Крутой поворот на Днестре

Официальным представителем Приднестровья в России назначен убежденный противник его государственности и сторонник поглощения республики Молдовой. Российским солдатам и бизнесу пора готовиться к эвакуации?


© Рен-ТВ

Официальным представителем Приднестровья в России назначен убежденный противник его государственности и сторонник поглощения республики Молдовой. Российским солдатам и бизнесу пора готовиться к эвакуации?

Приднестровье вот уже 22 года находится в крайне сложной внешнеполитической ситуации. В отличие от Южной Осетии и Абхазии Приднестровской Молдавской Республике не удалось добиться от Российской Федерации или каких-либо иных государств международного признания. Официальный Кишинев остается на унитарных позициях и максимум, что предлагает приднестровской стороне, – это так называемую «широкую автономию». То есть практически ничего. Добавим к этому приход к власти в Молдове в 2009 году правых, в том числе откровенно прорумынских сил в лице Альянса за европейскую интеграцию, а также избрание 16 марта 2012 года президентом РМ Николае Тимофти – умеренного униониста. Учитывая все это, успехи ПМР в огромной мере зависят от искусства дипломатии.

Ключевая должность

На первом месте для Тирасполя, безусловно, находятся отношения с Россией – военно-политическим союзником ПМР. Российские войска помогают обеспечивать Приднестровью физическую безопасность. Российский газ питает вены приднестровской экономики и квартиры жителей республики. Российская дипломатия с 1990 года вносит огромный вклад в недопущение уничтожения приднестровской государственности. Российский бизнес занимает прочные позиции в приднестровской экономике, в том числе на предприятиях «оборонки».

Ясно, что в укреплении и развитии приднестровско-российских отношений неоценимую роль играет фигура посла ПМР в РФ. Я не оговорился. Да, ПМР официально, как мы уже отмечали, не признана Москвой. Но фактически отношения есть, и они прямые. А это означает, что для обеспечения приднестровских государственных интересов в Белокаменной должен находиться и тот, кто эти интересы должен проводить в жизнь. Такая штатная единица у приднестровцев имеется. Называется она не посол, но специальный представитель президента ПМР в Российской Федерации. Казалось бы, все ясно. Но вот тут-то и поджидает нас первое недоумение.

Каким должен быть посол государства непризнанного, чье существование постоянно находится под угрозой в государстве признанном – главном союзнике того, кто борется за признание? Это должен быть искуснейший дипломат, умеющий находить общий язык со всеми без исключения политическими силами России. Это должен быть стратег, четко понимающий как перспективу развития внутрироссийской и международной ситуации, так и генеральную линию своей страны в отношениях с РФ, саму цель своей работы в Москве – конечное признание Россией приднестровской независимости. Это должен быть патриот, для которого государственность ПМР – святое дело, не подлежащее ни малейшему сомнению. Это должен быть аналитик, отрешившийся от внутриполитических противоречий в самой ПМР, ибо дипломат не вправе участвовать во внутренних «разборках».

Наоборот, он в стране пребывания должен олицетворять стабильность государства, которое направило его на работу, показывать свою отстраненность от «разборок», доказывать, что все это мелочи, а вот государственные интересы ПМР – это важно, это приоритетно и неоспоримо.
В нашей истории все вышло совершенно по-другому.

Враг государства

25 декабря 2011 года в ПМР прошел второй тур президентских выборов, а 30 декабря в Тираспольском театре драмы и комедии состоялась церемония инаугурации избранного президента Евгения Шевчука. Как и водится в подобных случаях повсюду, старая команда начала заменяться на новую. Это коснулось как внутренних назначений, так и внешней политики.

Эксперты гадали: кто станет представлять интересы ПМР в России? Дело в том, что от команды ушедшего президента Игоря Смирнова такого представителя уже не было, а Верховный Совет обладает своим представительством во главе с экс-парламентарием Ольгой Гукаленко. Но ВС – это не исполнительная власть. Не президент и не МИД. Потому вопрос оставался открытым.

То, что случилось дальше, многих повергло в шок.

25 января 2012 года указом президента ПМР гражданство республике было предоставлено генерал-майору запаса Моне Михайловичу Бергману, бывшему военному коменданту Тирасполя и ПМР. Вышеуказанные имя и отчество сего нового гражданина республике на Днестре были даны в указе именно в таком виде. Но знали его всегда как Михаила Михайловича. В том числе когда оный генерал, а в 1992 году полковник, как раз и комендантствовал в Тирасполе во время молдавско-приднестровской войны, призывая соотечественников со страниц прессы ПМР к «дисциплине высшего предела». Будучи одним из близких к командующему 14-й общевойсковой гвардейской армии РФ генералу Александру Лебедю офицеров, он позднее вместе с ним конфликтовал с тогдашним руководством Приднестровья и, прежде всего, с президентом Игорем Смирновым и министром государственной безопасности генералом Владимиром Антюфеевым. Теперь он при каждом удобном и неудобном случае разоблачает «смирновско-антюфеевскую мафию».

