Кто оставил Луганск без «Бати»

Убитого Павла Дремова называли последним из «независимых» командиров ополчения. Власти самопровозглашенной ЛНР возложили ответственность за покушение на «украинских диверсантов», но в Луганске ходят и другие версии.


© Фото Орхана Джемаля

По всей Лугащине, как "независимой", так и "украинской", все выходные обсуждают гибель последнего полевого командира Павла Дремова - «Бати». В Народной милиции (вооруженные силы ЛНР) и Генпрокуратуре  пообещали найти и наказать виновных, назвав это «делом чести».

Согласно официальной версии, 39-летний командир 6-го отдельного мотострелкового казачьего полка погиб 12 декабря на трассе между Первомайском и Стахановом. Накануне он женился на российской журналистке в Санкт-Петербурге, а в субботу и должен был пройти свадебный банкет уже на Луганщине. Но в ту роковую минуту ехал Дремов еще не на торжество. Как рассказали соратники казачьего командира, того неожиданно вызвали из Первомайска в его же штаб, который располагается в Стаханове.

Однако до места он не добрался, в автомобиле сработало взрывное устройство. Дремов погиб на месте, а его водитель умер по дороге в больницу. Охраны с бывшим полевым, а ныне полковым командиром не было, так как он был уверен, что ему ничего не грозит.

Бывший командир Казачьей национальной гвардии ЛНР Николай Козицын, вернувшийся, а можно сказать - сбежавший в Россию, в своем интервью АР ТВ заявил, что предупреждал Дремова о готовящемся покушении. «Буквально неделю назад мы с ним встречались в Питере, я был у него на свадьбе. Я с ним говорил и я его предупреждал, потому что у меня была информация. Мне дали информацию, что его должны были в четыре-пять дней уничтожить», - рассказал Николай Козицын и сообщил, что машина, в которой была заложена мина, была подарена Дремову незадолго до трагедии.

«Враги идут на все, даже на подлое убийство. Как мне сказали, ему эту машину подарили, и мина уже была заложена в машине. Поэтому я думаю, мы "отблагодарим" всех за эти дела», - добавил  Козицын. Никого конкретно Козицын «врагами» не назвал, в Луганске же соратники Дремова, разумеется, не публично и анонимно, указывают на главу самопровозглашенной республики Игоря Плотницкого, которого ранее казачий командир обвинял в нелегальной торговле углем с Киевом, воровстве и чистках.

«Я уверен, что Дремова убили по указке Плота (Плотницкий – авт.). Его не раз предупреждали о том, что если он не прогнется, то его уберут, - делится своим мнением с «Росбалтом» один из сослуживцев казачьего командира. - Первым предупреждением было коварное убийство Жени Ищенко, но Дремов не замолкал. Ранее  убрали Бэтмена. Последним предупреждением для Дремова было убийство его соратника и товарища Мозгового. Но Батя стоял на своем. Вот итог. Сегодня нам по телевизору обещают найти и наказать виновных. Впрочем, это только слова. Обещали найти и убийц Женьки и Лехи. И что, нашли? Даже не искали».

«То, что Дремова рано или поздно убьют, догадывались все. Во-первых, это судьба всех полевых командиров ЛНР, которые не успели сбежать в Россию, а во-вторых, непонятная флешка, которой Дремов все время угрожал Плотницкому, - говорит другой казак, некогда служивший с Козицыным. - Мне кажется, в нынешних условиях ни один глава республики не может позволить себе иметь такого "приближенного" врага, от которого в любую минуту можно ожидать удара в спину. Война все-таки продолжается. Всем понятно, что никаких ДРГ в Стаханове быть не могло, да и не нужна им мелкая рыбешка вроде Дремова. И хоть вроде бы все полевые командиры уже устранены, думаю, в верхушке ЛНР еще не раз будут обнаруживаться "предатели", которые будут или пытаться сбежать, как Лаптева, или пойдут под суд, как Лямин, или будут убиты".

О пресловутой «флешке» Дремов говорил неоднократно и, возможно, именно потому был так беспечен в последнее время, считая ее гарантией своей безопасности. Впрочем, прошло уже два дня с момента гибели Дремова, а она пока так нигде и не всплыла. Сам Игорь Плотницкий выразил соболезнование всем родным и сослуживцам погибшего, назвав его «одним из лучших военачальников ЛНР». «С первого дня Русской Весны и до последнего своего дыхания он все силы и таланты отдавал без остатка на благо людей. Павел Леонидович стал настоящим Батей для сослуживцев и земляков. Его любовь к Родине была деятельной, горячей, бескомпромиссной", - сказано в заявлении главы ЛНР.

