Как с цепи сорвались

Как с цепи сорвались

Борьба за раздел Средней Азии принимает все более агрессивные формы. Об этом свидетельствует рост антироссийских выступлений в странах региона. Удастся ли России сохранить влияние хотя бы в двух наиболее лояльных странах - Казахстане и Киргизии?


© Александр Шахназаров

Борьба за раздел Средней Азии принимает все более агрессивные формы. Об этом свидетельствует рост антироссийских выступлений в странах региона, активизация сети западных НПО и рост исламской активности. Удастся ли России сохранить влияние хотя бы в двух наиболее лояльных странах - Казахстане и Киргизии?

Нынешней весной, как будто по заказу и практически одновременно, в Казахстане и Киргизии начались беспрецедентные по активности антироссийские кампании. В Казахстане ее начало ознаменовалось заявлением о необходимости перевода казахской письменности на латиницу, усиления роли казахского языка, свертывания казахско-российского сотрудничества. К этому же ряду событий можно отнести и ультимативное требование от России передать космодром Байконур в полное распоряжение Казахстана. А в конце минувшей недели национал-либеральная оппозиция Казахстана пыталась инициировать плебисцит по выходу Казахстана из Таможенного союза.

«Мы видим кремлевские амбиции по собиранию земель, - заявил общественный деятель Амиржан Косанов. - Нарышкин заявил о едином парламенте. Шувалов говорил о единой валюте. И понятно, где будет этот парламент находиться и что за валюта такая будет. Поэтому есть опасения, что все это будет клоном или плохой копией Советского Союза». Аргументация практически слово в слово совпадает с заявлением бывшего госсекретаря США Хиллари Клинтон о «недопустимости ресоветизации региона».  

Очень похоже развивается ситуация и в соседней Киргизии, где заговорили о разрыве соглашения с Россией о строительстве каскада Нарынских ГЭС и Камбаратинской ГЭС. «Электростанции должны на 100% принадлежать Киргизии», - заявил парламентарий Омурбек Текебаев. Там же, в киргизском парламенте, требуют отказа от давно согласованной продажи «Кыргызгаза» «Газпрому», поскольку это «стратегическая инфраструктура». На минувшей неделе депутат Омурбек Абрахманов  потребовал прекратить вещание российского Первого канала. «Российский бюджет должен оплачивать ретрансляцию Первого канала в КР, - сказал он. – Считаю неэтичным, что за российских олигархов Абрамовича и Ковальчука, владеющих акциями канала, платят небогатые жители Кыргызстана». 

На прошлой неделе «Росбалт» уже писал, что в условиях осознания Россией неспособности присоединить в обозримом будущем всю бывшую советскую Среднюю Азию в регионе наметилось создание двух «клубов по интересам». К одному из них, явно проамериканскому, явно отошел Узбекистан и неявно – Таджикистан. Ко второму – уже входящий в Таможенный союз Казахстан и усиленно туда стремящаяся Киргизия. Об этом свидетельствуют, в частности, значительные финансовые вливания РФ в Киргизии. О том, что на Западе открыто выражают намерение этого не допустить, здесь уже говорилось. Тем не менее вот еще один штрих: учебные пособия и программы обучения киргизскому языку финансирует USAID.

Любопытно, что одна из главных ролей в этом хоре принадлежит президентам Казахстана и Киргизии, которые то и дело блещут в Москве интеграционными улыбками в обмен на деньги. Вот свежайшее заявление президент Алмазбека Атамбаева по поводу русского языка, который на днях было решено полностью изгнать из сферы делопроизводства в КР: "Шум поднимают люди, которые рано или поздно уедут из страны. Для них мы не страна, а временная точка, на которой хотят сделать карьеру». 

Политолог из Бишкека Марс Сариев считает, что причины такой сумятицы надо искать не только в странах региона, но и в самой России. «Часть российской элиты точно такая же, компрадорская, как и в Киргизии и Казахстане, - считает он. – Посмотрите, ведь нет единого, консолидированного, понимания модели интеграции со странами Средней Азии. Значительная часть российской элиты смотрит в Европу, где хранит свои деньги, где имеет недвижимость.  Этот дуализм внутренней ситуации в России сказывается и на проводимой политике. И было бы наивно думать, что элиты стран Средней Азии этой двойственности не замечают».

Такое напряженное отношение среди так называемых «элит» в странах Средней Азии по отношению к экономической и, возможно, политической интеграции лежит еще и в том, что структуры экономики в СА и в России значительно разнятся. «Начиная с 90-х годов и в Казахстане и, особенно, в Киргизии шел процесс целенаправленного разрушения производительных сил» - говорит Сариев – «Стоит внимательно присмотреться к тем, кто теперь составляет активно действующую часть так называемых «элит» в Казахстане и Киргизии – в основном это те, кто активно  участвовал в «прихватизации» 90-х. Это коммунистические и комсомольские номенклатурные работники второго третьего эшелонов, сумевшие вовремя нажиться на ней. Сейчас эти люди стоят у руля власти. Неудивительно, что они испытывают вполне понятный страх потерять не только экономические рычаги, но и часть своего политического влияния, под нажимом более агрессивных и состоятельных российских элит».

Местный бизнес - отчасти в Казахстане и практически полностью в Киргизии - базируется в на спекулятивной торговле китайским ширпотребом. И если в Казахстане в последние годы стало развиваться производство, то в Киргизии бизнес испытывает приступы панического страха - вступление в Таможенный союз просто убьет его. «Естественно, что элиты этому сопротивляются. И эти тенденции активно поддерживаются Западом», - считает Сариев.

Удастся ли России удержать в своей зоне влияния Казахстан и Киргизию, проведя разделение по узбекской и таджикской границе?

Политолог и военный эксперт Токтогул Какчекеев считает, что в Средней Азии идет очень тонкая работа. «Проект «Большая Центральная Азия» у англосаксов провалился. Об этом свидетельствует и поражение в Афганистане и рост антиамериканских настроений у населения стран СА. Тем не менее, Узбекистан занял откровенно проамериканские позиции и фактически стал своеобразным «клином», водоразделом между воюющим Афганистаном и более или менее спокойными Киргизией и Казахстаном. И эти две страны находятся в критической точке принятия наиважнейших решений. Сейчас многое зависит от того, насколько среднеазиатские элиты, руководители стран поймут всю важность момента и перестанут заклеивать себе глаза долларовыми бумажками», - говорит Какчекеев.

Михаил Александров