После отставки в 1995 году генерала Лебедя с поста командарма-14 закатилась и звезда полковника Бергмана. Его пытались сместить с поста тираспольского коменданта, он судился с министрами обороны России, даже выигрывал процессы, но уйти все равно пришлось. Все эти конфликты и суды – тема отдельного разговора. Суть в том, что уволенный остался в команде Лебедя и работал с генералом в Красноярске, где Александр Иванович в 1998-2002 годах губернаторствовал. Когда же Лебедь погиб в авиакатастрофе, Бергмана принял на службу брат покойного – тоже десантник Алексей Лебедь, возглавлявший правительство Хакасии. Берман возглавил представительство Хакасии в Москве, но затем он ушел с этой должности. Для пущей беспристрастности и эту тему не будем обсуждать, не обладая необходимыми фактами и документами, – нас интересует лишь ситуация, связанная с ПМР и интересами России на Днестре.

Много лет о Бергмане в Приднестровье особо слышно не было. Лишь иногда разражался он «незлым тихим словом» в адрес приднестровских лидеров в СМИ. В свет выходили, правда, его книги, о которых речь тоже впереди, но и только. Зато 25 января 2012 года он обрел гражданство ПМР, а 6 марта взял реванш – указом Евгения Шевчука был назначен специальным представителем президента ПМР в Российской Федерации.

Кому доверили важнейшую должность?

Этот указ долгое время не публиковался, хотя в ПМР, как и во всех демократических странах, практики секретных указов и постановлений не существует. К военной тайне кандидатура де-факто посла в России тоже не относится. Почему указ не решались опубликовать, гадать не будем. Но если опираться строго на факты – только из-за взглядов самого Бергмана на государственность ПМР.

Если опираться на его публично обнародованные взгляды – напрашивается неутешительная версия: должность посла ПМР в РФ доверена убежденному противнику этой самой государственности; человеку, выступающему за восстановление унитарной Молдовы в границах бывшей МССР; считающему, что ПМР несет идеи «сепаратизма». Этот человек по неизвестным причинам получил не только доступ на государственную службу, но и наверняка к государственным секретам республики, независимость которой он, как мы увидим ниже, как минимум не отстаивает.

Возмущение общественности сыграло свою роль в обнародовании документа о назначении Бергмана послом. МИД ПМР, осознавая щекотливость ситуации, вначале дипломатично, как и положено данному ведомству, признало, что Бергман «назначен на должность в администрацию президента ПМР», не указывая конкретную должность. А затем отмежевалось от высказываний Бергмана на молдавском телеканале PUBLIKA TV, прозвучавших 11 марта, то есть после его назначения 6 марта спецпредом. А там он много чего наговорил. Главная мысль – ПМР могла бы стать автономией в составе РМ.

В ПМР последовал шквал возмущения. МИД ПМР заявил: «Озвученное интервью является частным мнением г-на Бергмана и не отражает официальную позицию государственной власти ПМР». При этом его почему-то не отставили немедленно от службы, хотя это было бы в данном случае естественной реакцией. А между тем поводов для увольнения более чем достаточно.

Удар в спину

7 ноября 2011 года в интервью «Комсомолке» под названием «Комендантский час» Михаил Бергман поддержал точку зрения, что российская криминальная революция начала 90-х делалась оружием из Приднестровья. Это был удар в спину собственному родному краю, потому что именно в таком духе высказываются самые радикальные прорумынские националисты.

Это высказывание не случайно. Оно вполне вписывается в систему взглядов экс-коменданта. Так, в 2004 году тиражом в 10 тыс. экземпляров вышла его книга о генерале Лебеде «Вождь в чужой стае». В ней, забыв о том, что рукописи не горят, Бергман раскрылся полностью и проявил солидарность с противниками государства, чьи интересы он вроде бы должен представлять в Москве. Вот что он пишет о начале войны 1992 года: «1 марта спецслужбами Приднестровья был убит начальник милиции города Дубоссары майор И.Сипченко. Выехав по ложному вызову, он попал в засаду, и машину его расстреляли из нескольких стволов. Понятно, что это была кровавая провокация спецслужб Приднестровья». Доказательств у него нет. Но именно так трактуют начало войны в Кишиневе и Бухаресте. Голос российского генерала запаса уверенно звучит в этом хоре врагов России.