Заместитель начальника штаба Корпуса Народной милиции ЛНР полковник Игорь Ященко в своем заявлении, сделанном по «горячим следам» непосредственно в день убийства, сказал, что «совершенное преступление является продолжением активизации террористической деятельности спецслужб Украины». В качестве подтверждения своей версии он напомнил о повреждении оборудования телерадиопередающей станции в Ровеньках и подрыве двух железнодорожных путей на станции Дзержинка, которые приписывают украинской ДРГ.

Глава Министерства госбезопасности ЛНР Леонид Пасечник также заявил о причастности к гибели Дремова Киева, который в «противодействии молодой республике» использует «методы международного терроризма».

Павел Дремов стал известен после  того, как в июне 2104-го неожиданно вместе с Мозговым захватил Лисичанск, Северодонецк и Рубежное. Тогда казаки заявили, что созданы независимые не только от Украины, но и от Луганска Лисичанская и Северодонецкая народные республики. По сути, им тогда удалось взять под контроль основной промышленный потенциал Луганщины. Однако затем Мозговой под напором ВСУ оставил Лисичанск и ушел в Первомайск. Отойти пришлось и дремовцам, в итоге занявшим Стаханов. После этого соратники надолго разругались и какое-то время оспаривали право верховодить в Первомайске. А когда этот город начал подвергаться массированным обстрелам, Мозговой даже вроде бы снова хотел отступить, но в штабе Дремова заявили, что расстреляют всех, кто побежит с линии фронта.

Примирились Дремов и Мозговой, критикуя центральную власть ЛНР. Не нравились полевым командирам и Валерий Болотов, и его "сменщик" Игорь Плотницкий, в чем их поддерживал и «главный казак» Козицын. После "эвакуации» последнего Дремов пытался продолжить создание независимой от Луганска "республики" с центром  в Стаханове, хотя, несмотря на объявленную "независимость", деньги из бюджета ЛНР требовал.

Летом 2014-го мне довелось пообщаться с человеком, имевшим отношении к штабу ополчения ЛНР. Тогда он рассказывал, что Дремов свою «независимость" использует как ширму для беспрепятственной торговли углем, которая приносит казакам миллионы. «Пока казаки все не распродадут, они не подчинятся Луганску», - сказал он. Уже в этом году тот же источник рассказал, что угля в Первомайске и Стаханове не осталось, но казаки нашли новый источник доходов. «Сейчас там активно режут металл, разворовывают шахты. Руководит всем жена убитого Ищенко - Ольга. Крышуют все казаки, которые там засели», - сообщил он.

Но, несмотря на все размолвки, в итоге Дремов формально подчинился Плотницому, став из командира  1-го казачьего полка имени Платова  командиром 6-го отдельного мотострелкового и приняв от него сразу два ордена: «За доблесть» II степени и «За мужество».  В начале года, по данным Минобороны ЛНР, в его подчинении было 1176 бойцов.

Правда, украинский волонтер, координатор проекта «СтопТерор» Семен Кабакаев утверждал, что в казачьих владениях назревал бунт. «Введен сухой закон и началось запугивание местных жителей, что готовится обстрел со стороны ВСУ. Запустили слухи, что в городе действует диверсионно-разведывательная группа украинских военных, которая пыталась подорвать первомайский мост», - сообщил он. Также волонтер, находящийся вообще-то далеко от линии разграничения, говорил, что «кураторы - кадровые офицеры из Москвы - пытаются сдержать казаков от бунта и похода на Плотницкого».

Источники же в правоохранительных органах ЛНР сообщили корреспонденту «Росбалта», что в Первомайск и Стаханов действительно были отправлены представители полиции, Народной милиции, прокуратуры и МГБ. Сделано это было, по их словам, чтобы не позволить «горячим головам что-нибудь натворить". Но что касается возможного "бунта", то тут оценка ситуации, данная украинским волонтером, как считают они, вряд ли справедлива - она далеко не так горяча. К слову, "сухой закон" в Первомайске и Стаханове действует еще с прошлого года, так что подогреть недовольство местного населения он уже явно не мог.

Пока же по факту преступления возбуждено уголовное дело по статье «Умышленное убийство двух и более лиц». Сегодня в Генпрокуратуре ЛНР уже говорят о том, что рассматривают все возможные версии: украинские диверсанты, сведение личных счетов, чье-то желание занять место Дремова и даже "неосторожное обращение с оружием".

Анна Громова, Луганск