Грузия еще не в НАТО, но НАТО уже в Грузии

На саммите в Чикаго вряд ли назовут дату вступления Грузии в Североатлантический Альянс. Но подготовка к войне с Ираном и обострение транзитного конфликта на Каспии вернули Южный Кавказ в высшую лигу мировой политики. Поэтому возможно всякое.

На саммите в Чикаго вряд ли будет названа дата вступаления Грузии в Североатлантический Альянс. Но подготовка к войне с Ираном и обострение транзитного конфликта на Каспии вернули Южный Кавказ в высшую лигу мировой политики. Поэтому нельзя исключать ничего.

Саммит НАТО состоится в Чикаго в мае текущего года. Предварительно влиятельный американский сенатор-республиканец Ричард Лугар инициировал законопроект о расширении Североатлантического альянса за счет Грузии и нескольких балканских государств.

А до этого руководство НАТО и США в очередной раз подтвердили решение Бухарестского саммита: Грузия непременно вступит в блок, надо только «дожать» несколько внутренних вопросов. Генсек альянса Андерс Фог Расмуссен даже заявил, что «Грузия никогда не находилась так близко к НАТО, как сейчас».

Кроме того, НАТО постоянно подчеркивает свою благодарность Грузии за ее участие в операциях в Афганистане: из стран, не входящих в альянс, Грузия представлена там самым большим и хорошо обученным американцами  миротворческим контингентом, что тоже не будет сброшено со счетов в контексте перспектив ее вступления в блок.

Немаловажным для членства Грузии в НАТО является и то, что в конце прошлого года она получила статус страны-аспиранта альянса. По пояснению грузинского правительства, «это специфический термин», означающий, что страна получила «инструменты для вступления в НАТО», которыми располагают Македония, Черногория, Босния и Герцеговина. Напомним, последним предоставлен план действий по членству в НАТО (МАР), который Грузии получить не удалось.

Считается, что предоставление Грузии МАР сорвалось из-за нежелания некоторых государств «старой Европы»  обострять отношения с Россией, а также в силу внутригрузинских проблем, включая конфликты с Абхазией и Южной Осетией. То есть, не все государства альянса жаждут раскрыть «зонтик» над Грузией в случае очередного обострения ее отношений с отколовшимися территориями, а значит, и с Россией. 

Между тем в самой Грузии мало кто сомневается, что только НАТО способно отвести от нее угрозу нового военного столкновения с Россией и гарантировать сохранение нынешнего вектора развития. Соответственно, власти Грузии спешат со вступлением в альянс. В этом деле им помогают лоббисты – США и бывшие государства Варшавского договора. Но совершенно очевидно, что их усилий в этом деле недостаточно: «старая Европа» пока неумолима.

В России также не перестают тревожиться по поводу перспективного расширения границ альянса до Южного Кавказа. «Сейчас по-прежнему НАТОвские партнеры в своих документах упоминают Грузию среди аспирантов так называемых , - заявил на в рамках заседания совета Россия-НАТО глава российского МИД Сергей Лавров. - У нас это вызывает недоумение и, честно говоря, настороженность, потому что процесс ремилитаризации Грузии после войны 2008 года идет очень быстро».

Кроме того, поведал Лавров, «президент Саакашвили, когда побывал в Вашингтоне, заявил, что он добился полного восстановления военных поставок, обещания обязательно быть принятым в НАТО». И, хотя, отметил российский министр, Саакашвили «любит интерпретировать, у нас это все вызывает тревогу, так как мы не хотим очередной дестабилизации на Южном Кавказе из-за очередной авантюры этого человека».

То, что Грузия продолжает оставаться яблоком раздора между Россией и НАТО, в тот же день подтвердил и генсек альянса Андерс Фог Расмуссен. «У нас сохраняются принципиальные расхождения – одним из таких вопросов является Грузия. НАТО поддерживает суверенитет и территориальную целостность Грузии в рамках международно-признанных границ», - сказал он.

Впрочем, искренность опасений Москвы по поводу приема Грузии в НАТО – как и вообще всей антизападной риторики Кремля - многие подвергают сомнению в свете заявлений о создании базы альянса в Ульяновске.

Как бы там ни было, не только Грузия, но и весь Южный Кавказ остаются в центре внимания НАТО – недаром спецпредставитель генсека альянса по вопросам Южного Кавказа и Центральной Азии Джеймс Аппатурай посетил незадолго до саммита в Чикаго не только Тбилиси, но Ереван и Баку. Как отметил эксперт по Кавказу Сергей Маркедонов, после некоторого забвения Южный Кавказ вернулся в «высшую лигу мировой политики» и стал рассматриваться в качестве новой границы НАТО и всей структуры европейской безопасности.

Это, однако, не означает, что Армения и Азербайджан так же стремятся вступить в НАТО, как соседняя Грузия. Однако оба эти государства достаточно плотно сотрудничают с НАТО. В частности, через Азербайджан проходит почти треть всех грузов НАТО. А Ереван охотно сотрудничает с альянсом в рамках программы «Партнерство во имя мира». Как бы то ни было, а факт налицо: НАТО уже в Грузии, а, значит, на Южном Кавказе. Новая ступень близости – видимой или реальной - определится, вероятно, на Чикагском саммите.

Для Грузии идеальным вариантом стало бы предоставление ей МАР, но у многих экспертов такая возможность вызывает серьезные сомнения – в первую очередь, в связи с фактором России, которая, как говорят, влияет в этом вопросе как минимум на Германию и Францию.

Так что альянсу придется попотеть с новой, причем, письменной и публичной формулировкой, усиливающей, с одной стороны, интеграцию с Грузией, а с другой – не слишком раздражающей Москву, в интересы которой входит вечное грузинское аспиранство.

«Мы ожидаем, что все те устные заявления, которые мы слышали раньше, будут перенесены на бумагу и зафиксированы на законной основе», - сказал спикер парламента Грузии Давид Бакрадзе.

Ирина Джорбенадзе