И песня его на этом только начинается. Попутно Михаил Михайлович возлагает на приднестровскую сторону ответственность за такие факты того времени, как обстрел «скорой помощи» с роженицей в марте 1992 года в районе Григориополя, подрывы линии электропередачи (ЛЭП) в зоне конфликта и, разумеется, начало боя в Бендерах, а именно: начало перестрелки у городской типографии 19 июня 1992 года. Не сомневайтесь, убеждает он, «машину с роженицей расстреляли приднестровские чекисты».

Это полный набор официальной пропаганды Кишинева и Бухареста с тех дней. Он не меняется, что естественно для стороны, ведущей с Тирасполем пропагандистско-информационное противоборство. Но ситуация, когда эти же аргументы, да еще не подкрепленные доказательствами, подхватывает фактически доверенное лицо президента ПМР, исполняющее функции посла по особым поручениям в России, согласитесь, попахивает маразмом.

Руками России - в интересах Румынии

В интервью на молдавском телеканале Бергман также сказал, что на защиту ПМР «хлынули люди с очень плохим прошлым», «судимые», «пришлые». И это – из кишиневских пропагандистских арсеналов 20-летней давности. В своем телевыступлении представитель президента ПМР уговаривал кишиневских политиков поскорее избрать «твердую власть», а избранным бить челом, писать в Москву: лишь бы «не приостановили дело» в отношении прежних лидеров ПМР.

Он, Бергман, на месте будущего молдавского президента «из Москвы бы и не выезжал», умел бы разговаривать «с Москвой, ООН, руководителями в Приднестровье». И вот президент РМ 16 марта избран: им стал сторонник сближения с Румынией Николае Тимофти. Именно он, по логике Бергмана, должен, не выезжая из Москвы, сделать все, лишь бы руками России прижучить бывших руководителей ПМР, которые возглавляли республику на этапе ее создания, защиты и становления. Оно и понятно: экс-комендант считает, судя по телевыступлению, что Молдова «должна быть единой и неделимой».

Он также подверг критике покойного премьера России Виктора Черномырдина за Одесский протокол 1998 года, согласно которому ПМР должна была получить половину российских вооружений, хранившихся на складах в Колбасне (Приднестровье). Бергман радуется, что ПМР эти средства защиты не получила. Как хорошо, что, среди прочего, Молдова подала протест, и «к счастью, Одесский протокол был отменен Страсбургским судом» (стр. 204).

Чьи же интересы Бергман отстаивает в Москве? Судите сами. Важная деталь - его интервью на PUBLIKA TV, где он рассуждал о защитниках ПМР и российской политике на Днестре, шло под неподвижные титры: «Преступники под защитой русских».

Музыкант играет, как умеет

Возмущение приднестровской общественности нарастало. От Бергмана, вероятно, потребовали как-то замаскировать свои взгляды. И он попытался это сделать. Вышло, правда, топорно, но «музыкант играет, как умеет».

«Я являюсь последовательным сторонником признания воли народа, если таковая выражена на референдуме или в ходе выборов, - сменил риторику бывший комендант. - Народ Приднестровья сделал свой выбор в пользу республики, смог отстоять свою независимость, и я, будучи частью этого народа, коренным тираспольчанином, разделяю эту позицию… Приднестровье превратилось в реальное государство с выросшим в нем новым поколением людей, никогда не живших в составе советской Молдавии. Все это дает основания говорить о Приднестровье как о состоявшейся республике».

Прозвучало хорошо, но за сердце взять никого не успело. Дело в том, что в книге «Вождь в чужой стае» Бергман наговорил столь много всякого, что дух захватывает. При этом круг его геополитических интересов Приднестровьем не ограничивается. Так, он возмущается, что российские военные вооружали Аджарию во времена правления отрицавшего националистическую политику Тбилиси Аслана Абашидзе: «Уголовные дела в отношении генералов были прекращены за отсутствием состава преступления. И все же преступление (а как еще назвать передачу армейского оружия гражданским лицам!) было совершено. Почему же за него никто не ответил?».

Так на чьей же стороне новый представитель Приднестровья в России Михаил Бергман?

