов (Бэтмен), а через несколько дней разоружен батальон МГБ ЛНР "Одесса". С одной стороны это напомнило мне события двадцатилетней давности - противостояние в Грозном Шамиля Басаева и Руслана Лабазанова, а с другой – есть тут и любопытное отличие. Отряд, громивший «непримиримых», был вовсе не прокиевским. В интересах нового руководства самопровозглашенной республики, сформированного из старых кадров, действовала группа, которая подчинялась высокопоставленному действующему офицеру Внутренних войск МВД РФ Евгению Вагнеру.

К концу января силовым образом был разоружен и казачий отряд из Ровеньков, подчинявшийся Павлу Резникову, примерно в это же время был убит и "народный мэр" Первомайска Евгений Ищенко. Оппозиционные атаманы сделали выводы и притихли.

Так что именно Москва все еще имеет про запас «чеченский вариант», поддерживает его в «рабочем состоянии» и в любой момент готова поделиться своим богатым опытом с Петром Порошенко, разумеется, если это будет соответствовать национальным интересам России.

Орхан Джемаль


Ранее на тему «Верю, что Новороссия будет»

Жительница Донецка рассказала об "истязаниях" убитого мужа кавказцами

Порошенко назвал условие введения военного положения и отверг "чеченский сценарий"