Дворкович против Белоруссии?

Москва снова требует от Лукашенко дешево продать ей белорусские предприятия, угрожая закрыть нефтяной кран. Новая «нефтяная война» может обернуться для белорусов потерей денег, а для россиян – исчезновением белорусских товаров.

Москва снова требует от Лукашенко дешево продать ей белорусские предприятия, угрожая закрыть нефтяной кран. Новая «нефтяная война» может обернуться для белорусов потерей денег, а для россиян – исчезновением белорусских товаров.

Короткое перемирие между Москвой и Минком снова подходит к концу. Белорусские власти обвиняют вице-премьера правительства РФ Аркадия Дворковича  в «нефтяном» шантаже. Как заявил агентству "Интерфакс-Запад" источник в правительстве Белоруссии, Москва снова увязывает поставки нефти на этот год с вопросами приватизации белорусских промпредприятий, что противоречит соглашениям в рамках Единого экономического пространства Беларуси, России и Казахстана. По словам белорусского чиновника, "данная позиция белоруской стороны в равной степени разделяется крупными российскими нефтяными компаниями, которые осуществляют прямые поставки нефти в Беларусь и давальческую переработку нефти на белорусских НПЗ".

Собеседник напомнил, что в соответствии с подписанным в декабре 2010 года соглашением по развитию общего рынка нефти в рамках ЕЭП, на подписание индикативных нефтяных балансов уполномочены компетентные органы: от Беларуси – Минэкономики и концерн "Белнефтехим", от России – Минэнерго, от Казахстана – министерство нефти и газа. В декабре 2011 года российскими нефтяными компаниями, с одной стороны, и Минэкономики Беларуси, концерном "Белнефтехим", белорусскими НПЗ - с другой, был подписан протокол, которым были согласованы условия поставок нефти в Беларусь до 2016 года.

Между тем, "российская сторона в лице перевела нефтяные переговоры на правительственный уровень, увязывая их с решением вопросов по участию не имеющих отношения к нефтяному рынку компаний РФ в приватизации белорусских госпредприятий", - подчеркнул источник. По его мнению, "данная протекционистская политика российского вице-премьера в целом противоречит интеграционной политике, которая реализуется президентами наших стран".

Он также утверждает, что "протекционистская политика Дворковича сказалась и на нефтяных отношениях России с Казахстаном – эта страна прекратила покупку российской нефти и импорт российских нефтепродуктов".

Собеседник также констатировал, что отсутствие конкретных договоренностей по годовому балансу поставок нефти оказывает негативное влияние на деятельность как российских, так и белорусских профильных компаний. "Российские компании, с учетом высокой эффективности их бизнеса, заинтересованы в расширении нефтепереработки в Беларуси. Белорусским НПЗ также необходимы гарантии загрузки мощностей. Но в условиях отсутствия нефтяного баланса участники рынка с обеих сторон не могут подписать договора на год, что дестабилизирует их деятельность", - пояснил источник.

Он напомнил, что руководство Минэнерго РФ в апреле заявило о готовности согласовать и подписать годовой нефтяной баланс с Беларусью до 15 июня этого года. "Пока переговоры с Минэнерго РФ продолжаются в конструктивном русле, но в околоправительственных российских СМИ появляется информация о возможном сокращении поставок нефти в связи с паузой в диалоге по приватизации", - отметил собеседник.

При этом он подчеркнул, что белорусская сторона "безусловно выполняет свои обязательства по поставке нефтепродуктов на российский рынок в соответствии с потребностями, которые определяет Минэнерго РФ". Так, за 4 месяца поставки белорусских нефтепродуктов в РФ превысили 500 тыс. тонн.

По словам источника, чтобы избежать возможного обострения отношений в нефтяной сфере, "белорусские и российские профильные компании предлагают вернуть переговорный процесс на прежние рельсы, то есть на уровень, определенный соглашениями по созданию ЕЭП".

Напомним, что Белоруссия и Россия пока не смогли подписать индикативный баланс поставок нефти на 2013 год. Белорусская сторона запрашивает на этот год 23 млн тонн (по 5,75 млн тонн ежеквартально), российская сторона ранее констатировала готовность поставить 18,5-21,5 млн тонн нефти. На I-II кварталы поставки согласованы в объеме 5,75 млн тонн.

Между тем, Александр Лукашенко 19 апреля заявил о неготовности белорусской стороны к приватизации своих промпредприятий в данное время с учетом негативного влияния глобального кризиса на оценку активов и просил "братьев" с российской стороны "не наклонять" Минск по этому поводу. По его словам, Минск не готов сейчас продавать ни МАЗ, ни другие активы, поскольку "потребности в этом нет", а потенциальные покупатели предлагают "бандитские" условия.