Он - в одном строю с Михаилом Саакашвили в битве с пророссийским «сепаратизмом». Ключевая цитата из его книги: «Иначе как «экспортом революции» действия руководителей ПМР, посылавших своих спецназовцев воевать в Абхазию против правительственных войск Грузии, и не назовешь. Для чего руководителям ПМР была нужна поддержка абхазских сепаратистов? Все очень просто. Представьте, что существует только одно непризнанное образование – ПМР. Ясное дело, что никто из руководителей суверенных государств никаких дел иметь с ним не будет, это не государство. А теперь представьте, что таких непризнанных образований два, десять, сто!... Что население этих новообразований сто тысяч, миллион, десять миллионов человек!... Тут поневоле международное сообщество начнет создавать какие-то правовые нормы, проявлять дипломатические подходы, ведь нельзя игнорировать десятки миллионов людей, целые народы! Вот и поддерживают друг друга эти мятежные «республики». И в других государствах пытаются создать свои аналоги, экспортируя страшные по своим последствиям идеи сепаратизма» (стр.172).

Этого достаточно, чтобы сделать выводы. Место приднестровского посла в России занял человек, который борется не только против политики ПМР, направленной на международное признание, но и против политики самой России, признавшей в конечном счете Южную Осетию и Абхазию. А поддерживает он этими словами Михаила Саакашвили, ибо книга вышла в 2004 году, когда последний уже был у власти в Тбилиси.

Кто-то может сказать, что, наверное, генерал оговорился, что он вовсе так не думает. И Михаил Бергман решил снять все сомнения: «Удивляла и удивляет позиция грузинских властей, не реагирующих должным образом на то, что на территории Грузии (выделено мною – А.С.) фактически создан и действует полигон для натаскивания спецподразделений и тергрупп многих стран СНГ и дальнего зарубежья, а также боевиков различных криминальных структур» (стр. 172).  

Михаил Саакашвили Михаила Бергмана явно услышал и на «сигнал» должным образом отреагировал. Правда, случилось это позже – в августе 2008-го.

Ось Бухарест - Тбилиси, или Как лучше сдать ПМР

Новый посол Приднестровья в России не просто отрицает идею приднестровской государственности. Он с нею активно борется. Он хвалит политиков, которые «осознали истинную роль самопровозглашенной ПМР как дестабилизирующего фактора в жизни не только этого региона, но целого ряда стран (России, Молдовы, Украины, Румынии, Грузии)» (стр. 263).

Это, во-первых, призыв к России и Украине сдать ПМР. Во-вторых, де-факто призыв образовать ось Бухарест - Тбилиси для борьбы с собственным родным краем.

Попутно он обстреливает собственных сослуживцев, которые встали в 1992 году на защиту ПМР: «Дислоцирующийся в Парканах инженерно-саперный батальон… перешел на сторону ПМР. Ни тогда, ни сейчас руководство 14-й армии, ни Министерство обороны России, ни военная прокуратура РФ никак не отреагировали на это воинское преступление. Именно преступление… У ПМР появился целый батальон перебежчиков» (стр. 51). «Приватизация» властями Молдовы оружия Советской армии в те же времена его, видимо, волнует куда меньше.

Сказано не просто так. Сама ПМР, на службу которой наш герой проник недавно, создана, с его точки зрения, незаконно: «Хотелось бы услышать ответ лидера ПМР (это он про прежнего президента ПМР Игоря Смирнова – А.С.): кто вселил в него уверенность, что международные правовые и судебные инстанции не привлекут лично его к ответственности за незаконные с точки зрения международного права действия?!» (стр. 67).

Плинтус для генерала

Дальше как будто падать некуда – плинтус видится на недосягаемой высоте. Но нет предела для дерзких. Бергман обрушивается в ярости на лидеров России, Украины и Молдовы за то, что они «не назвали вещи своими именами, то есть не назвали президента ПМР нарушителем международного права со всеми вытекающими отсюда последствиями и не привлекли его и членов его команды к ответственности» (стр. 131).

И продолжает: «А кому нужна была и по сей день нужна непризнанная республика, окруженная вполне законными государствами? Попробуем перечислить всех заинтересованных в существовании незаконной ПМР. Во-первых, это Игорь Смирнов и его команда; во-вторых, некоторые спецслужбы, которые до сих пор официально не отреагировали на сам факт работы в ПМР своих сотрудников, а, значит, у этих ведомств есть в непризнанной республике свои интересы, не обязательно государственные (это бы ладно!), но и личные, меркантильные; в-третьих, некоторые политические деятели, для которых возня вокруг непризнанной республики является очередной и неплохой возможностью набрать очки у избирателей; в-четвертых, «деловые люди», которые имеют возможность здесь отмывать деньги, покупать и продавать оружие, технику» (стр.131).

