Отличаются ли румыны от молдаван?

Унионисты Молдовы обосновывают необходимость присоединения к Румынии, заявляя, что молдавского народа не существует. По их словам, от Бухареста до Черновцов живет «единая румынская нация». Но так ли это?

Ленивому и нелюбопытному московскому обывателю ничего не стоит за глаза назвать молдавского строителя, плохо положившего плитку, «румыном». Спроси его, почему он так сказал, и он недоуменно пожмет плечами: «Ну а в чем разница-то?». В самом деле, а в чем?

Вопрос на самом деле далеко не праздный. Для начала напомним, что в Молдове на деньги ЕС уже 25 лет ведется жесткая кампания в пользу поглощения этой страны Румынией. В унионистские партии, общественные организации и СМИ Молдовы вкладываются серьезные деньги. Для молдавских студентов в Румынии создаются ежегодные квоты на несколько тысяч человек. Практически всем желающим в Молдове раздаются румынские паспорта. Звучат заявления, что у румын и молдаван "общие" язык, культура и судьба.

Цель этой кампании – заставить молдаван сменить самоназвание и внутреннюю идентичность. Тем не менее, молдаване почти поголовно высказываются против отказа от национальной государственности и «воссоединения» с румынами. Значит есть нечто, что мешает молдаванам признать себя таковыми. Что именно? Прежде всего, история.

Освободили, но не всех

Молдавское княжество возникло в 1359 году, когда ни Румынии, ни понятия «румын» еще в помине не было. На месте нынешней Румынии находилось княжество Валахия, созданное также в XIV столетии. Тогда так и говорили: в Молдавии живут молдаване, в Валахии – валахи.

Оба княжества почитали себя родственными, что, впрочем, не мешало правителям Валахии (вместе с турками, захватившими ее в 1415 году), воевать против  молдавских братьев по крови и вере. За это молдавский господарь Штефан чел Маре в 1473 году предал Бухарест огню и мечу. 

В 1812 году после очередной русско-турецкой войны молдаване и валахи обратились к Российской империи с просьбой избавить их от господства османов. Но перед столкновением с Наполеоном Россия смогла вырвать из рук Турции лишь часть Молдавии – Бессарабию, междуречье Прута и Днестра. За Прутом осталось усеченное Молдавское княжество со столицей в Яссах.

В Бессарабии на 106 лет воцарился мир, а «запрутское» Молдавское княжество, лишенное части территории и населения, ослабло. Поэтому, когда зашла речь об объединении Молдавии и Валахии, Бухарест стал играть первую скрипку, а Яссы - вторую.

В 1859 году это объединение свершилось. Возникла Румыния и определение «румын» применительно к народу нового государства. При этом значительная часть жителей бывшего Молдавского княжества продолжает и сегодня считать себя молдаванами. Что же до Бессарабии, то там весь XIX и начало XX века никто в румыны записываться не спешил. О Приднестровье в этом контексте вообще речи не было.

 Слово и буква

Идентичны ли современные молдавский и румынский языки? Среди ученых есть разные мнения на этот счет, но на молдавском говорят уже несколько веков, на румынском – век с небольшим. 

Вот как видел отношения молдаван и валахов в языковой сфере (и не только) господарь Молдавии Дмитрий Кантемир: «Валахи употребляют некоторые слова, молдаванам не известные, которые, однако, в письме опускают, и во всем следуют по стопам молдаван в отношении языка и правописания и этим самым признают, что молдавский язык чище, чем их, хотя открыто заявить об этом их удерживает недоброжелательство, существующее между молдаванами и валахами».

А вот что в 1921 году писала румынским властям группа молдавских крестьян Оргеевского уезда оккупированной румынами Бессарабии: «Что означает слово «волумул»?  Догадываемся, это какая-нибудь брошюра (книжечка). Если угадали, то, пожалуйста, не беспокойтесь опять присылать ее, потому что читать ее некому. Говорим вам снова, если книжица для нас полезная, пишите ее на молдавском или на русском (не шарахайтесь вы от русского языка, как черт от ладана), а не на румынском, потому что о румынском языке представление у нас слабое, не то чтобы еще и понимать его».

С письменностью все гораздо проще – она разная. Хотя так было не всегда: с момента образования Молдавского княжества письменность у молдаван (не путать с валахами) по обе стороны Прута была кириллической, а официальным языком до XVII века – старославянский. Латиница сменила кириллицу к западу от Прута, в Яссах, только после создания Румынии в 1862 году.

Как только Румыния захватила молдавские земли в 1918 и в 1941 годах, она стала искоренять кириллицу под лозунгами о «единой румынской нации» и «общем румынском языке». В 1944 году территории были освобождены, но с распадом СССР политика возобновилась: кириллицу заменили на латиницу, а существование молдавской нации стали отрицать. Это вопрос цивилизационной ориентации: если ставится задача переориентировать бывшую Советскую Молдавию целиком на Запад, клише о «едином румынском языке» и «исконной» латинице становятся весьма важными.

Однако, повторюсь, до сих пор огромное большинство молдаван сохраняет свою идентичность. Что касается Приднестровья, то оно, отвергая в принципе сближение с Румынией и вхождение в геополитическое пространство Запада, сохранило кириллическую графику молдавского языка.

Где проходит фронт

По итогам переписи 2004 года 94% молдаван заявили, что считают себя именно молдаванами, а не румынами. Лидеры правящего в Кишиневе «Альянса за европейскую интеграцию» представляют «подавляющее меньшинство», за которым стоит Бухарест (ситуация, очень похожая на украинскую). «Общность» унионистам нужна, чтобы в нужный момент поставить вопрос о «воссоединении» всех земель, где, по их мнению, проживают румыны.

Посол Румынии в РМ Мариус Лазуркэ публично объявил себя унионистом, а президент Румынии Траян Бэсеску заявил, что рано или поздно Румыния и Молдова все равно объединятся. Президент пояснил и идеологическую основу возможного объединения: «Румыния и Республика Молдова - два независимых и суверенных государства, но в которых живут в основном румыны. Нас объединяет язык, традиции, радости и несчастья, через которые прошли румыны за последние века».

Тем не менее, ни румынские оккупанты в 1918-1940 и 1941-1944 годах, ни их преемники в Кишиневе и Бухаресте пока так и не доказали, что молдавской нации не существует. Фронт борьбы с унионизмом проходит не только по Пруту или Днестру, но и в сердцах самих молдаван. Большинство молдаван отвергает навязываемое им румынское имя. Это во многом срывает замыслы по поглощению Молдовы, Приднестровья, а также украинских Южной Бессарабии и Северной Буковины Румынией.

Андрей Сафонов