Русские в Грузии: Доживем и здесь

Русские в Грузии: Доживем и здесь

После распада СССР количество проживающих в Грузии русских сократилось почти в шесть раз. Но не все, кто уехал в Россию, чувствуют себя комфортно. И не все, кто остался, жалеют об этом.


После распада СССР количество проживающих в Грузии русских сократилось почти в шесть раз: лозунг «Грузия для грузин!» на заре независимости республики сделал свое дело. Но не все, кто уехал в Россию, чувствуют себя комфортно. И не все, кто остался, жалеют об этом.
 
Яд местечкового национализма при президентстве Звиада Гамсахурдия изгнал из многонациональной и традиционно этнически толерантной страны не только русских, но и представителей многих других национальностей. Уехали, причем в большом количестве, и грузины. И хоть волна агрессивного национализма (благо, обошлось без русских погромов) довольно быстро пошла на убыль, люди продолжали уезжать – уже по причине разрухи, бедности, социально-экономических тягот.
 
До распада СССР русские составляли 6,3 процента населения Грузии, а по переписи 2002 года их осталось всего полтора процента, то есть 68 тысяч человек. Впрочем, массовый исход русских характерен для всех новых суверенных государств: в 1991 году в них проживало 24 миллиона человек, а к 2010 году в странах СНГ и Балтии осталось 10 миллионов. Люди уезжали, в основном, на историческую родину, где их особо никто не ждал: Россия, создавая СНГ, не позаботилась о безопасности и интересах русских в бывших союзных республиках, не говоря уже о создании благоприятных условий для их переезда в РФ.
 
Так что не все, кто уехал из Грузии, сейчас довольны своим решением. Но, скорее, не по меркантильным соображениям (в России заработки гораздо выше), а из-за ностальгии по хорошим традициям, человеческому теплу и чувству «локтя», которое всегда было в Грузии, и которое сейчас идет на спад. А те, кто остался, в особенности в Тбилиси, вероятно, уже никогда не уедут: одним не на что, другим – незачем: трудно рвать узы, связывающие их с этим городом, людьми и укладом жизни. Главной проблемой для многих является финансовая, но материальная сторона жизни волнует в Грузии не только русских, а большинство населения страны.
 
На национализм этнические русские в Грузии давно не жалуются: уж в чем нельзя отказать президенту Саакашвили, так это в его толерантности, которую он охотно пропагандирует и утверждает едва ли не в каждом своем публичном выступлении, а в народ он ходит часто и охотно. То есть национализм стал в Грузии весьма позорным явлением, осуждаемым и искореняемым сверху, хотя косный ум в низах имеет место быть и этническую политику властей не всегда приветствует.
 
Впрочем, тот же Саакашвили, грузинские политики и немалая часть населения охотно ругают власти России, подчеркивая при этом, что о собственно русских речь не идет. В Грузии их принимают прекрасно, а туризм из России растет с каждым годом. Равно как в стране, при отсутствии дипломатических отношений с РФ, процветает российский капитал – в энергетике, банковском секторе, сфере коммуникаций, и т.д.
 
Примечательно, что за последние пять с половиной лет агрессия в отношении русских могла вспыхнуть в Грузии неоднократно – хотя бы после массовой депортации грузин из РФ в 2006 году и после августовской войны 2008 года. Но, к счастью, этого не произошло. Однако резкое ухудшение грузино-российских межгосударственных отношений отразилось на традиционном интересе грузин к русскому языку и культуре, на уровне востребованности русского языка в целом. Понятно, что к этому приложили руку и власти Грузии.
 
Сегодня все меньше грузин изучают русский язык, хотя из обихода разных слоев населения возраста старше тинейджерского он не исчез. Более того, в Грузии отмечается высокий спрос на нянь русской национальности, на детские сады с преподаванием русского, а в некоторых офисах востребованы сотрудники, прилично владеющие русским. Но русский язык последовательно вытесняет английский как международный: более тысячи англоязычных педагогов преподают его едва ли не во всех грузинских сельских школах. То есть английский стал языком обязательным, а русский и другие иностранные языки можно изучать по желанию.
 
В понижении интереса к русскому языку и культуре во многом повинны власти России. Во-первых, они давно уже закрыли свою границу для рядовых граждан Грузии, в то время как для российских граждан Тбилиси границу не закрывал. Народы, которых объединяет общая православная вера и более чем двухвековая история тесных взаимоотношений, теперь разобщены еще и искусственно: грузины не могут навестить своих российских друзей и родственников, учиться и легально работать в России, зато они свободно ездят в соседнюю Турцию, которая, кстати, заняв место России, стала главным внешнеэкономическим партнером Грузии. Так что неудивительно, что сейчас в Грузии молодежь предпочитает изучать турецкий, а не русский. Ее интерес к России ограничивается российской поп-музыкой, но и он постепенно спадает.
 
Закрываются и русские школы – спрос на них сейчас минимальный, хотя в советское время отдавать грузинских детей в русскую школу считалось хорошим тоном: многие старались дать своим чадам считавшееся престижным российское высшее образование. В сильном сокращении количества русских школ нельзя винить только власти: грузинский язык в стране - государственный, и понятно, что без его хорошего знания устроиться на приличную работу просто невозможно.
 
Однако говорить о полной изоляции Грузии от России и всего русского не приходится: грузинские режиссеры продолжают ставить спектакли на российских сценах, российские деятели культуры приезжают в Тбилиси, в Грузии продолжает функционировать русский драматический театр, активно работает российский культурный центр; в крайне малом количестве, но все же издаются газеты и журналы на русском языке. Исключительно на русском вещают два телеканала, много и откровенно критикующих российскую власть. В магазинах и на книжных развалах продается художественная и прочая литература на русском языке, а по радио звучат русские песни.
 
Хотя был период, когда в Тбилиси усиленно поговаривали, что власти неофициально распорядились запретить в ресторанах исполнение песен на русском языке – будто бы за это даже штрафовали. Эта информация, вызвавшая много шума, на официальном уровне не подтвердилась, а русские песни сейчас звучат везде, где на них есть спрос.
 
Словом, русских в Грузии не обижают, и покидать страну у них сейчас есть только один резон – приличный заработок и лучшие, чем грузинские, коммунально-бытовые условия. Но если раньше, после распада СССР, русские ехали или подумывали ехать в Россию, теперь историческая родина мало кого привлекает. «Уж если ехать – так на Запад, а нет – так доживем и здесь, дома», - говорят они.
 
Ирина Джорбенадзе