Дело, впрочем, не только в приватизации. Непростая история белорусско-российских нефтяных отношений началась уже много лет назад. Краткая ее суть такова. Во время бума цен на нефть Лукашенко модернизировал два государственных нефтеперерабатывающих заводах - в Новополоцке и Мозыре - и стал покупать в России нефть не только и не столько для того, чтобы снабжать нефтепродуктами своих потребителей, сколько для того, чтобы наладить устойчивый приток валюты в страну. Затея получилась: уровень переработки нефти на белорусских НПЗ уже превышает 90%, хотя на российских редко дотягивает и до 70%. Белоруссия зарабатывает на продаже нефтепродуктов на Запад (основными покупателями считаются Литва, Венгрия, Нидерланды) миллиарды долларов, переправляя в Европу в виде бензина, дизеля и других горюче-смазочных материалов порядка 1,4 млн тонн топлива. Так уж сложилось, что около трети доходной части белорусского бюджета формируется как раз за счет дохов, получаемых от торговли нефтепродуктами.

Дальше - больше. Белоруссия стала не только торговать нефтепродуктами, но и перепродавать на Запад достающуюся ей по дешевке россиийскую нефть.

Москву, разумеется, такие успехи белорусских нефтяников не могут не смущать. Москва изначально ввела экспортные пошлины на нефть - чтобы лишить Белоруссию возможности реэкспорта своей нефти.

В разгар белорусского валютного кризиса местные нефтяники нашли выход: сырую нефть стали продавать под видом разбавителей и растворителей, по сути, занимаясь контрабандой. Москва начала собственное расследование, и через время белорусским официальным лицам пришлось признать, что они обманывали партнеров. Кремль, разумеется, ввел новые ограничения на поставки нефти в Белоруссию, не только лишив ее возможности зарабатывать на контрабанде сырья, но и отобрав возможности по части экспорта. Минск просит порядка 20 млн тонн нефти в год, а Москва настаивает на том, что объем внутреннего потребления черного золота внутри Белоруссии составляет всего 9 млн. А раз так, то она и будет поставлять партнеру на льготных условиях только эти 9 млн тонн. Остальное - по мировым ценам.

Разумеется, если Белоруссия будет торговать нефтепродуктами исключительно по рыночной логике, страна потеряет львиную часть своих валютных доходов. К чему это приводит в таком маленьком, бедном и экономически неустойчивом государстве, как Белоруссия, все мы знаем: новый виток взрывной инфляции, девальвация валюты, нищающие пенсионеры и учителя. Лукашенко, чья политическая стабильность целиком и полностью зависит от благосостояния народа  и его стабильной жизни, допустить такого положения дел не может. Но очевидно, ему в очередной раз придется спорить с Москвой насчет права торговать ее сырьем и продуктами из его переработки.

"Качели" белорусско-российских отношений не меняют характера своего движения уже много лет. Кремль давит на Лукашенко, требуя от него скорейшей распродажи самых значимых госактивов: двух НПЗ, "Беларуськалия", мощных химических предприятий, заводов по сбору машин и оборудования. Батька, защищающий интересы народа, приватизации не хочет по целому ряду причин. Во-первых, он не собирается отдавать заводы со скидками, как того хочет Россия. Хочешь что-то купить в Белоруссии - будь готов платить справедливую, рыночную цену. Во-вторых, Лукашенко прекрасно понимает, что как только руководимое им государство останется без собственности, его дни как политика будут сочтены.

Так что этот конфликт не может разрешиться просто и быстро. А значит, белорусам придется в очередной раз потуже затягивать пояса и готовиться к новым проблемам. Это они уже проходили: и торговые "войны", из-за которых белорусы не могли нормально сбывать свою продукцию в России, и информационные провокации, и срыв масштабных инфраструктурных проектов (в Белоруссии россияне сейчас строят первую в стране АЭС), и нежелание выдавать очередные транши кредитов, по которым уже вроде как договорились давно. Устоят ли "зайчик" и белорусская стабильность, сейчас, как и прежде, целиком зависят от изворотливости белорусского Батьки.

Что до россиян, то им, возможно, придется привыкать к отсутствию полюбившихся белорусских товаров на полках своих магазинов. Кремль во времена обострения конфликтов уже неоднократно запрещал импорт белорусского молока, мяса, других продуктов питания.

В Белоруссии сейчас всерьез опасаются, что запреты могут коснуться и белорусского оборудования, белья, одежды, обуви, мебели. Пока политики ругаются за миллиарды, люди будут ощущать все макроэкономические последствия на себе.

Максим Швейц


Ранее на тему Россия и Казахстан подпишут меморандум о строительстве АЭС

СМИ: В Белоруссии готовят декрет об ограничении оборота доллара и евро