Это слово в слово то, что излагают кишиневские и бухарестские пропагандисты. Как говорил Жорж Милославский в фильме «Иван Васильевич меняет профессию»: «Хорошо излагает, собака!». Хотя даже европейская миссия EUBAM на границе Приднестровья с Украиной подтвердила, что никакой контрабанды оружия из ПМР нет. А наш герой и в 2012 году не раскаялся в ошибочности своих взглядов.

К тому же он и впрямь изображает из себя дипломата. Намекает деликатно: удерживаться президенту ПМР в «незаконном государственном образовании» помогали, оказывается, «крупные силы». Какую же страну имел в виду бывший комендант? Непохоже, чтобы Румынию. Вроде бы, она президенту ПМР не помогала. Тогда какую?

Пилот Бергман к вылету готов

Ситуация такова, что Бергман или те, кто за ним стоит, играют более сложную игру, чем ту, что видна на поверхности. Ибо интерес проявляет экс-комендант и к Ближнему Востоку. Что там творится, известно: Россия прилагает усилия, чтобы не полыхнула война в Иране, и чтобы не напали на Сирию. Старается при этом координировать свои усилия с Китаем. Но у российского генерала Бергмана и тут своя позиция.

Будучи в Израиле, он на страницах тамошней русскоязычной газеты «Миг» высказывает весьма экзотическое видение ситуации в мире: «Китай заслуживает особого внимания, потому что это страна, которая обладает огромным потенциалом ядерного оружия, огромным ресурсом людей, и это страна, которая помогает Ирану. Я расскажу, что такое Иран, что к власти там пришел второй Гитлер, и о том, что может произойти, если Россия окажется втянутой в войну… Это страшная угроза. За всем тем, что происходит сейчас в мусульманском мире, стоит Иран. Я вижу это как человек военный. То, что мы схлестнемся с Китаем, это тоже всем ясно. У них уже под 2 миллиарда населения. Им жить негде. Если Россия окажется втянутой в противостояние с Китаем, американцы будут на нашей стороне. А если в это время поднимется мусульманский мир, то Израилю придется нелегко, потому что Америка и Россия не смогут воевать на два фронта».

И далее: «Нужно принять меры, договориться, объединиться, объявить Ирану мораторий на ввоз-вывоз оружия. Израиль упустил момент: еще пять лет назад нужно было разбомбить все их реакторы. Если бы я был президентом Израиля, то сделал бы это, не спрашивая ни у кого разрешения. А теперь видите, что происходит. Египтяне, по результатам опросов, хотят расторгнуть мир с Израилем, президент Асад вооружается».

Иными словами, новый посол Приднестровья в России, по сути, провоцирует войну России против Китая и исламского мира в союзе с Израилем и США. При этом для чего России такое счастье – не объясняет. А вот с чьего голоса он поет, догадается всякий интересующийся политикой человек.

Интересы России под угрозой

Очевидно, что нападки экс-коменданта на бывшее руководство Приднестровья – только ширма. На самом деле речь идет о дискредитации самой идеи создания и существования ПМР под прикрытием домыслов, будто приднестровское государство создавалось и отстаивало свои интересы «незаконно», с помощью «провокаций» и «лжи». Такая тактика призвана подвести к мысли, что необходимо исправить эти «ошибки» и восстановить унитарную Молдову.

Нельзя исключать, что за внедрением Михаила Бергмана на пост фактического посла ПМР в России стоят силы, которые стремятся коренным образом изменить обстановку на юго-западе бывшего СССР. А именно: навязать руководству ПМР отказ от прежней политики и принятие условий официального Кишинева по урегулированию конфликта на унитарной основе в рамках так называемой «широкой автономии».

Такой поворот дел мог бы привести к фактическому исчезновению приднестровской государственности. Россия утратила бы свои позиции и в ПМР, и в Молдове. Ей пришлось бы вывести войска с берегов Днестра, а позиции российского бизнеса в Приднестровье (в частности, в деле приватизации по приднестровским законам предприятий ПМР) оказались бы под угрозой. Уязвимее оказалась бы Украина, ибо Румыния активнее сближалась бы с Молдовой, взявшей под контроль находящееся недалеко от Одессы Приднестровье. И, наконец, Бухарест мог бы поставить вопрос об интеграции с суверенной и «реинтегрированной» Молдовой в любых формах, в том числе – и в форме объединения.

Андрей Сафонов
 

Самые интересные статьи «Росбалта» читайте на нашем канале в Telegram.